У США и ЕС не получилось построить ценовой потолок

Константин Смирнов
обозреватель Expert.ru
5 декабря 2022, 23:17

5 декабря был введен запрет на перевозки российской сырой нефти в страны ЕС (за исключением Болгарии и Хорватии) танкерным флотом. Кроме того, ЕС, G7 и присоединившаяся к ним Австралия установили ценовой потолок на Urals в $60 за баррель. Россия готовит ответные меры, но в любом случае потолок отвергает. Тем более, что двойной удар Запада по нашему ТЭК оказался не таким сильным, как стараются представить авторы этих мер.

коллаж тамары лариной

Пока без потолка

Решение о морском эмбарго в Евросоюзе было принято еще в конце мая в рамках шестого антироссийского санкционного пакета. А идея ценового потолка на российскую нефть, напомним, зародилась в американском Минфине в марте. В конце июня эта ограничительная мера была официально одобрена на саммите G7. В сентябре Евросоюз в целом также присоединился к этой инициативе.

2 декабря послы ЕС договорились о цене потолка в $60 за баррель. На следующий день высота потолка была одобрена на уровне Совета ЕС. 4 декабря это решение было опубликована в Журнале Еврокомиссии и, значит, официально вступило в силу, начиная с 5 декабря.

Напомним, стоимостной консенсус европейцам дался нелегко. Первоначально Греция, обладающая самым большим в мире танкерным флотом, выступила за $70. Её поддержали Мальта и Кипр. Венгрия вообще была против любого price-cap. Польша и балтийские страны, в противовес, настаивали на $30 за баррель.

Пришлось Вашингтону прикрикнуть. 1 декабря замминистра финансов США Уолли Адейемо заявил, что ЕС договорится на уровне $60. С этой же цены начнут США и другие не европейские страны «большой семерки». 
Сегодняшний уровень потолка установлен не навечно. По словам Адейемо и председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, он должен пересматриваться один раз в две недели, но начиная с середины января. Заметим следующее: ценовое ограничение не будет действовать до 19 января с целью завершить транспортные сделки, заключенные до 5 декабря.

К тому же, как напоминает эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович, обе ветки нефтепровода «Дружба» продолжают функционировать. А это 700 тыс. баррелей в день. В Варшаве и Берлине не так давно угрожали перекрыть северную ветку (до 500 тыс барр.). Но сейчас эти разговоры притихли. А одна из польских компаний якобы заказала «Транснефти» прокачку в 2023 году 3 млн тонн сырой нефти. 

Цены пойдут вверх

На первый взгляд, потолок в $60 не противоречит экономическим интересам России. По данным российского Минфина, средняя цена Urals в ноябре составила $66,47 за баррель. Гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности и профессор Финансового университета при правительстве РФ Константин Симонов обратил внимание на то, что фактически российская нефть и так продается по потолочной цене. 

Дело в том, что американский Минфин пояснил, что потолок рассчитывается (во всяком случае пока) по поставкам по формуле FOB (доставка до российского порта). А расходы на фрахт, транспортировку и страхование суммируются к потолочной цене. Правда, не совсем ясно, насколько сейчас велики расходы на доставку в порты потребителей. Цифры, по разным источникам, расходятся от $6 до $15 за баррель.

Но в любом случае, $60 в общем приемлема не только для российских нефтяных компаний (в среднем за последние пять лет Urals стоил не выше этого показателя), но и для федерального бюджета, который получит свои налоги. Хотя все же бюджетное планирование в 2023 году исходит из $70.

Однако, нам нужны более высокие, чем сейчас мировые цены на нефть. И не только нам. ОПЕК+ также заинтересован в коридоре $90-100. Сейчас же котировки колеблются в районе $88.

Но главное, ценовой потолок неприемлем для России в политическом плане. Уступки в рыночной торговле наверняка будут рассмотрены на Западе как шаг к капитуляции — нас хотят заставить играть не по международным торговым законам, одобренных в ВТО, а по вечно меняющимся правилам Белого дома.

Поэтому российское руководство изначально отвергало потолок с порога.
5 декабря о непризнании потолка и о самой жесткой реакции на попытки хоть какой-то страны или рыночного игрока согласиться с ним заявили и вице-премьер Александр Новак и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Поясним, что ЕС и G7 придумали ценовой потолок не для себя — эти страны в разное время ввели эмбарго на поставки российской нефти (либо полное, либо только танкерное, как это сделал ЕС). Удар наносится по азиатским странам, в которые европейские танкеры не будут доставлять российскую нефть, а европейские банки и финансовые компании откажут в открытии аккредитивов и страховании, если контрактная цена превысит $60.

И Новак, и Песков предупредили, что правительство готовит документы, запрещающие российским компаниям поставлять нефть по «потолочным» ценам. Будут следить за тем, чтобы торжествовал исключительно рыночный принцип. 

А что качается рынка то пока на понижение мировой цены играют коронавирусные ограничения в Китае. Но 3-4 декабря 10 китайских городов смягчили ковидные требования. И хотя настоящий разворот ждут не ранее марта будущего года, когда на сессии Всекитайского собрания народных представителей законодательство о локдаунах должно быть либерализовано, но перспектива роста роста экономики Поднебесной во втором-третьем кварталах года представляется очевидной. Тогда вырастет спрос на энергоресурсы и цены на них неизбежно пойдут вверх.

Взял паузу в повышении цен и ОПЕК+. На заседании 4 декабря было решено не снижать добычу, оставив в силе ограничения в 2 млн баррелей в сутки, запущенные с 1 ноября.

Не Urals единым

Но все-таки, смогут ли  эмбарго и ценовой потолок нанести ожидаемый Западом существенный удар по российской экономике? Обе санкции ввели в действие, кстати, в основном в один день.

Вряд ли. Ценовой потолок не смогли достроить. Осталось множество дырок и щелей.

Во-первых, даже ограничение морских поставок российской нефти в ЕС оказалось неполным. До 2024 года исключение сделано, как уже отмечено, для Болгарии и Хорватии.

Во-вторых, необходимо поточнее подсчитать реальные потери российского ТЭК из-за ограничений на премиальном европейском рынке.

Чаще всего фигурируют цифры в 1,1-1,2 млн баррелей в сутки, которые российские компании не поставят в ЕС после окончания временного лага для контрактов, заключенных до 5 декабря. Это немало, и все эти баррели пристроить максимально быстро будет затруднительно. И тогда придется сокращать добычу. На что, впрочем, российское правительство, по словам Новака, пойти вполне готово.

Есть даже прогнозы соответствующей направленности. Квота на добычу в рамках ОПЕК+ для России составляет 11 млн баррелей в сутки. К концу ноября, по данным нефтяного агентства Argus, производство нефти превысило 10,8 млн барр/сутки. Но в октябре было не более 9,9 млн. То есть, сократить добычу до 1 млн барр в сутки будет не сложно и не принесет ТЭК особых проблем. Кстати, еще в ходе российской энергетической недели в октябре руководители ряда компаний предупреждали, что могут на это пойти.

Но важнее то, что цифра поставок на европейский рынок явно завышена. В прошлом году экспорт сырой нефти в ЕС действительно достигал 2, млн баррелей в сутки. Однако в этом году он стремительными темпами переориентирвался на Восток.

По данным агентства Bloomberg, к началу декабря поставки в ЕС не превышали 600 тыс. баррелей (100 тыс — в Северо-Западную Европу, остальное — в Средиземноморье). Переориентировать 600 тыс баррелей проще, чем объемы в два раза большие. Здесь можно обойтись и без остановки буровых вышек и платформ.

Наконец, самое главное. Какая именно нефть будет ограничена в цене? Все говорят, естественно, о смеси Urals.

Однако треть экспортных поставок сырой нефти проводится через систему трубопроводов ВСТО-1 и -2 — до 80 млн тонн в год. 30 млн — по трубе в Китай. Остальное поступает в приморский порт Козьмино. При этом на Восток идет другая смесь – ESPO, которая дороже Urals, так как в ней нет тяжелых сернистых фракций. Не случайно, как подчеркнул Митрахович, цена бочки ESPO достигла 5 декабря $79.

При этом на Западе про сорт ESPO молчок. И, по-видимому, не случайно. Ценовой потолок построить целиком не удалось, через него видно небо.

На Востоке ценовой потолок соблюдать никто не собирался. конечно, там с удовольствием покупали бы нефть из России подешевле. Но понимают, что “съесть-то он съест, но кто ж ему даст?