Мир спешно закупается российской пшеницей

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
4 апреля 2022, 12:58

В марте 2022 года экспорт российской пшеницы вырос в годовом сопоставлении более чем в полтора раза.

Коллаж: Тамара Ларина

Согласно данным Российского зернового союза, в марте наша страна экспортировала 1,914 млн тонн пшеницы, что на 53% больше, чем в аналогичный период прошлого года. Об этом сообщила «Интерфаксу» директор аналитического департамента организации Елена Тюрина. В то же время, отметила она, за счет падения объемов экспорта ячменя и кукурузы общий объем экспорта зерновых оказался меньше прошлогоднего.

«Ячменя было отгружено 130 тыс. тонн против 950 тыс. тонн в марте прошлого года, кукурузы — 282 тыс. тонн против 981 тыс. тонн соответственно,  сообщила Тюрина. — В связи с таким снижением суммарный экспорт зерна в марте текущего года оказался меньше прошлогоднего  2,325 млн тонн против 3,2 млн тонн годом ранее.

По ее словам, по сравнению с февралем этого года тоже идет некоторое снижение, но незначительное. В феврале было отгружено 2,5 млн тонн зерна, в том числе 2,232 млн тонн пшеницы. При этом экспорт ячменя в марте по сравнению с февралем увеличился на 23%, кукурузы на 68%.

Елена Тюрина также сообщила, что всего с начала сезона (с 1 июля 2021 года) РФ экспортировала 35 млн тонн зерна при экспортном потенциале на сельхозгод в 45 млн тонн. 

«То есть, остатки до конца сезона на три месяца — апрель-июнь — составляют почти 10 млн тонн зерна. Пшеницы отгружено 30,6 млн тонн. При экспортном потенциале в 35 млн тонн — а мы эту оценку не меняли — остается отгрузить за три месяца порядка 4,4 млн тонн пшеницы. Получается где-то по 1,5 млн тонн в месяц»,  сказала эксперт.

По ее словам, это реальный объем. «Думаю, что мы его продадим, спрос на него есть,  отметила она. — Экспорт ячменя с начала сезона составил 3,365 млн тонн, и можно еще поставить порядка 1,1 млн тонн. По кукурузе у нас достаточно большой нереализованный экспортный потенциал: экспортировано 1,7 млн тонн из возможных 4,5 млн тонн»,  заявила Тюрина.

По ее словам, в прошлом сезоне за аналогичный период было экспортировано 44,7 млн тонн зерновых, в том числе почти 37 млн тонн пшеницы.

«Снижение экспорта в этом сельхозгоду было ожидаемо — из-за сокращения сбора урожая экспортный потенциал оказался меньше»,  сказала она, уточнив, что отгрузки зерна в июле-марте текущего сезона по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизились на 22%, пшеницы  на 17%, ячменя  на 29%, кукурузы  на 42%.

Без зерновых — никуда 

На данный момент в нашей стране действует ряд ограничений на вывоз пшеницы за границу — от квот и пошлин, до прямого запрета на экспорт (ЕАЭС), напоминает преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий. Но несмотря на это трансграничная торговля российским зерном остается высоко прибыльным бизнесом. Мировая конъюнктура позволяет отечественным продавцам направлять за пределы станы все возрастающие объемы этой продукции сельхозпроизводителей. Тем более, что большой урожай и общее состояние нашего агропромышленного сектора, а также улучшающаяся ситуация с логистикой, позволяют наращивать экспорт. 

Собственно говоря, указывает эксперт, наша страна всегда имела достаточно стабильную возможность отправлять на внешние рынки существенную долю произведенной пшеницы без ущерба для внутреннего потребления. Это во многом предопределило роль России в качестве одного из крупнейших экспортеров зерна. По меньшей мере две трети стран мира импортируют нашу пшеницу. 

Разумеется, столь существенное наращивание экспорта было в определенной степени предопределено восстановлением после «провала» в 2021 году, поясняет Гожий. Это обстоятельство было многократно усиленно ажиотажным спросом на продовольствие во всем мире. На фоне перспективы дальнейшего роста цен на базовые виды продукции сельского хозяйства (на пшеницу, по некоторым оценкам, еще более чем на 20% к концу года), государства, для которых импорт зерновых является основой продовольственной состоятельности, пользуются любой предоставляемой рынком возможностью для пополнения своих запасов. 

Ближе ко второй половине марта цены несколько скорректировались вниз, что простимулировало дополнительный спрос на пшеницу со стороны наших традиционных партнеров — Египта, Турции, Китая и т.д. При этом по стоимостным параметрам с нами могли бы конкурировать лишь Аргентина и Австралия. Однако качество российской пшеницы выше.

При этом, отмечает Гожий, экспортный потенциал не был выбран полностью, что вполне объяснимо. Благодаря существенному ограничению на вывоз пшеницы в ЕАЭС, сразу были отсечены многие посредники. В целом это сыграло позитивную роль для оздоровления рынка. Наценки недобросовестных перекупщиков могли достигать от 20 до 40%. В то же время некоторым производителям требуется время на то, чтобы по-новому настроить сбытовую логистику.

Растущий спрос на сельхозпродукцию на фоне глобальной угрозы нарастания продовольственной проблемы создает устойчивую перспективу сохранения высокой эффективности экспортных операций по зерну, уверен эксперт. 

Спрос на российскую пшеницу будет максимальным

Стоит обратить внимание на следующие факторы, которые могли оказать наибольшее влияние на динамику экспорта пшеницы из России, указывает главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. Если посмотреть на ситуацию на мировом рынке пшеницы, то окажется что не смотря на увеличивающееся потребление этого сырья, производство в мире уже несколько лет остается на уровне 770–780 млн тонн, что, естественно, ведет к сокращению мировых запасов (в 2022 году они оцениваются даже ниже чем в 2021 году и в 2020 году).

В ситуации столь острого дефицита пшеницы, даже несмотря на сокращение посевных площадей в России и, как следствие, снижение производства в нашей стране в сезоне 2021/2022 года с 85,9 млн тонн годом ранее до 75,9 млн тонн, иностранные покупатели предъявляют максимальный спрос на пшеницу. Если добавить сюда еще и потенциальное сокращение посевных площадей пшеницы на Украине примерно на 20% в сезоне 2022/2023, то можно ожидать, полагает аналитик, что спрос на российскую пшеницу в ближайшие месяцы и далее в течение 2022/2023 годов останется крайне высоким. 

Ситуация с ячменем и кукурузой несколько иная, потому что здесь такого драматичного сокращения мировых запасов пока нет, они держатся примерно на одном уровне с 2020 года, объясняет Гойхман. Отсюда и значительно более слабая динамика экспорта этого сырья из России. Однако, учитывая все тот же фактор сокращения украинских посевных площадей, можно ожидать, что когда проблема с посевом станет более очевидной (а этот как раз период май-июнь), то и здесь может произойти достаточно существенный всплеск спроса.        

Если исходить из текущей динамики, то при уже действующих ограничениях на поставки зерна из России, выполнить план по экспорту скорее всего не удастся, говорит аналитик. Из недостающих 10 млн тонн экспорта зерна в следующие 3 месяца (апрель-июнь), около 4–5 млн должно прийтись на пшеницу еще 0,5–0,6 млн тонн на кукурузу и 1,1–1,2 млн. тонн на ячмень. В итоге общий объем поставок может составить 6,6–6,8 млн тонн, то есть не хватит порядка 3,2–3,4 млн тонн экспорта зерна для выполнения плана на сезона 2021/2022 в размере.45 млн тонн.