Скандинавские качели

Алексей Волков
29 мая 2006, 00:00

На шведскую экономику влияют глобальные и общеевропейские процессы, однако у правительства есть собственные рычаги, способные воздействовать на ситуацию в стране

Полтора десятилетия назад экономика Швеции оказалась в тяжелейшем положении: разразился кризис, ставший самым глубоким более чем за полвека. В 1991─1992 годах промышленное производство упало почти на 10%, за 1991─1993 годы ВВП сократился на 5%, почти на 10% уменьшилось число рабочих мест. До небывалого за послевоенный период уровня выросла безработица: официальная превысила 8%, и еще почти столько же людей приняли участие в различных государственных программах на рынке труда. С ноября 1992-го после очередного обострения валютного кризиса шведская крона перешла с фиксированного курса на плавающий.

Некоторое оживление началось лишь в конце 1993 года, и рост продолжался до очередного мирового экономического спада, начавшегося восемь лет спустя. Однако темпы роста были неровными: в 1996-м и 1997-м ВВП Швеции увеличивался лишь на 1,3 и 1,9% соответственно, зато в остальные годы темпы роста составляли 3─4%, что позволило в среднем за период выйти на уровень 3,2%. Новый спад шведской экономики пришелся на 2001─2003 годы, а очередной подъем начался в 2004-м.

Внутренние резервы

В период предыдущего подъема локомотивом роста стал экспорт товаров и услуг, который рос опережающими темпами -- в отдельные годы до 10─13%. Все возрастающую роль играла в нем продукция транспортного машиностроения, средств связи и телекоммуникаций, а также фармацевтической промышленности. Впрочем, быстро рос и импорт, что было обусловлено большим удельным весом импортируемых компонентов в экспортных товарах, а также инвестициями в машины и оборудование.

Вместе с тем росту национальной экономики способствовал и внутренний спрос. Личное потребление тоже увеличивалось, хотя и не так быстро: от 1─2% в середине 90-х до 4% в 2000 году. В 1997─2000 годах особенно быстро рос спрос на услуги и потребительские товары длительного пользования -- радиоаппаратуру, телевизоры, компьютеры и мобильные телефоны, легковые автомобили. Однако рост личного потребления сдерживался повышением налогов и сокращением объема трансфертов, что сказывалось на динамике реальных располагаемых доходов, которые стали расти лишь с 1998 года. А потому рост личного потребления происходил за счет снижения нормы сбережения населения до 1% в 1997─1998 годах. С 2001-го, напротив, норма сбережения домохозяйств заметно возросла, а темпы роста личного потребления замедлились. Теперь основной вклад в него внесла розничная торговля. При этом личное потребление в определенной степени сдерживалось высокой безработицей.

Важным фактором роста в середине 90-х стал инвестиционный спрос. Однако, даже не достигнув уровня начала 90-х, в 1997-м он снова сократился. Особенно резко уменьшились инвестиции в здания и сооружения, в жилищное строительство. Зато в промышленности объем инвестиций быстро рос в расширяющихся экспортных отраслях, прежде всего в телекоммуникациях и фармацевтике. Из других секторов наиболее высокие темпы оказались в тех, что были тесно связаны со спросом со стороны домашних хозяйств.

Во второй половине 90-х произошли серьезные структурные изменения в промышленности Швеции. Примерно две трети прироста промышленного производства пришлись на фармацевтику, производство телекоммуникационной аппаратуры и автомобилей, то есть на динамичные и менее зависимые от конъюнктуры отрасли. Удельный вес телекоммуникационной продукции в шведском экспорте увеличился с 7% в 1995 году до 15% в 1999-м. Доля же таких традиционных экспортных товаров, как целлюлоза и бумага, за тот же период сократилась с 13 до 7%.

Своя крона дороже

Темпы инфляции в стране после 1990 года все время снижались, и с 1996-го уже не превышали 1%. За последующие три года рост цен оказался самым низким за несколько десятилетий, а в 1998-м они и вовсе падали. И только в 2001─2002 годах инфляция возросла до 2,5%, хотя потом снова упала. Столь низкий уровень инфляции объясняется тем самым кризисом начала 90-х, который привел к появлению большого объема свободных ресурсов; высокой безработицей, сдерживавшей рост заработной платы; динамикой мировых цен и курса кроны; снижением налогов (прежде всего на недвижимость и табак) и высоким ростом производительности труда. Кроме того, инфляционные рамки Риксбанка снизили инфляционные ожидания населения. Рост цен сдерживался также возросшей конкуренцией, дерегулированием расценок в области телекоммуникаций и энергоснабжения, а также снижением более высокого относительно среднеевропейского уровня цен в Швеции.

Постепенно официальная безработица снижалась, но все-таки оставалась на высоком для страны уровне. При этом значительное число людей участвовало в программах государства на рынке труда, что тоже было, по сути, скрытой безработицей. Сокращение государственных расходов привело к снижению числа занятых в образовании и здравоохранении, непрерывно сокращались рабочие места в промышленности. Спрос на рабочую силу рос только в секторе частных услуг и (в последние годы) в строительстве. Поэтому занятость стала расти лишь с 1998 года, но через пять лет опять пошла вверх безработица, и эта тенденция сохраняется и сегодня. Более того, переход в статистике на нормы ЕС обернулся ростом показателя безработицы еще на 0,5%.

Кризис 90-х привел в тяжелое состояние государственные финансы Швеции, и многие экономисты даже предрекали им скорый крах. Дефицит госбюджета доходил до 13% ВВП, и это привело к сокращению как государственного потребления, так и числа государственных служащих. Однако подъем конъюнктуры и принятие жесткой программы финансовой стабилизации позволили реструктурировать государственные финансы: с 1998 года государственный бюджет стал сводиться с положительным сальдо.

Важным аспектом экономической политики Швеции стал отказ страны от членства в Европейском валютном союзе (ЕВС). Но такое решение принималось нелегко. Так, на чрезвычайном съезде Социал-демократической рабочей партии весной 2000 года резолюция о вступлении в ЕВС была одобрена большинством голосов, и следующим шагом должен был стать всеобщий референдум. Победа социал-демократов на выборах в риксдаг в 2002 году позволила им назначить этот референдум на сентябрь 2003-го. Однако результаты плебисцита оказались неожиданными: шведы высказались против введения евро, причем преимущество евроскептиков было велико. Среди аргументов фигурировала, в частности, высокая безработица, для снижения которой требуется свобода действий при ведении денежно-кредитной и валютной политики.

По сути, шведы не захотели расставаться с кроной, которая у населения ассоциируется со стабильностью, социальной защищенностью и высоким уровнем доходов. На выбор шведов повлиял и тот факт, что европейская экономика в те годы переживала период спада, а опыт других стран демонстрировал, что введение евро приводило к заметному подорожанию товаров и услуг. Впрочем, большинство жителей Швеции вообще скептически относится как к ЕВС, так и к Евросоюзу в целом. Более половины населения считает, что Швеция от вступления в ЕС больше потеряла, чем выиграла. Так, в 2003 году ее взнос в общеевропейский бюджет составил 23,7 млрд крон, в то время как обратно страна получила лишь 11,6 млрд крон -- в основном на сельское хозяйство и региональные субсидии.

Снова вверх?

Сегодня экономический рост в Швеции продолжается. Его основным стимулом стал внутренний спрос, чему способствуют относительно низкий уровень капиталовложений и высокая норма сбережения населения. По оценкам, эти факторы позволят поддерживать достаточно высокие темпы роста: по итогам 2006 года занятость увеличится примерно на 70 тыс. человек, при этом около трети прироста станет результатом политики государства на рынке труда (это произойдет в основном в строительстве и секторе частных услуг). Жилищное строительство, объем которого за прошлый год вырос на 20%, увеличится еще примерно на 10%. Несмотря на дорожающие энергоносители, инфляция останется на низком уровне благодаря умеренному росту заработной платы, импорту дешевых потребительских товаров, незначительному увеличению квартплаты и сдерживанию (благодаря сильной конкуренции) цен на продовольственные товары.

Быстро растут и располагаемые доходы домашних хозяйств. Покупательная способность граждан увеличивается вследствие прироста реальной заработной платы, роста занятости и снижения налогов. Укрепление государственных финансов (госбюджет в 2005 году был сведен с положительным сальдо в 13 млрд крон) позволяет дополнительно увеличить социальные расходы.