Экс-премьер Австралии рассказал, почему Китай твердо стоит на стороне России

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
7 апреля 2022, 15:05

Бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд изучал Китай со студенческой скамьи и знает причину, по которой Пекин создал и сохраняет с Москвой «безграничное партнерство».

Kin Cheung/AP/TASS

Китай и в XXI веке остается закрытой страной. Очень немногие за пределами Китая знают менталитет китайского руководства лучше президента Азиатского общества Кевина Радда. Радд изучал Китай и китайский язык в университете перед тем, как стать политиком в родной Австралии. Он работал министром иностранных дел Австралии и дважды был премьер-министром.

Радд стал президентом и исполнительным директором Азиатского общества в январе 2021 года, а Институт политики Азиатского общества он возглавляет еще дольше  с января 2015 года. Его последняя книга называется: «Война, которой можно избежать: Опасность катастрофического конфликта между США и Си Цзиньпиновским Китаем». Сайт Grid опубликовал интервью с Кевином Раддом о потенциально возможной войне между США и КНР, которой все же можно избежать, о кризисе на Украине и о том, как сильно президент России Владимир Путин может полагаться на полную и безоговорочную поддержку Пекина.

Радд считает, что Владимир Путин и Си Цзиньпин завязали отношения на личном уровне, довольно глубокие и очень важные и влиятельные. Однако и на структурном уровне главные интересы Китая сейчас явно на стороне Москвы. Китайцы хотят иметь добрососедские отношения с русскими ввиду наличия многовековой совместной истории и многокилометровой границы. Они хотят посвятить всю свою стратегическую энергию борьбе со своим главным глобальным и региональным противником — Соединенными Штатами, а не потратить часть своих военных и иных ресурсов на решение "русского вопроса", который несколько раз возникал в их истории. И, наконец, отмечает австралийский политик, Россия является для Китая очень удобным стратегическим партнером, который отвлекает США на региональные конфликты будь то в Сирии, на севере Африки или, как сейчас, на Украине.

Это значит, указывает Радд, что не стоит рассматривать отношения между Си и Путиным с какой-то романтической точки зрения. Все упирается в прагматику и национальные интересы Пекина.

Если говорить о конкретной поддержке Китаем политики России на Украине, то у китайской пропаганды, по мнению Кевина Радда, имеется как бы две передачи: передняя и задняя. С китайской пропагандой много проблем, в первую очередь, из-за масштабов: достаточно сказать, что в стране с населением 1,4 млрд человек более 5 миллионов пропагандистов. 

Национальные же интересы Китая, как было показано выше, заставляют Си защищать как политику Путина лично, так и политику России. Если в определенный момент китайская пропаганда и пропустила порцию более сочувственных по отношению к Украине комментарии граждан КНР в соцсетях, то лишь для того, считает Радд, чтобы представить мировому сообществу, что Китай якобы занимает нейтральную позицию. Однако бывший премьер верен, что при анализе конкретных дел и заявлений Пекина становится очевидно, что приблизительно 85% из 100 его реальной политики приходятся на поддержку Москвы.

Если попытаться разделить позицию Пекина на части: сколько из его нынешней позиции по отношению к событиям на Украине приходится на национальные интересы в отношениях с Россией, а сколько  на желание навредить США везде, где только можно, то следует заметить, что еще после присоединения Крыма в 2014 году в России поняли, что единственным долговременным партнером России во всех отношениях является Китай, уверен Радд. В Пекине видят очень большие и обещающие стратегические возможности для себя в нынешней изоляции России. Естественно, отмечает Радд, китайцы обеими руками ухватились за эти возможности и намерены воспользоваться ими.

Едва ли, полагает он, события, произошедшие на Украине после 24 февраля, как-то изменили отношение Пекина и китайского руководства к отношениям с Москвой и провозглашенному 4 февраля «безграничному» партнерству. Конечно, в Пекине хорошо понимают, что его поддержка России в конфликте на Украине наносит определенный ущерб репутационному имиджу Поднебесной как в Европе, так и в остальном мире. Это следует, объясняет Радд, например, из результатов голосования по ситуации на Украине на Генеральной ассамблее ООН. Тогда, напомним, Киев поддержали 143 страны, львиная доля которых относится к развивающимся экономикам.

По мнению Радда, в руководстве КНР понимают угрозы для своего реноме, но в Пекине также и понимают или думают, что понимают основные принципы поведения Старого Света. В Китае, по мнению бывшего главы правительства Австралии, считают, что Европа будет вести себя сейчас так же, как вела в подобных случаях раньше, а именно: гнев европейцев из-за событий на Украине продлится недолго, "до следующего конкурса Евровидения". После этого европейцы вернутся к бизнесу, торговле и инвестициям. То есть, в Пекине не верят в стратегическую прочность политики Европы, прогнозирует Кевин Радд. В то же время, считатет он, в китайской столице демонстрацию поддержки Москвы негласно увязывают с тем, насколько ход военных действий на Украине складывается в пользу России.

Кроме воздержания на голосованиях и добрых слов в свой адрес Россия получает от Китая и иную помощь и поддержку. Пекин и дипломатически, и политически помогает ей получить, в определенных пределах, поддержку ее позиции в Совете безопасности ООН и в других международных организациях. Здесь интересно проанализировать, к примеру, позицию ОАЭ, которые вместе с Китаем воздержались на недавнем голосовании в ООН по резолюции, осуждающей Россию за события на Украине. Почему они воздержались? Частично из-за экономического сотрудничества с Россией. Частично из-за близких отношений Китая с Эмиратами и Саудовской Аравией, которые, кстати, воздержались при голосовании того же вопроса на Совбезе ООН. Это доказывает, что Китай вполне способен помогать Москве на международной арене даже в условиях мощного режима антироссийских санкций.

Второй вид поддержки России – максимально увеличение двусторонней торговли и особенно закупок сырья: нефти с газом, пшеницы и так далее. Во-первых, это выгодно самим китайцам. Во-вторых, китайцы могут согласиться и на предоплату, и в-третьих, это может реально помочь русским усилить их финансовое положение. Здесь важно то, подчеркивает Радд, что все это не запрещено ныне действующими санкциями.

Однако вопрос с санкциями значительно сложнее. Например, если разобраться, то китайцы, по крайней мере, пока не пытаются обходить санкции в той их части, где России запрещается использовать доллары или где замораживаются российские активы в третьих странах или, наконец, в вопросе санкций против российских компаний и организаций. Китай, по мнению Кевина Радда, побаивается вторичных финансовых санкций против себя ввиду сохраняющейся зависимости от глобальной долларовой финансовой системы. Эта зависимость может исчезнуть или ослабнуть к концу двадцатых годов, но сейчас она все еще есть.

Конечно, конфликт на Украине «интересен» Пекину и с практической, если можно так сказать, точки зрения, потому что у него имеется во многом схожая проблема – Тайвань, пишет Радд. Наверняка частично и наличием тайваньской проблемы, которую твердо намерен решить Си Цзиньпин мирным или военным путем, объясняется пророссийская позиция Пекина, уверен экс-премьер. Китайская пропаганда сейчас всячески пытается довести до "китайского мира", к которому, конечно, относится и Тайвань, мысль о том, что если США не оказывают военную помощь Украине, то с какой стати рассчитывать на эту помощь тайваньцам?

Конечно, события на Украине едва ли как-то повлияют на поведение Пекина, который, как выразился Радд, находится на собственных железнодорожных путях по отношению к Тайбэю. Все будет зависеть от соотношения сил в Тайваньском проливе. По мнению бывшего австралийского премьера, у китайской армии (НОАК) пока еще нет достаточного перевеса. Дело в том, что в Пекине хотят исключить даже малейший риск операции по возвращению «мятежной провинции», которой китайцы считают Тайвань. А он есть, особенно, если Вашингтон все же окажет Тайбэю военную помощь.

Еще одна причина, по которой Пекин сейчас едва ли станет торопиться с решением тайваньской проблемы, заключается в финансовых санкциях, противостоять которым в достаточной мере Пекин, ввиду сохраняющейся зависимости от долларовой системы, пока еще не в состоянии.

Что касается отношений Китая с США при Джо Байдене, считает Радд, они несколько улучшились, если сравнивать их с концом правления Дональда Трампа. Политика нынешней американской администрации по отношению к Поднебесной более стабильна и предсказуема, хотя и, конечно, враждебна, считает австралийский политик. Да, отношения очень сложные и представляют из себя стратегическое соперничество, но между лидерами сейчас в отличие от 2020 года хотя бы существуют каналы коммуникации. Именно стратегическое соперничество, пишет в своей книге Радд, и может предотвратить «горячую» войну между США и КНР даже несмотря на большое количество «ястребов» в Конгрессе и в Пекине.