Шведский кейс в НАТО отложен в долгий ящик

Нурлан Гасымов
23 января 2023, 19:23

Неуступчивость Турции привела к кризису Североатлантического альянса

NECATI SAVAS/EPA/ТАСС
Премьер-министр Швеции Ульф Кристерссон и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (слева направо)

Шведский инцидент

Переговоры о вхождении Швеции в альянс НАТО в очередной раз зашли в тупик на фоне обострения отношений Анкары и Стокгольма. После акции протеста лидера датской ультраправой партии Stram Kurs («Жесткий курс») Расмуса Палудана перед посольством Турции в шведской столице 21 января напряженность, кажется, достигла кульминации. 

Во время демонстрации Полудан, в частности, сжег экземпляр Корана, чем вызвал гнев не только в Турции, но и на всем мусульманском Ближнем Востоке. Этим жестом ультраправый политик выразил протест из-за предполагаемого вмешательства турецкого президента Реджепа Эрдогана во внутренние дела скандинавской монархии. Масла в огонь добавило и последующее санкционирование шведскими властями курдского митинга в шведской столице. 

«Мы самым решительным образом осуждаем разрешение на проведение пропагандистской демонстрации группами, связанными с террористической организацией Рабочая партия Курдистана (РПК), — говорится в заявлении МИД Турции. — Гнусное нападение на нашу священную книгу — антиисламский акт, направленный против мусульман. Оскорбление наших ценностей под прикрытием свободы слова совершенно неприемлемо». 

Кроме того, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу публично раскритиковал шведские власти за то, что они не пресекли провокационное поведение правых радикалов, назвав эту акцию «расистской». В ведомстве также добавили, что этот эпизод идет вразрез с текстом трехстороннего меморандума по вопросу членства Швеции в НАТО. Анкара призвала Стокгольм принять необходимые меры для наказания виновных и призвала все страны предпринять «конкретные шаги против исламофобии».

Шведские власти, впрочем, разбираться с виновниками инцидента не стали. А министр иностранных дел Тобиас Бильстром заявил, что исламофобские провокации хоть и ужасны, но в его стране каждый обладает свободой слова, и «это не означает, что правительство автоматически поддерживает подобные высказывания». 

Ответ шведских чиновников турок, естественно, не удовлетворил. Сразу после инцидента министр обороны Турции Хулуси Акар отменил запланированный визит его шведского коллеги Пола Йонсона 27 января в Анкару, где стороны, кстати, должны были согласовать условия вступления скандинавского государства в НАТО. В тот же день группа турецких граждан сожгли шведский флаг перед консульством Швеции в Стамбуле.

Впрочем, это не первый эпизод, который приводил к обострению шведско-турецких отношений. Сотни курдских националистов 13 января в Стокгольме устроили перформанс, в ходе которого они подвесили вверх ногами чучело, изображающее президента Эрдогана. В ответ на это турецкий МИД дважды вызывал шведского посла, чтобы вручить ему ноту протеста. 

Политические разногласия двух стран недавно даже привели к неприятной истории в академической среде. Так, в начале года турецкая студентка Фатьма Захра подала заявку в Стокгольмский университет по программе обмена студентов. Однако неожиданно шведский профессор отклонил ее просьбу, мотивируя это нежеланием Анкары принимать его страну в НАТО. Хотя позже после вмешательства общественности и МИД Турции проблему удалось урегулировать, неприятный осадок все-таки остался.

Турецкий капкан

Цепочка этих событий делает перспективу вступления скандинавского государства в Североатлантический альянс еще более туманной. Несмотря на то, что договоренности о расширении организации были подписаны еще в июне прошлого года, Турция, как и Венгрия, остаются единственными странами в военном блоке (из 30), которые блокируют членство Швеции и Финляндии в НАТО. При этом если Будапешт пообещал вскоре дать зеленый свет на вступление скандинавов в военный союз, то Эрдоган, как умелый торговец в восточном базаре, каждый раз пытается выторговать для себя уступки от остальных участников, в обмен на отказ от политики вето. 

Хотя Стокгольм, чтобы отменить турецкое вето, выдал двух курдских активистов РПК турецким властям, аннулировал эмбарго на поставки шведских вооружений Турции и даже ужесточил свое антитеррористическое законодательство, требования Анкары не поубавились: они хотят еще экстрадиции всех «курдских террористов» и оппозиционных турецких журналистов (всего 130 человек). 

Выполнить все требования шведы, само собой, не готовы. Дело в том, что Стокгольм, в отличие от Анкары, не считает РПК террористической организацией, а находящихся в их стране функционеров этой организации — террористами. Для их экстрадиции также потребовалось бы переделать шведское законодательство. Кроме того, в случае их выдачи Швеция потеряла бы реноме безопасного убежища для гонимых в третьих странах журналистов и оппозиционеров.

Оказывая давление на Запад, Реджеп Эрдоган, скорее всего, также пытается взбудоражить и консолидировать националистический электорат вокруг себя у себя на родине в преддверии выборов, запланированных на 14 мая 2023 года. 

Иными словами, члены Североатлантического альянса буквально оказались в ловушке одного крайне амбициозного политика. Из-за своей организационной структуры участники НАТО не могут преодолеть вето любого члена альянса. А с другой стороны, не могут исключить Анкару из своих рядов, хотя такие заявления ряд западных политиков как, например, бывший советник по национальной безопасности США Джон Болтон периодически озвучивает.

В последнее время страна существенно нарастила свой глобальный политический и экономический вес. Сегодня Турция — один из ключевых медиаторов в украинском кризисе. И в конце концов, если сравнивать военную мощь Турции и Швеции, выбор вряд ли будет в пользу последней.