Для несырьевого неэнергетического экспорта наступил самый подходящий момент

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
24 ноября 2022, 16:18

Замминистра промышленности сообщил данные о динамике несырьевого неэнергетического экспорта. Время выбрано не случайно: ННЭ в натуральном выражении падал, но ниже нынешнего уровня, по прогнозу, упасть не должен — «оттолкнулся от дна». И одновременно Госдума готовится принять о нем целый специальный закон. В целом не чураясь правительственного оптимизма, эксперты осторожничают со сроками отскока и рассказывают о тонкостях желательных мер поддержки несырьевого экспорта

КОЛЛАЖ: ТАМАРА ЛАРИНА

Российский несырьевой неэнергетический экспорт «приземлился на дно» из-за санкций Запада и с этой нижней границы теперь будет «отскакивать». Столь образное заявление сделал накануне заместитель министра промышленности и торговли РФ Василий Осьмаков.

Для того, чтобы помочь экспортерам в этом нелегком процессе, Государственная Дума сегодня рассмотрит законопроект, создающий единообразный подход к классификации различных товарных позиций, относящихся к вышеупомянутому экспорту.

Переориентация привела к потерям

Документом, в частности, предлагается законодательно закрепить понятие «несырьевой неэнергетический экспорт». В кабмине ранее сообщили, что закрепление этого определения позволит создать единообразный подход к классификации различных товарных позиций в рамках статистического и ведомственного учета для целей реализации национального проекта «Международная кооперация и экспорт».

Это позволит правительству утвердить перечень кодов товаров несырьевого неэнергетического экспорта в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза.

Как отмечает «Прайм», ранее премьер-министр Михаил Мишустин заявил, что номинальная стоимость несырьевого неэнергетического экспорта РФ за 8 месяцев текущего года несмотря на сокращение поставок выросла на 7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составила 125 млрд долларов. В свою очередь, генеральный директор Российского экспортного центра Вероника Никишина тогда же указала, что продукцию из России продолжают покупать около 200 стран.

В Минпромторге ситуацию оценивают позитивно. «То, что происходит — мы уже в значительной степени приземлились на дно, в принципе, поняли эффекты санкций. Несырьевой неэнергетический экспорт грохнулся на 16-18%, и больше уже вряд ли упадет. Это некая нижняя граница, с которой мы будем отскакивать», — сказал Василий Осьмаков в ходе пленарного заседания межрегионального экономического промышленно-энергетического форума.

Несырьевой неэнергетический экспорт (ННЭ) — это поставки за границу товаров, полученных в результате переработки начальных материалов, не относящихся к топливно-энергетическому комплексу: продукции растениеводства (зерна, овощей, фруктов), химикатов, удобрений, обработанного камня, чугуна и стали, цветных и драгоценных металлов.

Как отметил в комментарии «Эксперту» финансовый аналитик группы компаний CMS Владимир Сагалаев, в 2021 году общий объем неэнергетического экспорта из России составил 193 млрд долларов, что на 37% больше по сравнению с 2020 годом (141 млрд долларов). Основными статьями экспорта стали металлопродукция (доля 25,6%), химические товары (19,6%), продукция машиностроения (19,1%) и продовольствие (17,7%).

В текущей ситуации примерно 80% сокращения в данном виде экспорта приходится на поставки в Евросоюз, 11% — на Украину и 9% — в Великобританию. Наиболее сильно из-за санкций пострадали металлургическая отрасль и машиностроение, меньше всего — химические товары и продовольствие.

С целью сокращения потерь произошла переориентация поставок на внутренний рынок России и рынки дружественных стран. Но она потребовала построение новых логистических цепочек, инфраструктуры и мощностей, констатировал аналитик. Отдавать доли рынка просто так никто не собирается, поэтому приходится бороться и конкурировать, в том числе и путем представления скидок. Примерная сумма потерь в 2022 году составит 25,7 млрд долларов, что чувствительно для бюджета страны. Значительный объем выпадающих доходов ННЭ перераспределится на рынки стран СНГ, Ближнего Востока, Турции и Ирана. 

«Так что на самом деле пока неизвестно, достиг ли дна несырьевой неэнергетический экспорт России. Мы поймем это потом по факту по прошествии определенного времени. Однако полностью перенаправить и настроить логистику реально к 2030 году», — предположил Владимир Сагалаев.

Он добавил, что развитие внешнеторгового партнерства является приоритетным для любого государства, поэтому ННЭ необходима поддержка. Для повышения экспортного потенциала в России необходимо строить совершенствовать инфраструктуру, обслуживающую товарно-экспортные и транзитные потоки грузов, упрощать таможенные процедуры, внедрять единые цифровые технологии учета и статистики, повышать скорость доставки.

По китайскому образу

Сегодня проблемами несырьевого энергетического экспорта являются сразу три составляющих, заявил «Эксперту» член генерального совета «Деловой России», председатель правления Совета по развитию внешней торговли Максим Черешнев. Во-первых, это существенный рост стоимости логистики. Во-вторых, невозможность или затруднение транзакций. Все «недружественные» страны не перечислят платеж в Россию. Соответственно, компании нужен какой-то посредник. Возникают вопросы: кто будет этим посредником, насколько он надежен? Для малого и среднего бизнеса просто физически невозможно открыть компании для посредничества и в Турции, и в Узбекистане, и в Китае. 

В-третьих, многие зарубежные клиенты просто отказываются покупать товар, который произведен в России. Даже не потому, что они сами как-то негативно относятся к нашей стране, а потому что испытывают огромное давление со стороны различных структур у себя на родине. Все три перечисленных фактора накладывают существенно ограничение на сохранение объёмов экспорта.

Государство в этой ситуации, действительно, могло бы помочь, считает Максим Черешнев. Например, субсидировать транспортную составляющую, услуги российских операторов. Также речь может идти о компенсации прироста затрат на логистику. Еще необходим какой-то упрощенный канал хеджирования рисков. То есть, например, можно аккредитовать каких-то операторов в Турции и других странах, риски работы с которыми возьмет на себя государство. Кроме того, необходимо субсидировать развитие производств в «дружественных» странах, чтобы наши товары могли продаваться как сделанные в Армении, Киргизии и так далее.

Как считает другой член генерального совета «Деловой России», акционер «Глимс-Продакшн» Алексей Долматов, самые эффективные методы в этой сфере сейчас у Китая, поэтому Россия может ориентироваться на китайский опыт и частично его перенимать. Основные проблемы несырьевого неэнергетического экспорта сейчас — это, в первую очередь, снижение потребительского спроса за рубежом. В том числе по причине сдержанной позиции населения, перехода к сберегательной модели поведения из-за роста тарифов на энегоресурсы, инфляции и прочих факторов. 

Также свою негативную роль играют санкционные пакеты на ряд экспортных товаров из РФ и невыгодные условия поставок для покупателей за рубежом. Например, принимающая сторона должна внести дополнительный залог за каждый железнодорожный вагон на случай конфискации. Кроме того, оказывает влияние на ситуацию сокращение направлений использования валютной выручки для российских экспортеров по причине сокращения импорта. И, наконец, нельзя не сказать про сложности с логистической инфраструктурой экспорта при пересечении границы по всем видам транспорта. Существенное удлинение логистической цепочки приводит к удорожанию перевозок, констатировал Алексей Долматов в беседе с корреспондентом «Эксперта».

Эффективными методами в данном контексте член генсовета «Деловой России» называет господдержку транспортировки промышленных товаров. К ней можно отнести постановления правительства №1347 и № 496. Они реализуются при участии Российского экспортного центра (РЭЦ). 

С этим согласен совладелец маркетплейса «Орлан Системс» Алексей Мостовщиков. Говоря о мерах поддержки, он также упомянул РЭЦ, являющийся оператором цифровой платформы «Мой экспорт». Эксперт указал на кредитование, при котором РЭЦ выступает в качестве гаранта, и различные нематериальные виды помощи, к которым отнорсятся консультационные мероприятия. К примеру, информирование о состоянии зарубежного рынка или содействие в поиске контрагентов на нем. 

С запуском цифровой платформы у предпринимателей появилась возможность в режиме реального времени узнавать о существующих мерах поддержки применительно к их бизнесу. Теперь нет необходимости отслеживать возможные изменения в программах, так как они все будут отражены на платформе. 

Кроме того, РЭЦ, имеет связи с большим количеством посредников, благодаря которым предпринимателям будут доступны различные платные услуги, которые должны облегчить вывод товаров на экспорт. В том числе адаптация материалов и стандартов под конкретный запрос, что тоже позволяет сэкономить время на поиск и проверку поставщиков услуг, сообщил Алексей Мостовщиков «Эксперту».

Автоматизация в помощь

Предприятия, которые на текущий момент занимаются несырьевым неэнергетическим экспортом, испытывают трудности в поиске новых контрагентов, поскольку с февраля 2022 года западные компании уходят из России ввиду санкционного давления, подтвердила «Эксперту» основатель и управляющий директор агентства ST Agency Евгения Соколовская. 

По ее словам, производители переориентируются на рынок Азии, ищут новых партнеров в Китае, Индии и странах СНГ. Отечественному бизнесу требуется помощь в поиске новых зарубежных партнеров. Поэтому первое, что нужно сделать — это обеспечить возможность новых контактов, которыми регулярно могут проводится встречи с представителями зарубежных компаний на базе Российского экспортного центра, Московского экспортного центра и так далее.

Эксперт обратила внимание, что при проведении каких-либо экспортных операций нужно внимательно изучить законодательство, в том числе узнать, как применять налоговые вычеты, осуществлять возврат НДС по экспортным контрактам и прочее. При этом многие компании ввиду последних изменений законодательных актов еще не понимают или даже не знают об открывшихся возможностях снижения налоговой базы и развития экспортных отношений. Здесь должен быть организован определенный консалтинг для бизнеса. 

«Наконец, когда мы говорим про несырьевой экспорт, то затрагиваем множество отраслей: это сельское хозяйство, и промышленность, и ИТ-услуги, причем у каждой из отраслей существуют свои интересы, свои потребности и проблемы», — добавила Евгения Соколовская.

Как отметил Василий Осьмаков, есть и внутренний фактор, который мешает реализации более масштабного экспорта: не хватает рабочей силы на производственных предприятиях. Многие крупные компании (например, «Северсталь») автоматизируют производство, что упрощает технологию процесса и позволяет уменьшить число сотрудников. 

Аналогичные возможности есть у некоторых представителей сельхозотрасли, которые получают гранты и льготные кредиты на приобретение различных единиц техники. Вообще, наличие техники, предназначенная для автоматизации, существенно помогло бы большинству отраслей, занимающихся несырьевым экспортом, заключила Евгения Соколовская.