Для американских акций начался непростой месяц

Глеб Баранов
2 февраля 2022, 08:28

Американские акции показали в конце января — начале февраля лучшее трехдневное ралли с 2020 года. Но индексы все еще в минусе с начала года, до подъема ставки ФРС осталось недолго, а наступающий месяц — исторически один из самых тяжелых для рынка США.

JUSTIN LANE/EPA

Американские акции ярко демонстрируют сезонную аномалию, известную как «эффект конца месяца»  рост под занавес одного месяца и в первые дни следующего. Очень быстрый подъем котировок начался еще в пятницу, 28 января. 1 февраля должен был пойти третий его день, но темпы роста во вторник резко упали.

Индекс Nasdaq Сomposite весь день пытался преодолеть мощное сопротивление, к которому подобрался накануне, а в итоге смог лишь закрыться в плюс (0,75%). S&P 500 прибавил 0,69%, а Dow Jones Industrial Average — 0,78%. И все же в целом это было лучшее трехдневное ралли американских акций с 2020 года.

Эффект конца месяца объясняют по-разному: совпадениями, притоком новой ликвидности, а то и календарем экономической статистики. Но циники говорят, что это последствия window dressing — традиционного для структур, управляющих деньгами, «украшения витрин» (оно же очковтирательство). С целью произвести благоприятное впечатление на клиентов они могут скупать какие-то акции перед отчетной датой. В основном речь идет о годовых или квартальных итогах, но и началу месяца перепадает.

Однако в данном случае трудно переоценить фактор закрытия коротких позиций по акциям. Их объем в январе на фоне распродаж технологических акций вышел на многомесячные максимумы — и покупки для их покрытия, естественно, тоже были велики. Начали возвращаться на рынок и некоторые инвесторы, посчитавшие, что падение уже достаточно велико: все-таки для S&P 500 этот январь выдался худшим с 2009 года.

И все же основная причина январского падения — опасения чрезмерного ужесточения политики ФРС — с рынка никуда не делась. Во вторник вновь пошли разговоры о том, что подъем ставки в марте может составить сразу 50 базисных пунктов. Пока это не в цене. Согласно CME FedWatch Tool, срочный рынок оценивал во вторник вероятность такого события в 9,5%. Но вот шансы на то, что уже на майском заседании ставка будет поднята во второй раз, в итоге переместившись из текущего диапазона 0—0,25% в область 50-75%, оценивались, как серьезные — 72,3%.

«Мы начинаем февраль с непростого перемирия между покупателями и продавцами после жестокой коррекции, которую пережили в прошлом месяце, - цитировал Bloomberg директора по исследованиям FBB Capital Partners Майка Бейли. — Забегая вперед, думаю, инвесторам кажется, что нога Джея Пауэлла — в дюймах от педали. Получит ли рынок нежное нажатие? Или ФРС ударит по тормозам?»

Между тем февраль и без того считается одним из худших месяцев в году для американских акций. Он, конечно, не сравнится с сентябрем (Dow за более чем век терял в первый осенний месяц в среднем около 1%). В феврале его потери составляют лишь доли процента. И все же.

S&P 500, который за последние 20 лет вырос более чем втрое, 9 раз падал в этом месяце в период с 2001-го по 2021 год. По сумме всех февралей он потерял чуть менее 5%, то есть в среднем примерно по 0,25% в каждом. Большинство этих падений пришлось на очень непростые для фондового рынка годы, но и 2022-й имеет все шансы запомниться в таком качестве. На более длинной дистанции статистика фиксирует падения немного чаще, чем в 21 веке, но достаточно еще одного в этом году, чтобы все точно сошлось.

«Мы начинаем февраль на традиционно слабой ноте, поскольку это исторически второй по тяжести месяц года для S&P, демонстрирующий в среднем незначительное снижение и растущий только в 53% случаев, — говорил во вторник главный инвестиционный стратег CFRA Сэм Стовалл. — Хуже только более глубокое среднее снижение в сентябре. Еще сильнее портит дело то, что в феврале падение обычно бывает заметнее, если оно следует за январским».