Страна с горнорудным профилем

Иван Рубанов
22 мая 2006, 00:00

Австралия -- один из мировых лидеров по уровню развития горнодобывающей промышленности. В последнее десятилетие местные компании все активнее стараются экспортировать свои опыт и продукцию за рубеж

Совместный проект журнала "Эксперт" и посольства Австралии в России

Горнодобывающая промышленность Австралии зародилась в конце XVIII века с началом угледобычи на юго-западе страны. С тех пор отрасль познала немало взлетов и падений, но неизменно оставалась важнейшей составляющей австралийской экономики. Последняя, несмотря на статус развитой, в значительной степени опирается на добывающую промышленность, подобно экономикам ряда других развитых стран (к примеру, Канады и ЮАР, также обладающих широким спектром полезных ископаемых). Но даже в сравнении с ними масштабы развития добывающей промышленности в Австралии кажутся внушительными: отрасль обеспечивает 8,8% ВВП и львиную долю экспорта. Эта слабозаселенная страна по площади лишь немного уступает таким крупным государствам, как Бразилия или Китай. Так что богатые недра, помноженные на огромные территории, определяют ее горнопромышленный уклон в мировом разделении труда.

При этом добывающая промышленность оказывает колоссальное влияние не только на экономику, но и на все сферы общественной деятельности. Например, она во многом определяет развитие австралийской транспортной и иной инфраструктуры, особенно в районах нового освоения. С 1967 года благодаря развитию горнодобычи в стране было основано около 25 новых городских поселений, 12 портов, 20 аэродромов и почти 2 тыс. км железных дорог. Правда, в отличие от России в Австралии для освоения ресурсов в маргинальных районах чаще используется не создание постоянных поселений, а вахтовый метод, который получил широкое распространение с 80-х годов. Во многом за счет этого сама добывающая промышленность постепенно перемещается на север и на запад Австралии -- в новые регионы, которые к тому же расположены ближе к ключевым для местных компаний азиатским потребителям.

Правда, будучи настоящей кладовой твердых полезных ископаемых, Австралия не богата ключевыми для современной экономики жидкими и газообразными углеводородами. В недрах континента и прибрежном шельфе содержится только 1,4% мировых запасов газа и лишь 0,3% нефти. И сама эта отрасль очень молода: первая австралийская нефть была добыта лишь в 1953 году, а на масштабные объемы извлечение углеводородов вышло с середины 70-х годов прошлого столетия. С тех пор темпы геологоразведки и прироста добычи были крайне высокими (в 80─90-е открыто множество месторождений на шельфе северо-запада страны), так что сегодня основную часть своих потребностей Австралия удовлетворяет за счет собственных ресурсов (см. график).

Однако, несмотря на скромные ресурсы, нефтегазовый сектор представляет собой объект особого внимания австралийцев: ежегодные инвестиции в нефте- и газодобычу составляют около миллиарда долларов -- больше, чем во все остальные добывающие отрасли. Но если газовая отрасль, как ожидается, будет расти и дальше, то в нефтедобыче уже начался спад, и, по прогнозам, в течение ближайшего десятилетия добыча жидких углеводородов упадет на 40%. В результате Австралии придется наращивать импорт нефти. Будущие открытия здесь связывают с морскими акваториями, хотя уже сейчас львиную долю нефти и газа (96 и 73% соответственно) в этой стране добывают на офшорных месторождениях.

Глобальный игрок

Австралийская горнодобывающая промышленность имеет колоссальное значение для всей мировой экономики. В период с 40-х по 80-е годы прошлого века в этой стране была осуществлена серия геологических открытий, которая вывела Австралию в число крупнейших в мире производителей главных видов минерального сырья. На северо-западе страны был открыт огромный железорудный бассейн, на полуострове Кейп-Йорк разведано крупнейшее в мире месторождение бокситов с очень высоким содержанием полезного элемента (50─60% глинозема), а в 1978-м на плато Кимберли обнаружили крупнейшее месторождение алмазов. Сравнительно недавно были запущены крупнейший в мире (7% совокупной добычи) цинковый рудник Pasminco`s Century и единственный построенный в последние десятилетия завод по выплавке цинка Sun Metals` Townsville, куда инвестировано 1,5 млрд долларов.

Австралийские горные компании в основном ориентируются на экспорт -- добытчики железной руды и бокситов почти всю продукцию отправляют за рубеж. Дело в том, что местные власти бьются за экологическую безопасность и сдерживают развитие тяжелой промышленности. Так, несмотря на исключительно благоприятное территориальное сочетание угольных и железорудных бассейнов, здесь практически не развита черная металлургия.

Сейчас австралийская добывающая промышленность обеспечивает более 50 млрд долларов экспортных поступлений, при этом минеральное сырье дает около трети совокупного экспорта товаров и услуг и почти две трети зарубежных поставок промышленных товаров. Австралия остается ведущим экспортером глинозема, угля, ильменитов (титансодержащее сырье), железной руды и циркона. По объемам производства австралийская горнодобывающая промышленность занимает третье место в мире (без нефти и газа), а сам майнинг, в котором занят лишь 1% трудовых ресурсов, остается одним из самых производительных видов бизнеса. Валовая добавленная стоимость на одного занятого в этой отрасли в восемь раз выше, чем в целом по экономике.

На этом достижения отрасли не заканчиваются. Австралия стала родиной ведущих майнинговых компаний мира -- BHP Billiton (крупнейшая компания отрасли с капитализацией около 130 млрд долларов), Rio Tinto, Anglo American, WMC. Если в 80-е годы эти компании занимались вертикальной интеграцией и скупали мелких местных игроков, то сейчас их главная стратегия -- интернационализация. Крупный австралийский майнинговый бизнес все теснее сплетается с зарубежными активами и рынками: по данным опросов, около 40% вложений компании отрасли начали осуществлять за рубежом.

Причем экспансия идет по разным направлениям. С 1970 года в стране действует законодательство, передающее часть земель сообществам аборигенов, не заинтересованным в развитии добычи минералов на своих территориях. Это подталкивает добывающие предприятия к реализации крупных проектов за рубежом и приобретению иностранных активов. При этом австралийские компании формируют международные альянсы для защиты своих интересов и поддержания цен. Помимо этого местная промышленность активно поставляет за рубеж оборудование и автоматизированные линии. Австралия также считается одним из лидеров в разработке и внедрении программного обеспечения в добывающей промышленности. Согласно данным Minerals Council of Australia и Centre for International Economics, страна обеспечивает 60─70% мирового оборота ПО для отрасли, а совокупный экспорт интеллектуальной собственности, связанной с добычей, превышает миллиард долларов в год.

Как близнецы

Россия и Австралия очень схожи своим ресурсным сектором. Обе страны не только богаты природными ресурсами, но и занимают уникальные позиции в добыче многих полезных ископаемых, имеют на своей территории большое количество крупных и гигантских месторождений. И в Австралии, и в России существенная часть ресурсов находится в слабоосвоенных районах с тяжелыми природными условиями. Наконец, в обеих странах добывающая промышленность -- ключевой сегмент экономики, представленный большим числом крупных предприятий. Поэтому совместная работа компаний из двух стран выглядит целесообразной и взаимовыгодной: наши получают финансовые ресурсы, опыт и технологии, австралийцы -- доступ к сырьевым активам и рынки сбыта для своих услуг и продукции. Это во многом и определяет немалый интерес бизнесменов, представляющих горнодобывающие отрасли двух стран, который особенно заметно проявляется в последние три года.

При этом российское сотрудничество с австралийцами отнюдь не ограничивается скупкой сырьевых активов иностранными компаниями -- оно идет на встречных курсах. Австралийские компании осуществляют сырьевые поставки в нашу страну: в частности, сибирские алюминиевые заводы в больших количествах закупают австралийский глинозем. Это обстоятельство во многом предопределяет интерес наших компаний к австралийским активам. Например, в 2004 году "Русал" потратил почти полмиллиарда долларов на приобретение двадцатипроцентного пакета акций крупнейшего в мире глиноземного завода Queensland Alumina. Интерес к инвестированию в эту далекую страну обозначила и вторая по размерам российская алюминиевая компания -- СУАЛ.

Австралийские компании тоже заинтересованы в покупке российских ресурсных предприятий. Так, совладельцем золоторудных месторождений в нашей стране давно стала Rio Tinto, а недавно она подписала новый документ: о создании СП с крупнейшей горнометаллургической компанией России -- "Норильским никелем". Новое предприятие будет заниматься геологоразведкой и освоением месторождений полезных ископаемых в России, в первую очередь на востоке страны, а затем в других регионах и даже соседних странах.

Сейчас австралийцы всячески стремятся развивать поставки оборудования, интеллектуальной продукции и услуг на наш рынок: от инженерного проектирования горнодобывающих предприятий до оборудования для горнообогатительных заводов, плавильных печей и горных машин. Для реализации этих задач в России уже активно действуют представительство Австралийской торговой комиссии (Austrade) и Ассоциация экспортеров горнодобывающей промышленности Австралии (Austmine).