"Мы плохо знаем друг друга"

Искандер Хисамов
13 декабря 2002, 00:00

- Серьезных политических проблем между нашими странами сегодня нет, - сказал в беседе с корреспондентом "Эксперта" посол России на Украине Виктор Черномырдин. - И главная наша задача сегодня - отладить экономические отношения, снять барьеры в интеграции. Недавно в Ялте президенты России, Украины, Белоруссии и Казахстана подписали соглашение о создании Единого экономического пространства, и это самый большой прорыв за все послесоветское время. Конечно, не сразу все устроится, так и ЕС тридцать лет создавался.

- Так что, нам тоже на полвека настраиваться?

- Нет у нас тридцати лет, да и не нужно нам столько времени, у нас гораздо больше общего, ведь мы еще недавно были одним государством. Первый этап - это, конечно, создание свободной зоны торговли без изъятий.

- Но такой документ был принят в рамках всего СНГ еще в 1994 году...

- Да, и я как председатель совета глав правительств стран СНГ его готовил и вносил. Но тогда участники, и в первую очередь сама Россия, еще не были готовы к снятию ограничений, это привело бы к очень большим потерям. Наши экономики находились на разных уровнях, действовали по разным правилам, и потому каждой стране приходилось защищать свой рынок. Сейчас мы сильно сблизились в понимании принципов, договорились о механизмах и можем двигаться дальше.

- Я на днях беседовал с украинскими металлургами, они обвиняют Россию в двойных стандартах: мы, мол, требуем от Запада снять ограничения на наш металл, а сами вводим ограничения для украинского металла на российском рынке...

- Только по одной позиции - оцинкованному листу. Дело в том, что Украина до последнего времени давала некоторые льготы своим металлургам и они оказывались в более выгодных условиях, чем российские. Теперь эти льготы снимаются, и есть возможность решить вопрос. Сейчас его рассматривают наши министерства экономики. Кстати, у украинской стороны есть свои замечания, поскольку тарифы на энергоносители внутри России ниже, а это влияет на конечную цену.

- Но это типичные вопросы, их ставит и ВТО, и все наши партнеры по внешней торговле.

- Они спрашивают - мы отвечаем. У каждой страны есть свои конкурентные преимущества и недостатки: у одних - близость к источникам сырья и рынкам, у других - дешевая рабочая сила, у третьих - дешевая энергия и так далее. Почему мы должны отказываться от наших преимуществ?

- Тем более если учесть российский климат и расстояния.

- Ну конечно.

- Некоторые говорят уже о массовой интервенции российского капитала на Украину.

- Это преувеличение. Да, наш инвестор присутствует здесь. Российским компаниям принадлежат некоторые украинские металлургические предприятия - например, Запорожский меткомбинат, нефтеперерабатывающие заводы, по сути, все принадлежат "ЛУКойлу" и ТНК. Кстати, как только они пришли в страну, Украина забыла, что такое нехватка нефтепродуктов. Но при всем том Россия по инвестициям в Украину находится лишь на пятом месте, и в целом они очень малы.

- С чем это связано - со слабостью обеих экономик, с недостатком денег в этих экономиках или с какими-то внеэкономическими факторами?

- Вы знаете, здесь много факторов. Есть вопросы, которые трудно здесь решаются на законодательном уровне. Пока еще трудно идет приватизация, очень трудно.

- Кстати, российские компании участвуют в процессе приватизации на Украине?

- Участвуют. Помимо того, о чем я уже сказал, есть российское участие в сахарном производстве, в строительстве. На межрегиональном уровне идет бойкое такое интегрирование, особенно в части перерабатывающей промышленности. Только что Татарстан открыл здесь большую выставку продукции, очень мощно представил свое производство, все экономическое руководство республики приехало.

И все-таки ни объемы, ни качество российского экономического присутствия нас не удовлетворяют. Вы понимаете, мы очень мало знаем Украину, если не сказать больше: совсем не знаем, а они тем более нас не знают.

- Дожили.

- Я имею в виду, что мы плохо знаем экономическую структуру, новый уклад, порядки. Все ведь изменилось. Например, привыкли считать, что Украина слабая, инвестировать сюда рискованно и так далее. Между тем Украина обладает очень мощным промышленным потенциалом.

- И он растет сейчас.

- И еще как растет. В этом году ожидают больше шести процентов прироста ВВП. Очень сильно бизнес поднимается, покупательная способность населения растет.

- Скажите, а есть ли все-таки политическое сопротивление нашему экономическому взаимодействию?

- Нет, я бы не сказал. Есть, конечно, в определенных кругах некоторые опасения, и вообще надо себя очень аккуратно вести. Вот, например, одна крупная чиновница в России на днях бухнула: будем требовать внедрения русского языка в странах СНГ в качестве официального. Так это разве только она? У нас нет-нет, где-то у кого-то что-то сорвется. Вроде как мы тут, мол, близки, мы тут родственники вроде. Нет, так нельзя. Это суверенное государство, надо это понимать. Подходить нам надо серьезно, отношения выстраивать серьезные, прежде всего в экономике.

- И все-таки вопрос насчет русского языка на Украине нельзя обойти. Да, здесь очень многие говорят по-русски, много российской и русскоязычной прессы, но вот в школах, насколько мы знаем, его преподают очень мало...

- Странно было бы, если бы я сказал "проблем нет". Конечно есть. Начнем с того, что Украина - суверенное государство, оно начинает заниматься своим языком, который они еще не очень хорошо знают, кстати. И что, мы за это их должны порицать? С другой стороны, по самым скромным подсчетам, здесь живут восемь миллионов русских (мне-то кажется, их значительно больше). И многие украинцы заинтересованы в том, чтобы изучать русский. Отнесение русского языка в графу "языки нацменьшинств" - это странно. Но и мы в России, вместо того чтобы упрекать кого-то, лучше бы побольше поставляли сюда литературы, учебников. Впрочем, тут есть некоторые сдвиги. Вот в Запорожье стали выпускать учебники на русском языке. Организовали обучение здешних преподавателей русского языка в Москве. Я думаю, и вопрос языка в итоге решится спокойно и правильно.