Держаться вместе

29 июня 2009, 00:00

Только объединив усилия, Европа сможет преодолеть финансовый кризис, считают в Швеции

Совместный проект журнала «Эксперт» и посольства Швеции в России

О своем отношении к экономическому кризису и о способах борьбы с ним «Эксперту» рассказал премьер-министр Швеции Фредрик Рейнфельдт.

— Каковы причины мирового экономического кризиса, с точки зрения Швеции? Означает ли он, что ведущие страны мира должны пересмотреть основные принципы развития? Если да, то каким образом?

— Финансовый кризис по большей части вызван значительным ростом кредитования во всем мире в последнее десятилетие. Сейчас главное — восстановить действующие финансовые рынки и доверие к ним. Важно укрепить системы контроля за финансовыми рынками во избежание таких кризисов впредь. Также важно позаботиться о том, чтобы системы выплаты премий и вознаграждений не располагали к безответственному поведению.

— Во многих странах мировой кризис высветил серьезные проблемы их собственных социальных и экономических моделей. Какие это проблемы для Швеции и как она собирается с ними бороться?

— На сегодняшний день многие государства мира переживают ослабление экономики, растущий дефицит бюджета и безработицу. Мы полагаем, что столь масштабный кризис на национальном уровне не решить — надо сотрудничать. Поэтому в рамках сотрудничества на уровне ЕС нам следует и дальше направлять усилия на поддержку или выдачу гарантий банкам и финансовым институтам ради обеспечения кредитования. Нужно, чтобы больше стран вслед за Швецией выдерживали четкую линию защиты государственных финансов.

— Есть ли у Швеции собственный план социальных и экономических изменений, которые помогут стране выйти из кризиса? Сохраняются ли сегодня элементы знаменитой шведской модели и каковы их перспективы?

— Мы встречаем кризис рядом мощных мер, направленных на сохранение рабочих мест и благосостояния шведов: выдаем муниципалитетам дополнительные средства на медицину и школы, активизируем систему защиты наших граждан, уже потерявших работу или получивших предварительное уведомление. В целом, что касается антикризисных мер, Швеция выглядит самой активной из всех стран ЕС и ОЭСР.

— Сейчас можно услышать, что Швеция склоняется к вступлению в зону евро. Считаете ли вы такой шаг необходимым и полезным? Чего Швеция лишится, отказавшись от собственной валюты, и что приобретет?

— На референдуме 2003 года на тему еврозоны большинство шведов проголосовало против вступления. В ближайшем будущем это решение пересматриваться не будет. В то же время мы видим, что без евро кризис в Европе был бы еще тяжелее, а Швеция, вероятно, в нынешней ситуации выиграла бы, участвуй она в таком сотрудничестве.

— Можно сказать, что сегодня Швеция, Финляндия, Дания и Норвегия (хотя она не входит в ЕС) образуют некую североевропейскую идентичность и имеют возможность консолидированно влиять на формирование общеевропейской политики. Оказывается ли подобное влияние? По каким вопросам перечисленные страны имеют консолидированное мнение и на каких проблемах, с их точки зрения, надо сосредоточить общеевропейское внимание?

— Это справедливо отчасти. Члены ЕС нередко образуют группы по интересам, связанные региональной или географической общностью, но не только и не всегда. Чтобы иметь возможность влиять на решение спорных вопросов, часто необходимо сотрудничать и заключать союзы со странами не из Северной Европы.

Значимо единство североевропейских стран в стремлении сохранять экономику открытой и противостоять протекционизму, в прогрессивных взглядах на политику в области климата и экологии и на международное сотрудничество в области развития. Кроме того, с некоторыми вариациями в наших государствах сильна поддержка дальнейшего расширения ЕС.

— Большинство стран Евросоюза обеспокоены экологическими проблемами и изменением климата. Есть ли у Швеции особая позиция по этим вопросам и нечто, отличающее ее от других европейских государств?

— Члены ЕС пришли к единому мнению, что наша цель — сократить выбросы на 20 процентов к 2020 году или на 30 процентов, если прочие страны примут сопоставимые обязательства. Мы также договорились, что выполнять поставленную задачу следует путем внедрения нашего общего пакета мер по климату и энергетике. В самой Швеции в политике по вопросу климата мы продвинулись дальше тех мер, что требуются от нас как от членов ЕС. С 1990 года наша экономика выросла почти на 50 процентов, а выбросы в Швеции при этом снизились почти на 10 процентов. Тем самым Швеция доказала совместимость благополучия, конкурентоспособности и экономического роста с требовательной климатической политикой.

— Почему Швеция отрицательно относится к идее строительства «Северного потока»? Связано ли это только с экологией?

— Шведское правительство пока не определило свою позицию относительно заявки компании Nord Stream. Но рассмотрение заявки, содержащей просьбу разрешить прокладку газопровода, ведется в строгом соответствии со шведским законодательством и международными конвенциями. Nord Stream как заявитель несет ответственность за то, чтобы его заявка отвечала самым высоким требованиям качества.

Газопровод — чрезвычайно крупный проект для Балтийского моря, и шведское правительство, прежде чем принять решение, обязано выяснить возможные последствия его реализации — для окружающей среды, рыболовства, судоходства. Правительство решает вопрос о выдаче разрешения как любую другую административную задачу: беспристрастно, всесторонне и открыто.

— Почему Швеция столь активно поддерживает проект «Восточное партнерство»? Считает ли она, что такие страны, как Украина, Молдавия и Грузия, смогут в обозримом будущем стать членами ЕС?

— Швеция была в числе инициаторов «Восточного партнерства». Когда Евросоюз пополнился еще двенадцатью государствами, его восточные границы изменились, появились новые соседи. С Россией у нас уже были развитые отношения, существовали механизм принятия в ЕС западнобалканских стран и созданный недавно Средиземноморский союз, и мы поняли, что в отношении ближайших восточных соседей нам потребуется отдельная стратегия и позиция.

«Восточное партнерство» предлагает нашим соседям путь для развития отношений с Европейским союзом, если у них есть такое желание и возможности. Партнерство не ставит целью принятие этих стран в ЕС. Впрочем, согласно уставу Евросоюза, любое европейское государство имеет право подать заявку на вступление в ЕС, и «Восточное партнерство» не отменяет этого положения.

— Швеция поддерживает идею вступления России в ВТО (это позволит удерживать рост российских экспортных пошлин на лес). А чем, по мнению Швеции, присоединение к ВТО выгодно самой России?

— Россия, как и мировая экономика в целом, очень выиграла бы от членства в ВТО, в том числе потому, что, как показывает опыт, участие в этой организации благоприятствует экономическому росту и влечет за собой положительные и долгосрочные структурные изменения. Благодаря российскому участию в ВТО экспортные предприятия РФ получили бы больше возможностей для работы на зарубежных рынках, ведь на долю ВТО приходится 90 процентов мировой торговли. Кроме того, ВТО дает доступ к международной рамочной базе соглашений по торговым вопросам и к механизму решения споров. Благодаря этому в торговых отношениях государств-участников создается атмосфера предсказуемости и стабильности. Вступив в ВТО, Россия смогла бы не наблюдать со стороны, а участвовать в формировании глобальной нормативной базы в области международной торговли.