Казахский Майдан. Алма-Аты в огне

Петр Скоробогатый
заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»
5 января 2022, 13:20

Ситуация в Казахстане продолжает выходить из-под контроля властей. В Алма-Ате протестующие штурмуют правительственные здания, введено чрезвычайное положение. Горят здания президентской резиденции, акимата (местной мэрии), прокуратуры, филиала правящей партии «Нур Отан» («Свет отечества»), председателем которой является действующий президент Касым-Жомарт Токаев. Город закрыт, изолирован и переведён под управление начальника полиции. Введена армия. Слышна стрельба, взрывы светошумовых и газовых гранат. Похожие кейсы происходят сейчас ещё в нескольких крупных городах. Столицу Нур-Султан спешно закрыли на чрезвычайное положение на две недели.

AP Photo/Vladimir Tretyakov/ТАСС
Казахстан. Алма-Ата. Сотрудники полиции и участники акции протеста против повышения цен на сжиженный газ

Многочисленные митинги и акции протеста развернулись ещё четвёртого января практически по всей стране. Первоначально звучали экономические требования, в частности, по снижению цен на газ. Однако вскоре их сменила россыпь политических деклараций самого разного содержания. В каждом городе и регионе своя повестка. Поэтому дать единую оценку ситуации очень сложно. Не видно координаторов и лидеров для всего протеста. 

В эти часы решается очень многое. Власть уступила в первом раунде: проиграла силовое противостояние, объявила о снижении цен на газ, в отставку ушло правительство. Митингующих это не остановило. Если сегодня беспорядки не будут локализованы, а правительственные здания защищены, власть окончательно лишится монополии на насилие, система может рухнуть. Уже распространяются видео, как силовики переходят на сторону протестующих, отдают арестованных толпе, публично поддерживают лозунги. У полиции отбирают оружие и служебные машины, даже бронетранспортёры.  

В некоторых городах разгораются жёсткие стычки силовиков и протестующих, в других, на западе, чиновники и полицейские выходят из правительственных зданий навстречу бунтующим и братаются. Пока это локальные инциденты. Огнестрельное оружие применяется очень локально.  

Как все началось 

Формальной причиной для старта акций протеста стало резкое повышение цен на газ в стране — с 60 до 120 тенге (с 9 до 20 рублей) за литр. В Минэнергетики Казахстана пояснили, что это давно запланированное повышение, связанное с ростом спроса и стагнацией производства. Есть попытки обвинить в ценовом ралли и российский «Газпром». Однако пока Россия не является фактором казахской революции. 

Акции в Казахстане начались 2 января с города Жанаозен на западе Казахстана. Жители вышли к администрации и перекрыли движение. Требовали снизить цену на газ. 

К 4 января «загорелось» несколько западных территорий. Сначала это были просто митинги, а протестующие представляли в основном работники нефтегазовой отрасли. Впоследствии начались стычки с полицией. Помимо экономических лозунгов зазвучали «Шал, кет!», то есть: «Старик, уходи!», адресованный Назарбаеву. А также религиозный «Алах Акбар».  

Актау, Атырау, Жанаозен — Западный Казахстан специфическая территория. Здесь расселены представители младшего жуза, одного из трех родоплеменных объединений Казахстана. Они наименее представлены во власти и бизнесе страны, лишены влияния в столице, поэтому особенно боевиты и оппозиционны. Именно на этой территории регулярно происходят стачки и протесты, часто с жертвами и сотнями арестов. Что объясняется ещё одним фактором: на западе добывают нефть и газ, а население живёт крайне бедно.  

Ранее, в 90-х и нулевых силовики открывали огонь на поражение в Мангистауской области на юго-западе Казахстана, в Жанаозене. Это происходило как раз во время протестов местных нефтяников по тем же социально-экономических вопросам. Протестов, которые выливались в беспорядки, погромы, поджоги, нападения на правительственные здания. Такое здесь не впервой. 

Здесь нет русских, мало распространён русский язык, много националистов, салафитов и всевозможных радикалов. Говорят, здешние казахи отметились даже в войне на русском Кавказе. Такая картина позволяет ряду экспертов обвинять в сложившейся ситуации казахское правительство, которое постоянно зажимало русский язык и потворствовало радикалам. В итоге одни были ущемлены, а другим казалось мало уступок.  

Как бы то ни было, сначала власть вернула к прежнему уровню цену на газ в Мангистауской области, где начались протесты. Волнения не утихли. И к концу вторника бунтовал уже даже север Казахстана.  

Президент Касым-Жомарт Токаев обратился к нации и попросил проявить благоразумие, не поддаваться на провокации. Взамен пообещал учесть все требования. Но и это не подействовало на протестующих. 

Что это было 

Такого стремительного разворачивания протеста по всей стране никто не ожидал. Имеются все признаки «цветной революции», но это не она: причины и акторы внутренние, но, конечно же, последствия и сам процесс волнений будут использованы внешними игроками.  

Впрочем, остаются вопросы о том, кто координирует людей в разных городах — а речь идёт о толпах в десятки и даже сотни тысяч человек. В страну пришла известная по Белоруссии подрывная информационная сеть NEXTA, которую финансировали ранее с территории Польши, а теперь используют по всему постсоветскому пространству. В сетях появились стандартные листовки-методички о поведении на массовых акциях протеста и провоцировании конфликтов с силовиками. 

Таких конфликтов и правда много — насилие бьёт через край. В ход идут доски, булыжники, кулаки. Тогда как в ряде городов страны полиция по западному примеру даже не вооружена дубинками, не говоря об огнестрельном оружии.   

Похожие народные выступления под экономическими лозунгами, в принципе, можно встретить исторически совсем недавно, в том же 2019 году. Но они были локализованы, не затрагивали столицы, имели клановую специфику. За два года ситуация в целом стала тяжелее: коронакризис, ограничения и потеря рабочих мест, инфляция, проблема с рабочими местами — всё это есть в Казахстане, но вовсе не в той критической массе, которая приводит к массовому бунту. Нет никаких явно кризисных явлений и в политической жизни, какого-то катастрофического непонимания между властью и населением.  

Возможно, имеет место кумулятивный эффект: недовольны все группы населения понемногу: и нищающее население, и большой процент безработной молодёжи, и бизнес, и антиваксеры, и элиты. В итоге локальный протест был подхвачен всей страной без одной явной причины. При этом общество не консолидировано, а социальные группы преследуют разные интересы. 

Но всё же, надо констатировать, что даже имеющегося комплекса объяснений недостаточно. Главные вопросы для понимания происходящего: почему так быстро, буквально за несколько часов, зажглась в целом стабильная страна, почему так быстро посыпалась силовая система и так быстро отступило правительство. И наконец: что на самом деле вывело людей на улицы? 

Сегодня главной гипотезой в поиске причин казахского Майдана остаётся межклановая война. Говорят, что формат транзита власти был не принят основными элитными кругами. Однако эта часть политической реальности хорошо скрыта от исследователей, поэтому сегодня возникает масса взаимоисключающих версий: революцию придумал Токаев, или семья Назарбаева, а может — новые элиты, недовольные отсутствием лифтов или неделимыми активами государства.   

Взгляд из России 

Москва пока никак не вмешивается в происходящее в Казахстане. Судя по всему, идут непубличные переговоры Кремля с казахскими властями. 

Для России казахский Майдан сулит массу головной боли при любом разрешении кризиса. Казахстан оставался последним островком стабильности на постсоветском пространстве, который давал пример бесконфликтного транзита власти при понимании и принятии населением условий общественного договора. Теперь множество новых вводных поступает для редакторов нашего, отечественного транзита. При том что, конечно, никакой прямой кальки быть не может — у соседей куда более рыхлая, нестабильная и даже безответственная элита, а также тяжёлый кланово-национальный фактор и дефицит экономических ресурсов для купирования проблем.   

Ещё одна проблема — миллионы русских, проживающих в Северном Казахстане. Если революция случится, Москве придётся решать, стоит ли принимать меры для защиты соотечественников или объявлять масштабный план эвакуации. 

Обращает внимание, как не вовремя случился политический кризис: накануне важнейших переговоров у ближайшего союзника, России. Переговоры России, США и НАТО о красных линиях, ультимативно начертанных Москвой вокруг зоны своей безопасности, пройдут на неделе, начинающейся 10 января. 

Большой соблазн увидеть в казахских событиях яркий сигнал для России и руку Запада в организации беспорядков. Пока таких признаков нет, но и понимания причин конфликта мы пока не имеем. Понятно, что ни Китай, ни Россия не заинтересованы в дестабилизации Казахстана, а происходящие события с новой силы разжигают борьбу за контроль над Средней Азией.   

Впрочем, есть и естественные причины нестабильности в ближайшем поясе соседей России: поколенческий сход с олимпа как постсоветских элит, так и отстроенных ими постсоветских моделей власти, хрупкость которых провоцирует неминуемые взрывы — Украина, Армения, Киргизия, Таджикистан, Белоруссия, Молдавия, все прошли через системную «ломку».