Лучший город на Земле

Общество
Москва, 14.03.2011
«Обзоры стран» №2 (49)
В Стокгольме удалось достичь гармоничного сочетания урбанистической и природной среды

Фото: Moment Agency/Agency.Photographer.ru

Заявление про лучший город у многих вызовет недоумение. В самом деле, где человеку жить хорошо, определяется слишком многими факторами. Кто-то, например, любит климат потеплее, и для счастья ему необходимы кипарисы за окном. Но если абстрагироваться от этих субъективных пристрастий, то по универсальным общечеловеческим требованиям к месту проживания Стокгольм — действительно уникальное явление. Столицу Швеции смело можно назвать городом XXI века: жизнь здесь устроена с применением последних научных достижений.

Организация жизни человека в городах становится одним из важнейших вопросов развития человечества из-за продолжающегося процесса урбанизации (так, четверо из пяти европейцев — горожане). Города давно стали главной нагрузкой на экологическую и ресурсную систему: мегаполисы потребляют много и часто совершенно неразумно, производят горы отходов, при этом качество жизни человека в таком городе становится все хуже. В Европе давно задумываются о том, как реорганизовать города, чтобы они стали максимально эффективны и разумны с точки зрения ресурсозатрат, не наносили вреда экологии и одновременно были удобны и комфортны для проживания человека. В этом направлении шведы продвинулись дальше многих. В 2010 году Стокгольм был признан самой экологичной столицей Европы. Главными индикаторами оценки стали качество воздуха, правильное использование земли, ситуация с мусором и потребление воды.

Дышать полной грудью

Несмотря на то что по европейским меркам Стокгольм — довольно крупный город (численность жителей в нем приближается к миллиону), качество воздуха в городе настолько высокое, что немногим отличается от деревенского. Добиться этого удалось благодаря усилиям на разных направлениях. Прежде всего, город попытался избавиться от главного загрязнителя — машин. Для этого была выстроена продуманная экономическая и инфраструктурная система, благодаря которой 75% горожан пользуются общественным транспортом. Содержание машины в Швеции вообще недешевое удовольствие, но последних значительных успехов в ограничении автопарка в Стокгольме удалось добиться в результате введения платной системы въезда в город. Идея была предложена и воплощена компанией IBM, состояла она в том, что везде на въезде в город и на выезде из него стоят специальные датчики, которые считывают номера машин, въезжающих и выезжающих, а сами автомобили оборудованы специальными чипами. В конце каждого месяца шведы (даже если они живут не в Стокгольме, а в другой части Швеции и приезжали по делам или просто так в столицу) получают по почте счет, где указано, сколько раз машина пересекала линию датчиков, и проставлена сумма к оплате.

Стоимость одного пересечения варьируется от 10 до 25 крон в зависимости от времени дня: в утренние и вечерние часы пик плата самая высокая, а в промежутках падает. По ночам, в выходные и праздники плата не взимается. В течение года проходил эксперимент, по окончании которого был проведен референдум: жители Стокгольма должны были решить, хотят ли они оставить платный въезд в свой город. Большинство проголосовало за. Надо сказать, что уровень оплаты определялся весьма взвешенно. По словам представителя транспортного агентства, «надо было найти очень правильную цифру, так как слишком высокая плата означала бы дискриминацию основной массы населения по отношению к богатым, а слишком низкая не была бы существенной статьей расхода для семейного бюджета и не принесла бы нужного эффекта». Помимо затрат на датчики и чипы городу пришлось раскошелиться на организацию так называемых перехватывающих парковок и дополнительное развитие муниципального транспорта. В процессе эксперимента транспортная сеть была увеличена на 15–20%, и теперь 90% населения Стокгольма и пригородов живет не дальше 300 метров от остановки какого-нибудь городского транспорта, который ходит не реже одного раза в час, средний же интервал — 10–15 минут. Были проложены дополнительные велосипедные дорожки, а также создана система аренды велосипедов с так называемых автоматических станций, когда житель может брать велосипед в одной части города и оставлять в другой, в результате чего поток велосипедистов вырос на 60%.

Но несмотря на то что трафик в городе сократился еще на 20%, по Стокгольму по-прежнему ездят машины и автобусы. К оставшемуся транспорту был применен другой подход. Его планомерно переводят на этанол и биогаз, которые при сгорании не производят таких выхлопов, как бензин и дизель. Прежде всего на этанол и биогаз были переведены все городские автобусы, затем — кошмар всех больших городов — огромные мусоросборщики и другая тяжелая городская техника. Снижены налоги для такси и личного транспорта, работающего на эталоне, биогазе и гибридов.

Рыбка на ужин

Прекрасной экологии Стокгольма помогает и обилие парков и зеленых насаждений в черте города, составляющих 40% всей городской территории — один из самых высоких показателей в мире. Шведы очень трепетно относятся к своим деревьям и никогда не ведут строительство за счет сокращения зеленых территорий. А за состоянием окружающей среды пристально наблюдает специальная экологическая полиция, обладающая значительными правами по наложению штрафов и обращению в суд в случае нарушения экологического законодательства.

Еще одним важным показателем чистоты в Стокгольме является вода. Сам город расположен на большом пресном озере Маларен, из которого берется вода для стокгольмского водопровода. Качество водопроводной воды настолько высокое, что покупать воду в бутылках считается дурным тоном. Шведы покупают бутилированную воду, только когда им нужна сама бутылка, чтобы потом из раза в раз наливать в нее воду из-под крана. А в озере Маларен разрешена рыбалка. Стоя прямо у королевского дворца в центре Стокгольма, можно закинуть удочку и поймать себе увесистого лосося к ужину. Зная о пристрастии местных жителей к городской рыбалке (ловить рыбу везде разрешено бесплатно), для поддержания численности лососевых городские власти ежегодно выпускают в озеро мальков лосося, которые для этих целей выводятся в местном музее-аквариуме. По этой причине каждый год, когда лососю приходит пора идти на нерест, все каналы города, ведущие от Балтийского моря к озеру Маларен, буквально кишат рыбой, с боями пробивающейся на малую родину — к аквариуму (у лососей есть удивительное свойство на нерест возвращаться в место своего рождения).

Вторая жизнь мусора

Отдельного рассказа заслуживает отношение шведов к мусору и разного рода отходам. (Столь маниакальное стремление ничего напрасно не выбрасывать присуще еще разве что японцам, которые тысячелетиями жили на островах в режиме страшного ресурсного дефицита.) Сегодня свалки органического мусора в Швеции просто запрещены законом. Слово «свалка» вообще является практически ненормативным: невостребованной оказывается разве что зола с мусоросжигательных заводов. Да и то в небольших количествах, так как «мусорную» золу используют как материал для строительства дорожных покрытий и фундаментов.

Весь шведский мусор сортируется. Экологическая полиция периодически проверяет, правильно ли проведена сортировка, и может оштрафовать нарушителей.

Стеклянные, пластиковые и алюминиевые банки можно сдавать за небольшую плату в специальных автоматах, установленных в супермаркетах. Очень многие именно так и делают: это сокращает вес мусора, за утилизацию которого приходится платить. Эффективность системы по обращению с мусором обусловлена тем, что плата за его сбор у населения и компаний достаточно высока. Эти деньги позволяют часть мусора отправлять в повторную переработку (стекло, пластик, бумагу).

80% органического мусора отправляется на специальные станции по выработке биогаза, туда же попадают твердые отходы канализационных вод (отходы после производства биогаза идут на удобрения для сельского хозяйства). Однако значительная часть мусора (около 50%) непригодна ни для переработки, ни для производства биогаза. Непригодное отправляется на мусоросжигательные предприятия. Такие заводы (в Швеции — 31 на 9 млн населения; для сравнения: в Москве, подходящей к 18 млн, заводов всего 4, да и те убогие) являют собой отличный пример эффективности. На них не просто сжигается мусор — получаемым теплом обогреваются населенные пункты, и еще производится электричество. Разумеется, жесткое экологическое законодательство требует от этих заводов такого оснащения очистительными фильтрами, что выбросов от мусоросжигательного предприятия меньше, чем от оживленного шоссе. Шведы настолько продвинулись в эффективности мусоросжигания, что сегодня им уже не хватает собственного мусора, и они импортируют немецкий.    

У партнеров

    Реклама