Энергетическое партнерство между Европой и США рискует быть недолгим

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
9 декабря 2022, 13:24

У трансатлантических союзников много общего, но по многим вопросам их мнения расходятся.

Dita Alangkara/AP/TASS

В июне Вашингтон и Брюссель отметили знаменательную веху в своих отношениях в сфере энергетики: Европа впервые купила газа больше у Америки, чем у России. Вашингтон осуществил давнюю (еще с 80-годов прошлого века) мечту – заменить российский (сначала советский) газ американским. Достаточно вспомнить яростную борьбу, которую последние две американские администрации вели против газопровода «Северный поток 2». Понять американские энергетические компании, конечно, нетрудно – им очень хотелось бы утвердиться на энергетическом рынке богатой Европы.

Европа и, в первую очередь, Германия долго не хотела менять потоки энергоресурсов, но после 24 февраля даже Берлин, последний сторонник российского газа на континенте, присоединился к восточноевропейским странам, требовавшим порвать все энергетические связи с Москвой.

Сейчас основная часть газа поступает в Европу из-за океана. Известно, что в этом году на долю европейских союзников пришлись две трети экспорта американского СПГ. Казалось бы, в Брюсселе должны быть довольны: они уже отказались (с лета) от российского угля, с 5 декабря – от поставляемой морем нефти из России и уже получают совсем мало газа по сравнению с тем, какими были поставки в начале этого года. Причем, в случае введения горячо сейчас обсуждаемого в Брюсселе ценового потолка на газ по подобию нефтяного потолка, они рискуют остаться и без тех 40 с небольшим миллионов кубов российского газа, которые им ежедневно сейчас поставляет «Газпром». В Брюсселе очень довольны тем, как продвигается процесс отказа от российских энергоносителей, стыдливо при этом умалчивая, во сколько лишних десятков миллиардов евро обходится замена российского газа на американский для европейских налогоплательщиков. Однако и в кабинетах больших и малых еврочиновников сейчас все чаще можно услышать все громче высказываемые сомнения в правильности этой замены. Причем, речь идет не только и не столько о замене шила на мыло, т.е. отказа от зависимости от одной страны и перехода на зависимость от другой.

Конечно, это не тайна, но сейчас европейцы на собственном опыте убеждаются, а информация, полученная таким путем, особенно прочно откладывается в памяти, что США – очень странная энергетическая супердержава. В отличие от подавляющего большинства нефтедобывающих стран, которые контролируют свою добычу посредством контроля над своими нефтяными компаниями, американская энергетика, огромная и в некотором роде расплывчатая структура, работает иначе. Конечно, президент Байден обладает определенным влиянием и может разными путями пытаться убедить их повышать добычу, но все эти пути являются косвенными, потому что напрямую приказать своим нефтяникам качать нефти больше он не может. Не имеет он особого контроля и над нефтяным экспортом США.

Сейчас, главная забота Евросоюза, пишет World Politics Review (WPR), заключается в том, что его американцы не могут или не хотят поставлять им дешевые ископаемые виды энергии. После введения ценового потолка на российскую нефть на уровне 60 долларов за баррель, американская нефть и нефтепродукты будут играть еще более важную роль для европейских экономик.

Еще одна структурная проблема в отношениях между США и ЕС - нежелание Вашингтона снижать добычу ископаемых видов топлива, что особенно важно для Европы, которая идет в авангарде перехода от ископаемых видов топлива к возобновляемым источникам энергии. Ряд европейских стран, включая, к примеру, Францию, Данию, Ирландию, Швецию, несмотря на энергетический кризис довольно активно продолжают участвовать в «зеленом» переходе. Конечно, Европа очень разная и в этом вопросе, но все же ЕС в целом в отличие от США пытается отказаться от ископаемых видов топлива и заменить их возобновляемыми источниками энергии. Достаточно сказать, что очень важный закон – Закон о снижении инфляции (IRA) был принят этим летом лишь после того, как из него убрали статьи о наказаниях за использование ископаемых видов топлива для генерации электроэнергии. В Америке сейчас доминирует двусторонний подход: Белый дом за увеличение производства энергии как из ископаемых видов топлива, так и из возобновляемых источников.

Но главное, что тревожит сейчас европейцев, это, конечно, европейская экономика. Ей бы сейчас очень помог СПГ из-за океана по приемлемым, а не по «астрономическим», по словам Роберта Хабека, ценам, но уговорить Белый дом продавать союзникам сжиженный газ со скидками европейцам не удается. Проблема выглядит особенно обидно для них, потому что в самой Америке этот же газ продается местным потребителям в 4 (!) раза дешевле.

Еще одна проблема в отношениях между ЕС и США – так называемые «зеленые» субсидии в IRA, которые Еврокомиссия из-за негативного воздействия их на европейскую экономику называет «дискриминационными».

Вызывает раздражение в Брюсселе и давление Белого дома на трансатлантических партнеров с целью заставить их присоединиться к борьбе американцев с Китаем, который в США сейчас считается врагом Америки номер один.

У Европы сейчас проблем хватает. Это и высокие цены на энергию, и обвал торговли с Россией, и закрытие китайского рынка, и возврат к промышленной политике, и торговая дискриминация Вашингтона. С каждой из них в отдельности Европа, наверное, справилась бы. Но они пришли все сразу и что с ними делать со всеми в Брюсселе, похоже, не знают.

Что касается энергетического кризиса, то судьба дала европейцам несколько ложек меда. К примеру, аномально теплую осень на большей части континента и, похоже, не очень суровую зиму. Цена на газ в январе 2023 года прогнозируются на уровне 145 евро за МВт-час, хотя не далее как в августе она достигала 300 евро.

Благодаря, главным образом, 600 млрд евро, потраченным европейскими правительствами на поддержку энергетической отрасли, европейцы скорее всего этой зимой не замерзнут. Да и страхи относительно полного развала европейской экономики пока, по крайней мере, не сбываются. Однако дегтя все же намного больше, чем меда. Главная неприятность – энергетический кризис после этой зимы не закончится. Например, нынешние цены на газ выше 100 евро за МВт-час все еще очень высоки. Достаточно сказать, что в 2018-20 годах МВт-час стоит в районе 25 евро!

Две трети этого года Европа получала российский газ, хотя и меньше, чем раньше. Однако в 2023 году континент может остаться вообще без газа из России. Ввиду высоких цен на энергию в Европе и привлекательных субсидий за океаном многие европейские компании инвестируют сейчас в Америку и американскую экономику.

Причем, наиболее уязвимы перед высокими ценами на энергию оказались страны, которые особенно сильно зависели от российского газа: Германия, например, Италия, Австрия…

Конечно, США, если бы сильно захотели, наверное, смогли бы поставлять европейскими союзникам более дешевые энергоресурсы. С другой стороны, Европа получает сейчас так много газа из США именно благодаря этим высоким ценам. Европейские компании, считает WPR, выступая посредниками, частично сами виноваты в высоких ценах. Но даже если бы Белый дом смог достаточно сильно надавить  на своих газовиков и заставить их снизить цены для Европы, то газ вновь уйдет в Азию, где цены будут выше.

Европейцам и американцам, считает WPR, следует менять отношения в энергетической сфере. Вопросов, по которым можно искать и находить компромиссы, достаточно. Один из них, например, долгосрочные контракты на поставки американского СПГ, которые в Европе не жалуют и по которым работают американские экспортеры газа.

Еще одна большая тема для поисков компромиссов – тревоги ЕС по поводу IRA и последние действия Белого дома по повышению конкурентоспособности американской энергетики. От того, сумеют ли найти компромиссы по этим и другим вопросам и, если сумеют, как быстро это произойдет, и будет зависеть долговечность нынешнего партнерства США и ЕС в области энергетики.