WSJ: События в Казахстане показали, что Россия превосходит Китай по влиянию в Средней Азии

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
11 января 2022, 10:35

Пекин вложил в регион громадные средства, но сейчас китайские инвестиции все больше зависят от Москвы, которая защитила власть в Казахстане.

Валерий Шарифулин/ТАСС

Центральную Азию считает своим стратегическим задним двором не только в Москве, но и в Пекине. Постепенно между Россией и КНР сложилось неофициальное разделение обязанностей: Москва обеспечивает безопасность региона, а Пекин – помогает развиваться центрально-азиатским экономикам.

Несмотря на растущую военную мощь Поднебесной и недавние попытки Пекина расширить свое влияние январские события в крупнейшей экономике Центрально-Азиатского региона (ЦАР) вновь показали, считает Wall Street Journal (WSJ), кто является региональным лидером в сфере безопасности.

Россия отправила в Казахстан 5 января военный контингент в течение всего нескольких часов после просьбы президента Касыма-Жомарта Токаева, Китай же предложил помощь северному соседу лишь 10 января во время телефонного разговора между главой МИД КНР Ван И и его казахстанским коллегой Мухтаром Тлеуберди. Произошло это уже после того, как стало очевидно, что кризис миновал и власти в Казахстане ничто не угрожает.

КНР вложила за последнее десятилетие в экономику Казахстана и остальных государств региона десятки миллиардов долларов, главным образом, в добычу нефти, газа и других полезных ископаемых. ЦАР играет очень важную роль в геополитических планах Пекина. Именно во время визита в Казахстан в 2013 году Председатель КНР Си Цзиньпин объявил о проекте «Один пояс – один путь». У президента Токаева, пожалуй, самые лучшие среди центрально-азиатских коллег отношения с китайским руководством. Он, напомним, еще во времена СССР начинал карьеру дипломата в КНР и свободно говорит на китайском языке.

Тем не менее, Китай сейчас, по крайней мере, еще не может защищать в трудную минуту своих союзников в регионе. По словам эксперта по Китаю из Московского Центра Карнеги Александра Габуева, российские десантники защищают в Казахстане китайские экономические интересы.

Стремительное появление российских военных в Казахстане, считает китаист аналитического центра Heritage Foundation Дин Чэн, показало новые риски для Пекина и может способствовать усилению конкуренции с Москвой в сфере безопасности, потому что китайское руководство сейчас не может не понимать уязвимость своих громадных инвестиций в ЦАР.

Помощь Китая Казахстану и другим государствам региона в сфере безопасности ограничивается технологиями наблюдения и распознавания лиц и системами контроля над связью, которые теоретически могут задушить любой протест в зародыше.

«Китай готов укреплять сотрудничество с департаментами защиты правопорядка и безопасности Казахстана, усиливать двустороннее сотрудничество против вмешательства извне, поддерживать политические системы и безопасность и предотвращать «цветные» революции»,- заявил в понедельник, 10 января, официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь.

Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан входят вместе с Россией, Белоруссией и Арменией в ОДКБ. Именно членством в ОДКБ и воспользовался президент Токаев, когда просил о военной помощи Москву.

В ШОС, еще одну региональную организацию, кроме центрально-азиатских стран и России, входит и Китай. Члены ШОС обмениваются разведданными и совместно готовят военных к борьбе с террористами, но в уставе ничего не говорится о военной составляющей союза. В последние годы Пекин направил в отдаленные районы Таджикистана, связывающие Афганистан с Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР), контингент Народной вооруженной полиции (РАР), а также увеличил поставки оружия и военной техники ряду стран региона. У Москвы же имеется солидное военное присутствие в Таджикистане и Кыргызстане.

В столицах центрально-азиатских государств настороженно, считает WSJ, относятся к Москве, но еще большее подозрение вызывает у них Пекин. В странах региона критически относятся к политике китайских властей по отношению к этническим уйгурам, казахам и киргизам в Синьцзяне. Особенно недовольны положением нацменьшинств в Синьцзяне, естественно, в Казахстане, куда в XIX веке эмигрировали сотни тысяч уйгуров. В Казахстане также живут более 100 тыс. этнических казахов, эмигрировавших оттуда в последние 30 лет. В последние годы у посольства КНР в Казахстане прошли несколько акций протеста в отношении политики Пекина в Синьцзяне.

Не исключено, считает аналитик Aperio Intelligence Жорж Волошин, что тревога за судьбу казахского населения СУАР в определенной степени будет сдерживать сотрудничество между Казахстаном и КНР в сфере безопасности. Он считает, что отношение к Китаю и китайцам в Казахстане критическое, а к России несмотря на непростое прошлое относятся значительно лучше.