Срединная республика

Игорь Гужва
13 декабря 2002, 00:00

Будущее украинской экономики связано с использованием транзитных возможностей, экспансией на российский рынок и участием в европейском разделении труда

Более десяти лет независимости дали возможность украинской экономике худо-бедно адаптироваться к новому месту страны в мире, и в последние годы она демонстрирует вполне приличный рост. Будет ли он долговечен, зависит от того, насколько удачно Украина впишется в новую геоэкономическую структуру континента. У нее есть три "окна возможностей": максимальное использование транзитных магистралей между Европой и Евразией, использование возможностей продвижения на рынок СНГ, как на рынок почти внутренний, и закрепление в нише поставщика ширпотреба в страны ЕС, которую сейчас занимают восточноевропейские государства.

Сталь, желудок, Россия

За первые восемь месяцев 2003 года рост ВВП Украины составил 5,3%, рост промышленного производства - 14,6%. Рост ВВП, к слову, за первое полугодие 2003 года составлял 7,5% и опустился затем из-за катастрофического неурожая зерновых.

Основной фактор роста - солидный рост мировых цен на сталь с начала осени прошлого года. Металлургия обеспечивает около 25% промышленного производства в стране и 35% экспорта, на нее завязаны многочисленные смежники, транспорт, она обеспечивает работой сотни тысяч людей. Понятно, что на успехи этой отрасли украинская статистика реагирует очень чутко.

Подъем в металлургии сыграл главную роль и в начале экономического роста на Украине в 1999-2000 годах, однако нынче рост более здоровый - он прочно поддерживается и дополняется другими факторами.

В первую очередь это рост доходов населения на протяжении 2001-2002 годов. Он пробудил от спячки внутреннее потребление, что, в свою очередь, дало мощный импульс развитию пищевой промышленности, сфере услуг, недвижимости и торговле.

Наиболее значим в данном контексте рост пищевки - на 21,3% за восемь месяцев (отрасль занимает около 18% в промышленном производстве). При этом необходимо заметить, что доля украинской продукции на рынке продовольствия составляет 95%, то есть из каждого рубля роста потребления 95 копеек осваиваются отечественным производителем. Украинский пищепром, однако, снял сливки не только с собственного рынка, который по-прежнему остается весьма ограниченным, но и с роста покупательного спроса в странах СНГ, и прежде всего - России. Рост экспорта пищепрома за семь месяцев 2003 года составил 1,7 раза, причем наиболее активно развивался экспорт кондитерских изделий (в 2,7 раза), более половины которого приходится на Россию и Молдавию.

Если до середины 2001 года (то есть до изменения системы взимания Россией НДС на украинские товары) украинцы в основном брали ценой, то нынче идет битва брэндов, в которой украинские компании, воспитанные в гораздо более жесткой конкурентной среде, чем российские коллеги, получают преимущество. Как пример можно привести рынок водки. До 1996 года украинская ликеро-водочная промышленность пребывала в такой же постсоветской неге, как и российская, продолжая спаивать все СНГ, и прежде всего Россию, куда шло две трети объемов производимой в стране водки. Но в памятном 1996 году произошло два события. Во-первых, Россия ввела заградительные меры против украинского импорта. Во-вторых, была принята Конституция, закрепившая унитарный характер государства. Итог первого решения - колоссальный спад и деградация большинства предприятий отрасли. В новой реальности можно было выжить, только создавая и продвигая некие общенациональные брэнды, выстраивая эффективную систему продаж в масштабах всей страны. Именно по такому пути пошли и добились немалых успехов компании "Немирофф", "Союз-Виктан" и прочие. Пригодилась им и конституция - губернаторы, лишившись самостоятельности, не ставили им палки в колеса дурацкими "региональными марками" и прочими программами "поддержки местного товаропроизводителя" (как это происходило повсеместно в России). В итоге к началу XXI века украинские водочные брэнды, поделив рынок у себя на родине, начали масштабную и вполне успешную экспансию на рынок России.

Второй дополнительный фактор роста - инвестиции. По итогам семи месяцев 2003 года их прирост составил 27,5%. Природа роста инвестиций аналогична российской. Падение доходности на внешних рынках привело к тому, что деньги ищут свое применение на Украине. Кроме того, что еще более важно, после нескольких лет экономического роста и завершения первой стадии передела собственности в стране сформировалось значительное денежное предложение со стороны крупных национальных инвесторов.

Инвестиции вывели из комы строительный сектор (рост более 20%). "объемы строительства нашей фирмы за январь-август увеличились на 68 процентов, - говорит президент украинской строительной компании 'Консоль' Владимир Константинов. - Такой рост обусловлен и тем, что население стало более платежеспособным и у него появилась потребность в новом, комфортабельном жилье".

Инвестиции дали импульс и машиностроению - рост на 33% по итогам восьми месяцев. Причем около половины этого прироста приходится на экспорт в страны СНГ. Повсеместная реконструкция промышленных предприятий, бум в нефтяном и горнодобывающем секторах России и Средней Азии, модернизация инфраструктуры - вот основные факторы роста украинского машиностроения. "Нас, безусловно, радует, что руководство России поставило задачу до 2010 года вдвое увеличить ВВП. И мы будем очень стараться участвовать в решении этой великой задачи, предлагая российскому рынку новые конкурентные машины и агрегаты", - сказал Георгий Скударь, президент АО "Новокраматорский машиностроительный завод", около половины продукции которого отгружается в Россию.

Со структурой машиностроения Украине во многом повезло. В советские годы на ее территории располагались ключевые объекты тяжмаша. Украинские предприятия были монополистами в СССР по производству цистерн, горношахтного оборудования, здесь находились наиболее крупные производители оборудования для металлургической отрасли. Сейчас все это хозяйство оказалось чрезвычайно востребованным. К примеру, лидерами роста в украинском машиностроении являются производители подвижного состава для железных дорог, чьи обороты растут фантастическими темпами (почти двухкратное увеличение) на заказах российского МПС, нефтяных и транспортных компаний РФ. Сумели подзаработать украинские машиностроители и на активизации экспорта российского ВПК и увеличении российского оборонзаказа. По данным директора киевского Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентина Бадрака, объем заказов на украинских предприятиях в рамках ВТС с Россией составляет более 100 млн долларов.

К концу нынешнего года машиностроение и пищепром, вероятно, отодвинут на второй план металлургию и станут флагманами промышленного роста. Характерно, что если по итогам первого квартала этого года на первом месте по своей доле в общем приросте промышленного производства была черная металлургия (5,8%, по данным Минэкономики), то уже по итогам семи месяцев она переместилась на третье место (3,2%), пропустив вперед машиностроение (4,4%) и пищевку (3,6%).

Еще порастут

Относительно перспектив дальнейшего роста украинской экономики говорить трудно. Перечислим в порядке значимости лишь те факторы, которые на этот рост будут непосредственно влиять. Во-первых, конъюнктура мирового рынка стали. Во-вторых, урожай зерновых культур. В-третьих, инвестиционная активность на Украине и в СНГ (в последнем даже в большей степени). В-четвертых, рост доходов населения и потребительского спроса на Украине и в странах СНГ.

Кроме того, на состояние украинской экономики - в гораздо большей степени, чем российской - влияют "теневые" факторы. На Украине, которая не имела возможностей снизить социальные издержки реформ потоками нефтедолларов, дилемма "или подыхайте - или крутитесь" была предложена обществу в намного более грубой форме, чем это произошло в России. Мизерные даже по российским меркам пособия, пенсии и зарплаты бюджетников очень быстро отучили население рассчитывать на государство. И народ действительно начал "крутиться".

По достоверным данным, более 10% населения страны (5 млн человек) постоянно работают за границей. Если предположить, что в среднем гастарбайтер откладывает в месяц по 100 долларов, получается приблизительно 6 млрд долларов в год - около шестой части украинского ВВП, примерно столько же, сколько экспортирует вся национальная металлургия. В ряде регионов страны (например, на Западной Украине) трудовая миграция является основой региональной экономики.

Часть населения занялась подпольным кустарным производством, нередко имеющим значительный вес в городском хозяйстве, но официальной статистикой не учитывающимся (например, в Харькове производят дубленки, на севере Донецкой области - керамику). В целом о масштабах самозанятости населения говорит тот факт, что в некоторых городах страны до трети трудоспособного населения зарегистрировано частными предпринимателями. Даже с поправкой на то, что ЧП используются для оптимизации налогообложения многими крупными предприятиями, это значительная цифра.

Естественно, что по теневому и частнопредпринимательскому секторам просчитать реальную динамику крайне сложно. О ней можно судить лишь по косвенным признакам. Например, введение визового режима со странами Восточной Европы, возможно, нанесет серьезный удар по полутеневой приграничной экономике Западной Украины.

Что касается официальной экономики, то в ближайшие годы она, вероятно, покажет рост на уровне года нынешнего. Так, урожай зерновых в следующем году, скорее всего, будет значительно выше, и уже это обеспечит дополнительный рост ВВП на 1-2%. Цены на металл в течение следующего года не продержатся на таком же замечательном уровне, как в начале текущего года, но и не будут катастрофически падать - ввиду ускорения экономического роста в мире (прежде всего в США). Инвестиционный бум в СНГ также продолжится, в том числе за счет роста частных инвестиций в сектор ЖКХ в России, строительства новых газо- и нефтепроводов, реконструкции металлургии и транспортной отрасли. Кроме того, уже через несколько лет украинские машиностроители смогут неплохо заработать на реконструкции промышленных объектов (металлургических, коксохимических, химических и энергетических), построенных Советским Союзом в Китае, Иране и Индии в 50-60-х годах (там основные фонды также нуждаются в срочной реконструкции). Рост доходов населения, вероятно, замедлится, однако для пищевки это может быть компенсировано расширением экспорта в Россию и другие страны СНГ, а также - для наиболее продвинутых - на рынки дальнего зарубежья.

Структурные перемены

Структура украинской экономики, которая неплохо приспособилась к нынешнему месту страны в мире и сегодня обеспечивает экономический рост, безусловно, не является стабильной навеки. Уже сейчас очевидны основные направления ее структурного обновления.

Прежде всего следует отметить грядущие изменения в черной металлургии. Полный коллапс этой отрасли, который предсказывают уже многие годы, вряд ли произойдет, однако значительные потрясения все-таки ее ожидают. Основные проблемы - нестабильность мирового рынка и возможное удорожание энергоносителей. В течение десяти лет, по прогнозам экспертов, число металлургических комбинатов сократится примерно на треть за счет наиболее мелких объектов с устаревшим оборудованием. Так, по заявлению губернатора Донецкой области Анатолия Близнюка, из семи комбинатов, действующих сегодня на территории области, в ближайшее время останется, вероятно, только четыре. Выжившим, при условии значительных вложений в модернизацию производства, можно будет уповать на удобное расположение украинских меткомбинатов - около портов (что очень выгодно с точки зрения экспорта), на отсутствие резких скачков энерготарифов, на рост внутреннего рынка металла и на участие в мировом разделении труда в качестве поставщиков полуфабрикатов. Эта позиция, кстати, уже закрепляется институционально - через покупку или слияние украинских металлургических компаний с европейскими коллегами. Последние должны обеспечить украинской заготовке гарантированный сбыт.

Так или иначе, но в десятилетней перспективе можно ожидать постепенного снижения доли металлургии в украинской экономике. Кандидаты на роль локомотива роста, которую сегодня играет металлургия, уже просматриваются. Если посмотреть на отраслевую структуру инвестиций, нетрудно обнаружить, что более 40% приходится на пищевую промышленность. Именно эта отрасль, производство потребительских товаров вообще, а также торговля и сфера услуг (в первую очередь туристических и транспортных) будут развиваться наиболее бурно.

Сценарии развития пищевой отрасли и производства товаров народного потребления понятны: это создание мощных брэндов, закрепление на внутреннем рынке, экспансия на рынки СНГ и затем выход на рынки дальнего зарубежья (у кого получится, конечно). К слову сказать, аналогично развиваются и некоторые другие отрасли. Например, украинские трубники, столкнувшись с ограничением поставок на российский рынок, поработав над качеством и маркетингом, частично переориентировали свой экспорт на страны дальнего зарубежья. В результате доля России в украинском трубном экспорте, будучи пока доминирующей, с 2001 года уменьшилась с 54 до 46,5% (по итогам восьми месяцев этого года - данные центра "Госвнешинформ"), а доля ЕС и стран Восточной Европы, напротив, возросла с 16 до 21%.

Еще одна отрасль, которая может обеспечить подъем экономики страны в целом, - сельское хозяйство. Инвестиции в интенсификацию производства позволят резко увеличить урожайность основных сельхозкультур. Кроме того, значительный потенциал роста есть у животноводства, которое сегодня находится в полном упадке.

Довольно сложная ситуация с машиностроением. В течение ближайших пяти лет эта отрасль сможет развиваться за счет масштабной реконструкции постсоветского пространства, однако понятно, что вечно у "Азовмаша" по тысяче цистерн в месяц покупать не будут. Машиностроительных компаний, готовых к серьезной конкуренции на мировом рынке, на Украине очень мало. Главная проблема - разрушение старых советских инжиниринговых школ, нарастающий дефицит квалифицированных кадров, что не позволяет предлагать рынку принципиально новые виды продуктов, заставляя эксплуатировать старые советские разработки. Для украинского машиностроения единственный способ выжить - это формирование мощных ФПГ, способных оказать необходимую финансовую и организационную поддержку предприятиям отрасли при продвижении на внешние рынки, и разработки новых продуктов.

Наиболее реальное прорывное направление, способное дать мощный толчок украинской экономике, - создание совместных с Россией компаний в тех отраслях, которые еще не растратили свой потенциал. Прежде всего - в аэрокосмической отрасли и ВПК. К примеру, совместная российско-украинская программа "Воздушный старт" (проект по выводу в космос спутников с использованием модернизированных Ан-124-100 для старта с них ракет-носителей) в случае ее успешной реализации, как считает Валентин Бадрак, позволит занять двум нашим странам до 50% мирового рынка коммерческих запусков спутников.

Определенные перспективы связаны со "вписыванием" Украины в европейское разделение труда. Сейчас страны Европы - крупнейшие импортеры украинских товаров (39% экспорта против 25% у СНГ по итогам шести месяцев 2003 года), однако структура экспорта оставляет желать лучшего. Значительную долю в нем занимает сырье (глина, металлолом) и товары, на которые накладываются ограничения, - сельхозпродукты, металлы и химия. В нынешнем году экспорт в страны Европы значительно вырос - на 35% в первом полугодии, однако этот прирост был во многом обеспечен интенсивным реэкспортом Украиной российской нефти и газа (на полмиллиарда долларов за шесть месяцев 2003 года), что можно рассматривать как временное явление. Худо-бедно вписалась в мировое разделение труда украинская легкая промышленность, однако европейские компании работают с ней, как правило, по давальческим схемам (от которых денег предприятиям перепадает разве что на зарплату), и изменения к лучшему появляются лишь тогда, когда на фабрики приходит украинский инвестор.

Единственная отрасль, действительно подающая надежды на интеграцию в европейский рынок, - это нефтепереработка, по иронии судьбы принадлежащая на Украине российским компаниям. Экспорт нефтепродуктов в Европу растет с начала 2002 года и - особенно на фоне дефицита нефтеперерабатывающих мощностей в ЕС - имеет шансы расти и дальше. В дальнейшем, однако, у Украины есть шансы потеснить страны Восточной Европы в нише поставщика различного рода потребительских товаров в ЕС и сборщика готовых изделий с расчетом на экспорт в Европу. Пока этот процесс движется медленно, однако после вступления стран Восточной Европы в Евросоюз и, соответственно, ужесточения налоговых, социальных, экологических и прочих стандартов не исключено, что часть производств будет перенесена на Украину. Процесс, правда, не будет таким масштабным, как в начале 90-х годов в Чехии, Венгрии или Польше (под боком у ЕС находятся еще и Балканы), но сыграть положительную роль в подъеме ныне депрессивных районов Западной и Правобережной Украины он сможет.

Однако ключевое значение для развития украинской экономики в ближайшее десятилетие будет иметь ситуация в ТЭК и сфере транзитных услуг. Во-первых, для Украины исключительно важно восстановление своего статуса как основной транзитной территории в отношениях Евразии (прежде всего России) и Европы. Наиболее яркий пример - экспорт российского газа. Сейчас от услуг по его транспортировке Украина получает около 1,5 млрд долларов (правда, натурой - то есть газом). В ближайшее десятилетие Россия и Казахстан намерены увеличить поставки газа в Европу в два раза. Соответственно, Украина надеется, что большая часть этих объемов пройдет через ее трубу. Еще пример. Украина обладает развитой сетью магистральных ЛЭП для экспорта электроэнергии в страны Европы. Это открывает возможности как для экспорта собственно украинской электроэнергии, так и для транзита через Украину электроэнергии российской. А есть еще нефтепроводы, транзитные перевозки по железным и автомобильным дорогам, украинские порты...

Во-вторых, необходимо привлечение инвестиций для модернизации энергетики и транспортных коммуникаций. Только инвестиции в реконструкцию газотранспортной системы страны, по расчетам украинских специалистов, могут в течение нескольких лет за счет освоения этих средств обеспечить дополнительный прирост ВВП в размере 2-3%.

В-третьих, акции предприятий ТЭКа (энергетические и газораспределительные компании), транспорта (железные дороги, порты) являются, пожалуй, единственным инструментом, который позволит быстро раскочегарить украинский фондовый рынок и повысить капитализацию украинской экономики (то есть сыграть ту роль, которую на российской рынке сыграли акции нефтяных компаний и РАО ЕЭС).

Повестка дня на десять лет

Исходя из названных выше позиций можно обозначить основные задачи, которые будет решать экономика Украины на протяжении ближайшего десятилетия.

Во-первых, создание наиболее благоприятных условий для экспорта украинских товаров в страны СНГ и Евросоюз. Идеальная ситуация - создание зоны свободной торговли на обоих направлениях. Во-вторых, недопущение роста цен на энергоносители. В-третьих, максимальное вписывание украинских машиностроительных компаний в программы модернизации на пространстве СНГ, создание совместных с Россией ФПГ на наиболее прорывных направлениях. В-четвертых, переключение на Украину большинства транзитных потоков между Евразией и Европой. В-пятых, приватизация ТЭКа, сферы ЖКХ и, возможно, основных транзитных и транспортных магистралей. В-шестых, максимальная коммерциализация рынка земли.

Естественно, уже сейчас видны проблемы в реализации этих целей. Назовем лишь некоторые. Создание зоны свободной торговли с ЕС теоретически возможно, так как Украина имеет статус "соседа", который предусматривает предоставление Евросоюзом "четырех свобод" (в том числе и свободы движения товаров). Однако нынешняя структура украинского экспорта в Европу, весомую часть которого составляют металл, химическая и сельхозпродукция (то есть дискриминационно-опасные товары), практически исключает такую возможность. Реальным препятствием к созданию ЗСТ с Евросоюзом является и относительно низкий уровень внутренних цен на энергоносители.

Для максимального использования транспортной инфраструктуры необходимо, чтобы в транзите через Украину были заинтересованы собственники транспортируемых товаров (в первую очередь Россия и Казахстан), однако вопрос о собственности на инфраструктурные объекты до сих пор не решен. Равно как и вопрос собственности на объекты ТЭКа и землю. На земельном рынке уже сейчас намечается серьезное столкновение интересов местных украинских инвесторов и крупных транснациональных корпораций. Кроме того, интенсификация сельскохозяйственного производства потребует резкого сокращения занятых в аграрном секторе (сейчас на селе живет около трети всего населения страны), что уже происходит явочным порядком на землях, арендуемых инвесторами, и уже приводит к острым конфликтам.

Вокруг решения этих, а также многих других проблем и будет строиться повестка дня Украины в течение ближайшего десятилетия.