«Скептики» перед лицом глобализации

Андрей Цунский
24 марта 2008, 00:00

В эпоху бесконечных перемен на карте мира и Европы, неопределенности элит ряда стран, формирования новых союзов на новых принципах очень важен голос успешных, в хорошем смысле консервативных государств. На вопросы «Эксперта» отвечает Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Швеция в России Юхан Муландер

Совместный проект журнала «Эксперт» и посольства Швеции в России

— Швеция не без проблем входила в Евросоюз. Вспоминается сатирическая передача шведского телевидения, где журналисты иронизировали над постановлениями еврочиновников, над европейской паспортизацией населенных пунктов, выражали обеспокоенность по поводу столкновения европейских правил и жизненного уклада народа саами. Удалось ли уладить все проблемы или некоторые остались актуальными?

— Действительно, решение присоединиться к Европейскому союзу нелегко далось моей стране, гордившейся своей уникальной политической и социальной системой, исторически воспринимавшей «континент», то есть все южнее Копенгагена, с определенным недоверием, проводившей в период холодной войны политику, базировавшуюся на жесткой интерпретации принципов нейтралитета и неприсоединения к союзам. Однако в начале 1990-х и карта Европы, и настроения в этой части света изменились. В результате после многочисленных дебатов и победы на национальном референдуме с небольшим перевесом сторонников присоединения Швеция вместе с Австрией и Финляндией вступила в ЕС 1 января 1995 года. Переговоры о членстве в Евросоюзе с Брюсселем прошли без каких-либо проблем. Сегодня, тринадцать лет спустя, общественное мнение в Швеции сохраняет достаточно взвешенное отношение к ЕС, не всегда разделяя убежденность некоторых политиков в преимуществах дальнейшей интеграции. Однако мало кто сейчас на полном серьезе может представить себе Швецию вне Европейского союза. Территория за Копенгагеном перестала быть заграницей. Нам всем нравится путешествовать, когда только звуковой сигнал мобильного телефона напоминает о пересечении национальных границ. У ЕС могут быть свои недостатки, но в отличие от того, что мы наблюдали в 1994 году, сегодня подавляющее большинство предпочитает работать, устраняя эти недостатки внутри ЕС, нежели оставаться за пределами Европейского союза.

— Несмотря на длительный союзный стаж Швеция не торопится переходить на единую европейскую валюту. С чем это связано?

— Решение о невступлении на данном этапе Швеции в зону общеевропейской валюты было обусловлено результатом национального референдума. Премьер-министр, большинство в шведском парламенте и значительная часть политического истеблишмента выступали за присоединение, но граждане Швеции в ходе демократического референдума сказали «нет». Должно пройти еще несколько лет, чтобы этот вопрос вновь мог быть вынесен на обсуждение. Лично я убежден, что в будущем мы присоединимся к зоне евро.

— Швеция — государство с мудрыми миролюбивыми традициями. В Европе сейчас неспокойно: Косово, провозгласившее независимость, может стать опасным прецедентом в самом центре Евросоюза. Какова позиция Швеции по косовской проблеме?

— Швеция признала Косово в качестве независимого государства, находящегося в настоящее время под наблюдением международного сообщества. Безусловно, это не было простым решением как для Швеции, так и для наших европейских партнеров. Очевидно, было бы намного лучше, если бы это решение базировалось на соглашении между Белградом и Приштиной или на соглашении с Россией в рамках Совета Безопасности ООН. Однако история не знает сослагательного наклонения, и мы оказались в такой ситуации, когда любые другие действия или бездействие, включая сохранение неэффективного статуса-кво, привели бы к возникновению еще больших осложнений и угроз — как для Европейского союза, так и для Европы в целом.

Мы не считаем, что случай с Косово будет иметь значительные последствия для других конфликтов на планете. Каждая кризисная ситуация уникальна, а следовательно, методы разрешения того или иного кризиса должны носить индивидуальный характер. Вместе с тем представляется очевидным, что ЕС и Россия несут общую ответственность за развитие событий в этой сфере. Поэтому, вместо того чтобы тратить ценное время на споры о правомочности наших, отличающихся друг от друга, позиций, нам бы хотелось более интенсивно работать вместе с Россией для преодоления остающихся конфликтов на прилегающих к нам территориях.

— В Швеции началась общественная дискуссия по поводу возможности вступления в НАТО. Насколько вероятно положительное решение по этому вопросу?

— Швеция тесно сотрудничает с НАТО и принимает активное участие в операциях под руководством альянса. Однако членство в этой организации не стоит на повестке дня.

— Готова ли шведская армия предоставить своих военных для миротворческих миссий в потенциальных горячих точках? Связана ли позиция по этому вопросу со вступлением в Североатлантическую организацию?

— С 1960-х годов Швеция вносит значительный вклад в проведение операций по поддержанию мира. Швеция начала действовать в этой сфере задолго до НАТО. Мы в какой-то степени ощущаем себя авторами самой идеи о направлении международных миротворцев в горячие точки. Это наследство Генерального секретаря ООН шведа Дага Хаммаршёльда.

Можно привести несколько примеров участия подразделений вооруженных сил Швеции в операциях по мандату ООН, в частности на Ближнем Востоке и в Африке, на Кипре и в Азии. В последнее время мы также участвовали в операциях под руководством ЕС и НАТО по всему миру: на Балканах, в Конго и в Афганистане. Более того, у правительства есть намерение в два раза увеличить возможности Швеции участвовать в миротворческих операциях. Ассигнования, выделяемые на эти цели, вырастут с 1,5 миллиарда до почти 3 миллиардов шведских крон в 2009 году.

— Существует распространенная точка зрения, что после вступления в Европейский союз даже сильному государству очень трудно отстаивать свое собственное мнение по принципиальным вопросам. Какова в этом отношении официальная позиция Швеции и какое мнение преобладает в шведском обществе?

— Швеция всегда относилась к «партии скептиков» в Европейском союзе, зачастую не разделяя мнения о необходимости добиваться дальнейшей интеграции любой ценой. С другой стороны, у нас существует общее понимание того, что благодаря Европейскому союзу мы вышли на новый, более высокий уровень мировой политики, что позволяет нам и нашим партнерам более эффективно отвечать на реальные вызовы сегодняшнего глобализированного мира.

Правительство заявило, что Швеция будет способствовать усилению Европейского союза как «глобального актора», особенно в сфере поддержания мира и политики безопасности. Мы хотим нашей работой добиться того, чтобы Европейский союз за счет эффективной внешней политики, охватывающей широкий спектр вопросов, был хорошо подготовлен к встрече с глобальными вызовами, которые встают перед Европой и миром в целом.

Мы полностью поддерживаем активное сотрудничество Европейского союза с Россией. Мы надеемся увидеть продуктивные переговоры на новой, прочной законодательной основе между ЕС и нашим великим соседом и будем призывать наших партнеров искать новые возможности для взаимовыгодного сотрудничества между ЕС в его расширенном составе и сильной, открытой и демократической Россией.

Вероятно, в одиночку Швеция могла бы сегодня более свободно заявлять о своей позиции. Некоторые станут утверждать, что мы были более «суверенными», что бы это слово ни означало в эпоху глобализации, до того, как вошли в ЕС, но большинство согласится с тем, что после вступления в Европейский союз наше влияние на международной арене возросло. К тому же вместе с нашими 26 партнерами мы действительно можем добиваться реальных результатов.