Кто разжигает Приднестровье

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
28 апреля 2022, 21:10

В последние дни ситуация в Приднестровской Молдавской Республике — территории, населенной российскими гражданами и охраняемой российскими военными — с точки зрения безопасности обострилась. Она, однако, не обречена развиваться по неблагоприятным сценариям.

Goran Stanzl/PIXSELL/PA Images/ТАСС

Вблизи конфликта 

Особенностью Приднестровья с точки зрения географии является то, что самопровозглашенная республика, в которой находятся российские миротворцы, не имеет выхода ни к России, ни к морю, ни хотя бы к дружественному государству. Приднестровье зажато между Молдавией и Украиной, а сама Молдавия — между Румынией и Украиной.  

С желанием не допустить эскалации обстановки в Приднестровье можно связать недавнее заявление одного из представителей российского командования о том, что сухопутный коридор в непризнанную республику является одной из целей второго этапа российской специальной операции на Украине. То, что опасения эскалации обоснованы, подтвердили события последних дней. 

Взорваны две антенны Приднестровского радиотелецентра в населенном пункте Маяк. Кроме того, из трех ручных гранатометов обстреляно здание Министерства государственной безопасности. Наконец, в ночь с 26 на 27 апреля над военными складами возле села Колбасна были обнаружены дроны. 

В столице республики Тирасполе произошедшее восприняли очень серьезно. «Приднестровье 25 и 26 апреля подверглось террористическим атакам. В связи с этим Совет безопасности республики ввел в стране особый режим — красный режим террористической угрозы. По предварительным данным, следы тех, кто организовывал террористические акты, ведут в Украину», — заявил министр иностранных дел Приднестровья Виталий Игнатьев. Так, выяснилось, что террористы въехали на территорию республики из Украины, минуя пограничные КПП.  

Украинский интерес 

Украинские СМИ вовсю разгоняют мысль о том, что с территории Приднестровья российские войска, там дислоцированные, могут вторгнуться в Одесскую область. Тирасполь называет эти обвинения, мягко говоря, необоснованными. «Мы не являемся угрозой для Украины, и руководство Приднестровья многократно официально заявляло о том, что никаких планов или подготовительных действий в отношении Украины не ведется», — заявил Виталий Игнатьев. Да и в России таких намерений не выражали — дислоцированные в Приднестровье силы имеют международный миротворческий мандат. Однако в Киеве уже давно не мыслят категориями права. Проще говоря, всех судят по себе.

Во-вторых, Украина может хотеть просто создать точку напряженности для Москвы. Отвлечь внимание Российской Федерации от наступления на Донбассе и вынуждать ее срочно готовить операцию по «пробитию коридора» в ускоренном режиме. Есть и предположения что ВСУ хотели бы поживиться таи некими оружейными арсеналами, в основном просроченными. Хотя, казалось бы, столько разговорах о поставкаъ по линии НАТО... Как бы то ни было, Киев старается повысить ставки — вплоть до прощупывания внешней реакции в форме выражения готовности вторгнуться в республику устами советника Зеленского Арестовича.  

Да, это очередное заявление господина Арестовича, сделанное, мягко говоря, в отрыве от реальности. На сегодняшний день все имеющиеся резервы, особенно из числа кадровых военных, Украиной задействованы. А украинский фольксштурм имеет, мягко говоря, крайне невысокие боевые возможности — особенно в случае, если в Приднестровье пройдет мобилизация (по некоторым данным, республика может призвать до 80 тысяч резервистов, доведя свои вооруженные силы до 90-95 тысяч человек). Тем не менее, такие реплики свидетельствуют о намерениях, способных привести к новым опасным эксцессам, наподобие случившихся на днях. 

Перспектива для Молдавии 

Позиция молдавских властей выглядит, тем более на таком фоне, взвешенно. «Урегулирование приднестровского вопроса может быть достигнуто политическим путем и только на основе мирного решения, исключая военные и другие силовые действия», заявили в правительстве Молдавии. 

Кишинев не хочет ввязываться в конфликт. Там не могли не услышать и намек из российского МИД о том, что хотели бы избежать сценария, при котором Москве пришлось бы вмешиваться в ситуацию в Приднестровье. 

В то же время, в Молдавии всячески отрицают какое-то внешнее участие в дестабилизации ситуации в Приднестровье, уверяя, что миру и стабильности никто не угрожает. По мнению президента Молдавии Майи Санду, за терактами могли стоять «заинтересованные в дестабилизации силы» внутри Приднестровья. Аналогичную позицию занимает и Бухарест. «Мы видим в этих событиях провокацию, попытку создать конфликт в этой зоне, которая в настоящий момент, согласно нашему анализу, не имеет шансов на развитие»,  уверяет министр обороны Румынии Василе Дынку.  

В свою очередь, приднестровское руководство предлагает Кишиневу вообще обнулить всяческие предпосылки к дестабилизации ситуации — как сейчас, так и в будущем. То есть признать независимость самопровозглашенной республики. «Я считаю, что мы сегодня находимся в той ситуации, когда руководство Молдовы должно проявить мудрость, адекватный подход к текущим реалиям, осознать эти реалии, сесть за стол переговоров с руководством Приднестровья и подписать окончательный всеобъемлющий мирный договор, где гарантировать взаимное ненападение. Я думаю, на этом мы должны поставить точку и закончить этот конфликт»,  заявил Виталий Игнатьев. 

Гарантом нового статус-кво предложена Россия. «Это то государство, которое обеспечило мир на 30 лет между Молдовой и Приднестровьем и создало основания для политического мирного диалога. Мы ведем его уже на протяжении трех десятилетий. Поэтому Россия, безусловно, пользуется доверием у населения Приднестровья. Я думаю, и у молдавского населения тоже. Поэтому, конечно, мы связываем надежды на мир и безопасность с Российской Федерацией»,  продолжает Виталий Игнатьев.  

Хорошее предложение, остужающее всех внешних поджигателей войны. У политиков в Кишиневу достаточно разумных оснований его обдумать, выступив активной стороной урегулирования.