Шанс получить автомобильную фирму мирового масштаба еще не упущен

Ирина Сидорина
корреспондент Expert.ru
17 декабря 2021, 14:29

Ограничительные меры, применяемые против отечественных предприятий, грозят потерей конкурентоспособности российской промышленности в ближайшие 10-15 лет. Оснований полагать, что санкции могут быть сняты в ближайший период, ни у кого не возникает, поэтому придется думать о нивелировании негативного эффекта. Но для этого требуется изменение приоритетов правительства и ЦБ.

Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС
Россия. Нижний Новгород. Во время посещения Горьковского автомобильного завода президентом РФ Владимиром Путиным 6 декабря 2017 года

Несмотря на то, что постпандемийное восстановление мировой экономики продвигается со скрипом и самым логичным решением было бы забыть о старых распрях и объединить усилия для выхода из кризиса, некоторые страны упорно цепляются за старые, уже доказавшие свою неэффективность инструменты. За санкции. Как заявила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, ЕС готов в сотрудничестве с партнерами и, в частности, с США, расширить ограничительные меры в отношении России. Понятно, что Вашингтон в данной ситуации не просто «партнер», а, скорее, инициатор эскалации санкционного давления. Об этом говорит уже тот факт, что по информации Bloomberg против таких действий высказались крупнейшие страны Евросоюза: Германия, Франция, Италия и Испания. Они полагают, что переговоры – гораздо эффективнее. Только вот Соединенным штатам не нужно достижение консенсуса. 

«Нагнетаемая санкционная спираль США направлена на блокирование работы бюджетообразующих предприятий нашей страны. В санкционный список США попали отечественные бизнесмены, поддерживающие конституционное устройство, суверенитет, государственную политику России и руководство страны», – поясняет доцент программы «Международная экономическая безопасность» Института мировой экономики и бизнеса РУДН Хаджимурад Белхароев.  

Один из ярких примеров такого давления – меры, предпринимаемые американским Минфином против Олега Дерипаски и Группы «ГАЗ». Бизнесмен, что называется «попал под раздачу» в 2018 году.

«Угроза американских санкций в отношении российской компании возникла в апреле 2018 года, когда под ограничения попали компании Олега Дерипаски. Озвученная причина – «злонамеренная деятельность РФ», но нужно понимать, что изначальные геополитические причины – более глубокие», – поясняет первый вице-президент Опоры России Павел Сигал, добавляя, что бизнесмен, пытаясь вывести заводы из под удара, отказался от контроля над компаниями а также подал в суд на американское министерство финансов с требованием о снятии ограничений.

Дамоклов меч

Но добиться этого в полной мере пока не удалось. Из «черного списка» убрали ряд компаний, но «Группа «ГАЗ» - крупнейший российский производитель коммерческого транспорта – осталась в списке. В отношении нее Вашингтон пошел лишь на отсрочки от полномасштабного введения санкций. Очередная истекает совсем скоро – 26 января 2022 года.

Впрочем, легко сказать «отсрочка» – если говорить про «ГАЗ», то компания уже не первый год находится под дамокловым мечом. И краткосрочные лицензии Министерства финансов США, которые позволяют компании работать с зарубежными поставщиками и контрагентами, в реальности не дают возможности вести долгосрочное сотрудничество с ними и ведут к прямым финансовым потерям. 
«Конечно, в таких условиях работа группы компаний возможна не в полную силу: только из-за прекращения сотрудничества с Daimler потери могут составлять миллиарды рублей», – рассуждает Сигал.

Сотрудничество с Daimler началось в 2010 году, инвестиции с немецкой стороны превышали 100 млн евро, российская сторона вложила более 90 млн. В 2013 году начался выпуск коммерческих автомобилей Mercedes-Benz Sprinter. Для этого на производствах ГАЗа в Нижнем Новгороде было организовано производство полного цикла, включающего сборку, окраску, сварку и штамповку. Тогда же на Ярославском заводе было организовано производство моторов для этих автомобилей. Теперь эти мощности законсервированы и простаивают. Заморожены перспективные проекты с Фольксваген, с которым планировалось помимо существующей контрактной сборки локализовать компоненты, развивать экспорт.

Предприятия Группы постоянно лихорадит из-за перебоев в поставках импортных компонентов. В прошлом году из-за санкций и кризиса, связанного с пандемией, «ГАЗ» неоднократно приостанавливал работу и переходил на 4-дневный режим работы – не хватало заказов. Огромные потери есть и по экспортному направлению. Несмотря на временные лицензии, многие партнеры в тех странах, которые сильно зависят от США, отказываются работать с «ГАЗом». Они боятся Вашингтона больше, чем текущей упущенной выгоды. Если бы не санкции, «ГАЗ» поставлял бы за рубеж как минимум вдвое больше. И дело не только в текущей выручке, экспорт расширяет горизонты, позволяет наращивать производство. Он дает возможность с уверенностью смотреть в будущее. В общей сложности финансовые потери заводов Группы «ГАЗ» от санкций уже оцениваются в миллиарды рублей.

Санкциям вопреки

Но проблема не только в финансах. Каждый проект – это рабочие места, это благополучие целых семей, а иногда и городов.  
По мнению экспертов, именно в этом причина ожесточенных нападок Вашингтона на «ГАЗ», ведь, по сути, это не ключевой актив Олега Дерипаски. Но бизнесмен планировал уже в ближайшее время вывести компанию на уровень мировых брендов и стать одним из крупнейших производителей коммерческого транспорта.  «ГАЗ» мог стать серьезным конкурентом в своем сегменте, это, очевидно, не понравилось американским коллегам. Но дело не только в устранении потенциального соперника, а в высокой социальной значимости предприятий. 

«Закрытие завода обернется социальным напряжением в обществе, так как десятки тысячи наших соотечественников потеряют рабочие места по всей стране. Смежные предприятия, которые производят детали для сборки автомобилей, находятся по всей стране. Государство получит дополнительную социальную нагрузку и потеряет налоговые отчисления», – говорит Хаджимурад Белхароев. 

Сама Группа, несмотря на серьезное давление, не отказалась за время санкций ни от одного своего социального проекта. Компания реализует комплексный проект по благоустройству Автозаводского района в Нижнем Новгороде, строит спортивные комплексы, оснащает поликлиники и школы, модернизирует общественные пространства, помогает сотрудникам улучшать жилищные условия. Только в 2021 году «ГАЗ» вложил в социальные программы и благотворительность в Нижнем Новгороде больше 1 млрд рублей.

Так далеко не уехать

При этом компания продолжает и развитие производства, и запуск новых продуктов. 

Например, в этом году было создано новое поколение автомобилей на цифровой платформе ГАЗель NN. В предыдущие годы на предприятии были инвестированы миллиарды рублей в производственные технологии. Построены  высокотехнологичные комплексы сварки, окраски, штамповки, рабочие освоили стандарты качества, которые применяются на заводах крупнейших автопроизводителей во всем мире, была расширена география продаж - техника «ГАЗ» стала поставляться в 40 стран мира. Но одно дело – развиваться, борясь с волнами. Другое – оказаться в полном штиле из-за полномасштабных санкций.

Если ограничительные меры Вашингтона все-таки вступят в силу, с «ГАЗом» вынуждены будут перестать работать зарубежные поставщики. Последствия санкций будут иметь эффект разорвавшейся бомбы для российской автомобильной отрасли, включая поставщиков и смежников, с которыми работает Группа «ГАЗ». Это, по разным оценкам, не меньше 500 тысяч человек. Вместе с семьями – не менее полутора миллионов.

Насколько велик риск того, что вместо очередной отсрочки Вашингтон все-таки запустит полноценный санкционный режим? По мнению Павла Сигала, такой сценарий все-таки маловероятен. 

«В январе 2022 года отсрочка может быть введена в очередной раз. Так как в условиях кризиса государства стараются смягчать требования, чтобы не спровоцировать волнения на мировом рынке», – рассуждает первый вице-президент Опоры России.

Но и на то, что в условиях мировой нестабильности Штаты откажутся от излюбленного инструмента, надежды практически нет, полагает Хаджимурад Белхароев. Эксперт считает, что Соединенные Штаты продолжат через санкционное давление пытаться вывести из хозяйственного оборота основные производственные мощности, подорвать экономическую и социальную безопасность. 

В таких условиях правительству, упорно задающему курс на повышение конкурентоспособности отечественных предприятий и Центробанку, который сконцентрировался на борьбе с инфляцией, не грех задуматься и об этом аспекте. Развивать экономику в долгосрочной перспективе можно лишь стимулируя инвестиции в отечественное производство. Для этого нужны стабильные, понятные правила игры для бизнеса и, конечно, доступные кредиты.

Но все это не коррелирует с текущей экономической политикой. И такой диссонанс может слишком дорого обойтись нашей стране в среднесрочной перспективе. Запрет на поставки технологий уже через 10-15 лет приведет к потере конкурентоспособности в тех областях, где мы пока еще если не лидируем, то удерживаем позиции. И могли бы их упрочить. Именно об этом со всех трибун и на всех площадках говорят эксперты, промышленники, политики. Это тот самый ключевой элемент подготовки к энергопереходу, который заберет у нефти статус «товара №1». Но именно этого почему-то упорно не замечают в правительстве.