Традиция на пороге реформ

24 ноября 2008, 00:00

Чтобы сохранить лидерство на мировом рынке, швейцарским банкам придется серьезно пересмотреть вековые принципы своей работы

Совместный проект журнала «Эксперт» и посольства Швейцарии в РФ

Банки — не просто визитная карточка Швейцарии, это главная отрасль экономики альпийской республики. Банковский сектор создает 11% швейцарского ВВП, в нем задействовано более 100 тыс. человек. Швейцарские банки управляют активами на сумму около 5 трлн франков (примерно 3,3 трлн евро). В пересчете на душу населения это в пять раз выше, чем показатель активов немецких банков. Среди активов швейцарских банков 58% составляют вклады иностранных клиентов — таким образом, Швейцария с огромным отрывом занимает первое место среди других государств по доле обслуживания иностранных физических и юридических лиц.

Привлекательность швейцарских банков во многом объясняется тем, что Швейцария сознательно делала банковскую традицию приоритетной сферой своего экспорта. Преемственность банковского дела (старейший банк Швейцарии Wegelin & Co. Privatbankiers основан в 1741 году — в год воцарения в России дочери Петра I Елизаветы) поставлена здесь во главу угла. Два из пяти крупнейших по объему управляемых активов банков Швейцарии: третий по этому показателю Pictet & Cie и пятый Lombard Odier Darier Hentsch & Cie — являются семейными банками, чьи владельцы лично отвечают по долгам своей компании. Регионализм и традиционность также крайне значимы в Швейцарии — важнейшие позиции занимают здесь не только региональные, но и кантональные банки, а также банки, имеющие юридическую форму товариществ на вере. Наконец, фирменным лозунгом швейцарских банков была и остается банковская тайна.

У них есть тайна

«Банковская тайна швейцарских банков — это очень важный фактор, обеспечивший успех Швейцарии как банковского центра, особенно тщательно подходящего к вопросу конфиденциальности в работе с клиентами и их данными. Крайне важны и другие факторы: это и долгая банковская традиция, и открытость миру маленькой многоязычной страны, и относительно дружелюбное отношение к банкам со стороны как населения, так и политиков — например в том, что касается налогов. У Швейцарии есть имидж стабильности, преемственности и независимости, это образ единственной западной европейской страны, не входящей в ЕС, имеющей уважаемую валюту — франк — и не участвовавшей в военных конфликтах вот уже 150 лет», — говорит «Эксперту» аналитик немецкой компании Deutsche Bank Research Ян Шильдбах.

Между тем банковская тайна стала в последние годы серьезным поводом для недовольства соседей Швейцарии. Особенно раздражены власти Германии. По данным консалтинговой компании BBW Marketing, на 2007 год немецкие граждане скрывали от налогообложения на швейцарских счетах около 175 млн евро — это 36% от всей суммы денег, укрываемой, по оценкам BBW Marketing, немецкими гражданами на иностранных счетах. По данным международных финансовых организаций, услугами швейцарских банков пользуется от 3 до 6 млн иностранцев, желающих скрыть деньги от налоговых служб своих стран.

Осенью этого года министр финансов ФРГ Пеер Штайнбрюк крайне резко выразил свое недовольство существующим в Швейцарии порядком вещей, заявив, что «Германии пора применять к Швейцарии не только пряник, но и кнут». Слова Штайнбрюка вызвали бурю возмущения в Швейцарии, для дачи объяснений был даже вызван немецкий посол. Немецкие же СМИ отреагировали на скандал достаточно провокационно: ведущий экономический еженедельник Германии WirtschaftsWoche со свойственной ему прямотой поместил на обложку изображение вскрытого банковского сейфа с узнаваемым швейцарским крестом и задался вопросом: «Как будет взломана Швейцария» — намекая на возможность повторения операции, проведенной немецкими спецслужбами против банков Лихтенштейна, когда немецкая спецслужба BND приобрела за 4 млн евро у клерка одного из лихтенштейнских банков данные о личных счетах немецких граждан, в том числе таких известных бизнесменов, как член совета директоров Deutsche Post Клаус Цумвинкель. Дурной пример лихтенштейнского клерка оказался заразительным. В марте этого года неизвестный обратился к властям немецкой федеральной земли Баден-Вюртемберг и предложил продать данные на 30 тыс. клиентов швейцарских банков. После некоторых раздумий немецкие чиновники (по крайней мере официально) отклонили предложение, однако никто не может поручиться, что в следующий раз они будут столь же сдержанны.

Налоговый оазис

Тем, какой смысл швейцарские банки вкладывают в понятие банковской тайны, недовольны не только немцы. Не меньшее раздражение испытывают по этому поводу и власти США. Летом 2007 года тогда еще сенатор от Иллинойса Барак Обама совместно с сенатором от Мичигана Карлом Левином подготовили законопроект о борьбе с уклонением от налогов. Помимо прочих мер предлагалось подвергнуть жесткой дискриминации граждан США, имеющих банковские вклады в таких налоговых оазисах, как Антигуа и Барбуда, Барбадос, Науру, Самоа и Вануату — а также в Швейцарии.

По мнению Обамы и Левина, ежегодно из США в такие страны незаконно уходит до 100 млрд долларов. Чтобы остановить этот поток, сенаторы предлагали фактически отменить презумпцию невиновности в отношении вкладчиков в банках данных государств. Не налоговые органы США должны, по мнению сенаторов, доказывать, что гражданин уклоняется от налогов, а сам гражданин, желающий открыть счет в означенных странах, должен привести доказательства того, что с каждого доллара, направленного на этот счет, уплачены все налоги.

Если в 2007 году швейцарские банкиры еще могли надеяться на то, что гроза пройдет стороной, то после избрания Барака Обамы президентом США эти надежды практически рассеялись. В последние месяцы швейцарские банки делают все, чтобы минимизировать возможный ущерб от будущих действий США. Так, ведущий швейцарский банк UBS объявил, что серьезно сокращает объем операций с американскими клиентами и фактически расторгает сотрудничество практически с каждым десятым клиентом-американцем. Опасения UBS можно понять — именно этот банк находится в центре внимания американских правоохранителей. В США уже идет громкий процесс против сотрудника UBS Брэдли Биркенфельда. По мнению следствия, гражданин США Биркенфельд активно способствовал тому, чтобы американцы уклонялись от налогов с помощью банка UBS. В ходе следствия Биркенфельд признал свою вину в помощи в уклонении от налогов, а также в контрабанде ценных грузов в интересах клиентов.

Ожесточенный спор вокруг швейцарской банковской тайны приобретает порой совершенно гротескные формы. Так, в июле этого года швейцарская художница Даниэла Дэндликер представила публике свою работу «Банковская тайна». Инсталляция, участвовавшая в выставке в городке Гисвиль кантона Обвальден, представляла собой небольшую закрывающуюся кабинку, внутри которой к стенке были прикреплены три банкноты по 1000 франков каждая (то есть в сумме чуть меньше 2000 евро). Каждый посетитель мог зайти в кабинку и, как выразилась художница, «провести исследование своей совести вдали от посторонних взглядов». Уже через три часа после открытия выставки чья-то совесть не выдержала испытания: банкноты пропали.

Впрочем, спор о банковской тайне не единственная проблема, с которой сталкиваются швейцарские финансовые институты. Международный кризис неожиданно поставил под угрозу имидж Швейцарии как банковской столицы мира. «Хотя швейцарские банки в своей основе не сильно затронуты кризисом, имеется одно крупное исключение: в последние месяцы негативные новости постоянно касаются UBS — банк несет крупные убытки от последствий инвестиций в ценные бумаги, связанные с американским ипотечным рынком, испытывает необходимость в государственной помощи для рекапитализации. Для всей швейцарской банковской отрасли встает вопрос: насколько события вокруг UBS повредят имиджу Швейцарии как мирового финансового центра. Наблюдающийся в данный момент отток капитала из Швейцарии показывает всю серьезность проблемы. Если швейцарским банкам удастся в короткие сроки восстановить веру клиентов в свою надежность — предпосылки к чему имеются в акциях по рекапитализации не только UBS, но и Credit Suisse, — отток капитала может остановиться», — поясняет «Эксперту» аналитик Deutsche Bank Research Ян Шильдбах.

Умение обходить конкурентов

Проблемы UBS действительно оказали очень серьезное воздействие на имидж швейцарской банковской отрасли. Еще летом этого года руководство UBS вынуждено было признать, что принадлежащее банку инвестиционное подразделение является излишней нагрузкой на бизнес — и вывести его из состава компании. В ходе кризиса инвестиционное подразделение UBS, активно игравшее на американском ипотечном рынке, произвело суммарные списания общим объемом около 30 млрд евро, что вызвало лавинообразный уход клиентов из собственно банка UBS — примерно такую же сумму частные вкладчики вывели из UBS за второй квартал 2008 года, переведя свои средства в менее проблемные швейцарские банки. Отдельные клиенты вообще увели свои деньги из Швейцарии: «Объем активов, управляемых швейцарскими банками, снизился с осени 2007-го до августа 2008 года на 12 процентов», — констатирует Ян Шильдбах.

Чтобы помочь банковской отрасли избежать панического оттока клиентов, власти Швейцарии прибегли к беспрецедентным мерам. В начале октября правительство страны оказало UBS помощь в размере 68 млрд франков (45 млрд евро), большая часть из которых является гарантией долгов банка.

Между тем, даже если швейцарские банки смогут сравнительно легко выбраться из кризиса, рано или поздно они неизбежно столкнутся с гораздо большей проблемой — выросшим поколением молодых конкурентов. «Дубай, Катар или Сингапур превратились в последние годы в серьезных конкурентов для Швейцарии. Им удалось выстроить свой имидж стабильных и надежных банковских центров, они выигрывают от наблюдающегося сегодня относительного ослабления Швейцарии. Кроме того, они ближе к развивающимся странам, в которых наблюдается стремительный рост благосостояния и накопления капитала — в первую очередь к растущим экономикам Азии и Ближнего Востока. Вопрос того, останется ли Швейцария уникальным банковским центром, может решиться в самое ближайшее время», — размышляет Ян Шильдбах.

Как бы то ни было, пока вопрос о возможной утрате Швейцарией лидирующей позиции в мировом состязании банковских супердержав не стоит. Вековые традиции швейцарских банков были и остаются важным козырем — за последние несколько сотен лет швейцарцы прекрасно научились обходить своих конкурентов, и вряд ли можно ожидать, что в ближайшие годы это умение им изменит.