Мировые акции: ралли накануне инфляции

Глеб Баранов
10 марта 2022, 09:24

Акции ЕС и США показали лучший день с 2020 года: инвесторы сочли, что массированные распродажи вполне отразили влияние антироссийских санкций на экономику. Но уже сегодня, вероятно, объявят, что инфляция в США вышла в феврале на максимум с января 1982-го. В марте она вернется в 1981 год.

Richard Drew/AP/TASS

Истерические взлеты котировок после больших обвалов – не редкость, а падение европейских акций на фоне спецоперации на Украине было, что ни говори, самым мощным в мире. Неудивительно, что и их рост в среду вышел самым впечатляющим – особенно там, где ранее было особенно мрачно. Германский индекс DAX, для которого на этой неделе начинался медвежий рынок (минус 20%), взлетел на 7,92%, французский CAC 40 – на 7,13%, а итальянский FTSE MIB – на 6,95%. Для европейских акций это был лучший день со времен взлета со дна обвала марта 2020 года.

В США акции росли тоже очень быстро, хотя и не настолько. Dow Jones Industrial Average прибавил 2%, S&P 500 – 2,57%, а Nasdaq Composite – все 3,6%. Для S&P 500 и Nasdaq это были лучшие торги с 2020 года, но до мартовских результатов они не дотянули – темпы подъема были максимальными с июня и ноября соответственно.

Рынки лишний раз подтвердили старое наблюдение – самые большие и быстрые деньги зарабатываются тогда, когда перспективы из ужасающих превращаются в просто плохие. Уже начались разговоры о том, что двух недель распродаж акций вполне достаточно для того чтобы в полной мере отразить влияние антироссийских санкций на глобальную экономику. Но на этих торгах было все, а не только появление любителей выкупать дно: и своевременное закрытие шортов, и маржин-коллы, и даже покупки, обусловленные хорошей отчетностью и другими корпоративными новостями. Последние порой бывали довольно специфическими, но котировки реагировали бурно.

Так, акции Polymetal International взлетели на London Stock Exchange на 69,2% после того, как компания объявила, что все ее операции в России и Казахстане продолжаются без перебоев, а санкции против нее маловероятны. Другое дело, что еще в середине февраля эти бумаги стоили в 7,5 раз дороже.

Это ралли поддерживалось обратными процессами на товарных рынках. Там шло снижение котировок. К концу дня нефть Brent теряла более 12%, алюминий – 7%, пшеница – свыше 6%, медь – 3%. Главным виновником была нефть. В моменте она снижалась почти на 20% - до $105,6 за баррель Brent.

Причиной стали сообщения о том, что США нашли возможность заместить российскую нефть за счет Объединенных Арабских Эмиратов. Те заявили, что выступают за увеличение добычи и будут призывать ОПЕК рассмотреть вопрос о повышении ее уровня. На рынке сочли, что острая фаза кризиса позади, но сомнения остались, так что вскоре цена нефти вновь превысила $110 за баррель.

Но и это немало. Такая цена сама по себе несет угрозу для рынков. На следующей неделе ФРС будет принимать решение по ставке (сейчас срочный рынок уверен в ее подъеме на 25 б.п.). Во многом темпы ее повышения в этом году зависят от инфляции. А рост цен на сырье серьезно ухудшил и без того не блестящие перспективы темпов роста потребительских цен как в США, так и в Европе.

В январе американская инфляция вышла на 40-летний максимум – 7,5%. Но в феврале она, очевидно, пошла и дальше. Оценки аналитиков колеблются от 7,7% до 8,1%. Консенсус-прогноз Dow Jones дает 7,8%. Но любая из перечисленных цифр соответствует максимальному уровню с января 1982 года.

Между тем февральский индекс потребительских цен не учитывает последние события. Благодаря росту цен на бензин мартовская инфляция вполне может приблизиться к 9%, а это уже уровень 1981 года. Не реагировать ФРС на подобную динамику не сможет, но любая реакция, как и отсутствие таковой, будет плохой новостью для акций. Это своеобразный цугцванг – каждый ход ухудшает позицию, но и не сделать его нельзя. В итоге возможны: и высокая инфляция, и обрушение в рецессию, и затяжная стагфляция. Лишь один исход очень маловероятен – быстрое возвращение к норме.