Женская доля по-новому

Ирина Тихоцкая
12 сентября 2005, 00:00

На фоне быстрого старения общества в Японии идет формирование новых вариантов жизненного цикла. Молодые люди живут по правилам, которые были неприемлемы для их родителей

Последнее десятилетие ушедшего века, ознаменованное в Японии экономической стагнацией и прозванное потерянным, внесло существенные коррективы в жизнь общества. Озабоченные банкротствами и безработицей, японцы лишились уверенности в завтрашнем дне. В начале 2000-х безработица в стране превысила пятипроцентный порог, и хотя в 2004-м она опустилась до 4,7%, это оказалось слишком много для страны, отвыкшей от социальных потрясений.

В период высоких темпов экономического роста в стране сложилась определенная модель жизненного цикла: удачное трудоустройство на долговременной основе, женитьба и рождение детей, накопление денег на недвижимость и обучение детей. Все были уверены в том, что благосостояние на протяжении всей жизни будет лишь расти. Идеалом средней семьи было собственное жилье, автомобиль, разнообразная бытовая техника, получение детьми высшего образования. В общем, семейная жизнь японцев базировалась на экономической и психологической стабильности.

Теперь Япония иная. Ушли или уходят в прошлое не только факторы, обеспечившие беспрецедентный рост экономики в послевоенный период, но и многие сложившиеся экономические и социальные системы. То, что когда-то было плюсом, ныне оборачивается тормозом социально-экономического развития. Так, знаменитая система пожизненного найма, предполагавшая продвижение по службе и увеличение заработка в зависимости от выслуги лет, не устраивает уже не только большинство работодателей (она сохранилась лишь в некоторыхх компаниях), но и рядовых японцев. Да и в целом они сами, их система ценностей претерпели огромные изменения. Особенно это касается талантливой молодежи, которая желает получать должное вознаграждение за свой труд уже сегодня, а не ждать милостей от ориентированной на будущее системы отложенной зарплаты.

Битва полов

Вместе с ушедшим веком подошла к концу и эпоха профессиональных домохозяек - порождения высоких темпов экономического роста. С одной стороны, жить на заработную плату одного супруга для многих семей стало не только затруднительно, но и рискованно - нет былой уверенности в том, что единственный кормилец не лишится рабочего места. С другой стороны, растет число женщин, не желающих полностью зависеть от мужа и стремящихся работать вне дома, пусть даже неполный день. Более того, появились женщины, способные обеспечить высокий уровень жизни и мужу, и детям (уже нередки случаи самостоятельной покупки женщинами жилья).

В Японии достаточно давно говорят о необходимости отхода от традиционной системы распределения обязанностей между мужем и женой и строительстве партнерских отношений между ними. При этом показательно, что вместо термина "общество совместного труда мужчин и женщин", употреблявшегося на рубеже 80-90-х, десятилетие спустя речь идет об "обществе равного участия мужчин и женщин". Это означает, что общество начало осознавать: женщинам, совмещающим роли жены-домохозяйки, матери и труженицы, нужно помогать. Видимо, это объективный сигнал времени - падение рождаемости и старение страны делают задачу более чем актуальной.

Нынешний уровень рождаемости означает не только снижение общей численности населения (по прогнозам, оно начнется уже с 2007 года), но и (в сочетании с ростом продолжительности жизни) быстро прогрессирующее старение нации. Доля лиц старше 65 лет в Японии уже давно превысила долю детей (около 20% и 14% соответственно). Понятно, что при этом резко возрастает нагрузка на работоспособное население - оно должно трудиться еще и на социальные программы.

Прежде, под влиянием проводившейся в обществе политики, для большинства женщин была характерна следующая модель жизненного цикла: работа до замужества, уход с работы на время рождения и воспитания детей, занятость неполный рабочий день, когда дети подрастут. Соответственно, кривая занятости японок имела выраженную форму буквы "М", с двумя пиками: в 20-25 лет и в возрасте 45-49 лет.

Как показывает график, за последние двадцать лет произошли заметные изменения. Прежде всего, максимальный пик занятости сдвинулся на более позднее время, к 25-26 годам. Доля женщин, бросающих работу в молодости, снизилась: теперь многие обзаводятся детьми лишь в 25-35 лет, к тому же все чаще японки продолжают работать во время беременности и в период воспитания маленьких детей (да и число людей, откладывающих брак или отказывающихся от него, тоже возрастает). Второй пик занятости заметно вырос и лишь немного уступает первому. Все большее участие в общественном труде женщин этой группы обусловлено возросшими возможностями трудоустройства (прежде всего в сфере услуг). Причем налицо еще одна новая тенденция - рост занятости женщин в возрасте от 55 до 64 лет. Это стало следствием как недостаточности пенсий, так и улучшения здоровья в целом, более позднего наступления физиологической старости. Впрочем, можно выделить еще один мотив: стремление уйти от одиночества, занять себя. Ведь по статистике женщины в Японии в среднем живут на семь лет дольше, чем мужчины (85 лет против 78).

Если же брать шире, то проблема равноправия мужчин и женщин сейчас стала и проблемой жизнеспособности японской экономики и общества вообще. Прежде всего потому, что составляющие половину населения страны женщины оказались основным резервом рабочей силы стареющего общества, и именно за счет их широкого участия в производстве можно будет компенсировать ожидаемый в XXI веке дефицит рабочей силы. (К привлечению мигрантов японцы подходят очень осторожно, и, судя по событиям во Франции, не зря: вопросы социальной стабильности и безопасности здесь всегда были приоритетными.)

Пчелки и трутни

Менталитет японцев меняется: ценность группы во многих случаях еще сохраняет значение, но все заметнее проявляется индивидуализм. По разным оценкам, от 2 до 4 млн молодых людей сегодня предпочитают не связывать себя сразу на всю жизнь, а попытаться реализоваться в разных сферах. Таких людей называют в Японии "фурита" (от английского "свобода" и немецкого "работать"). Их появление стало возможным в результате повышения уровня доходов населения - молодое поколение выросло в богатой и изобильной стране.

Японское общество озабочено и тем, что среди молодежи все больше людей, у которых нет мечты, которые вообще ничего не хотят. Их называют "нито", от аббревиатуры с английского, означающей, что они не учатся, не работают и не повышают квалификацию - явление, ранее немыслимое для страны трудолюбивых людей, где с давних пор высоко ценится образование. По оценкам, это 600-900 тыс. человек в возрасте от 15 до 34 лет. Они пополняют ряды "паразитирующих одиночек" - тех, кто выбрал новый жизненный стиль несколько раньше. Речь идет о взрослых детях, живущих с родителями, распоряжающихся своим доходом по своему усмотрению, не имеющих никаких обязанностей.

Поменялся и подход к семье и браку. Часть мужчин уже не хочет брать на себя ответственность, так как "это обременительно". Снизилась роль замужества и для японок, в первую очередь за счет радикальных перемен в экономике и обществе. В нынешней Японии уже никого не удивляет женщина, вообще не желающая вступать в брак либо предпочитающая сделать это позже, по собственному усмотрению выбирающая свой жизненный путь.

Словом, роль женщин в японском обществе однозначно возрастает, и уже не за горами день, когда все общественные институты будут строиться именно исходя из равных прав людей, независимо от пола и семейного статуса. По всей видимости, сигналом к этому можно считать и тот факт, что во всех правительствах Дзюнъитиро Коидзуми, ставшего премьером в 2001 году, неизменно присутствует не менее двух женщин-министров, причем даже на таком посту, как министр иностранных дел.