Паруса и камни

Бизнес
Москва, 14.11.2011
«Обзоры стран» №10 (57)
Лазурный Берег, Антибы и Ницца — концентрированная мечта северянина

Фото: Антон Козлов-Майр/ Agency.Photographer.Ru

Узкая и короткая полоса средиземноморского побережья Франции от Марселя до Монако — квинтэссенция не только денег и роскоши, но и богемно-артистического духа, с роскошью зачастую несовместимого: коктейль, почти неповторимый по своей насыщенности и яркости впечатлений. Легенда, то, что называется гений места, играет в Каннах и Сен-Тропе, Антибах и Агэ, Сен-Рафаэле и Ницце едва ли не большую роль, чем объективно определяемые (и оцениваемые в денежном выражении) климат, доступность и уровень гостиничного фонда, количество ресторанов с мишленовскими звездами и чистота пляжей.

Не секрет, что Сен-Тропе в те времена, когда его открыла французская богема «новой волны», был не слишком фешенебельной деревушкой. В отличие, скажем, от Канн, которые прославились столетием раньше, или от Ниццы, которая и вовсе весь XIX век была неофициальной зимней столицей европейской аристократии и венценосных особ (прежде всего тех, кто не мог похвастаться богатырским здоровьем). И тем не менее отдых там был признаком принадлежности к интеллектуальной касте, каждый новый курорт, будь то Канны или Антибы, открывали люди известные. И почти у каждого городка, селения, деревни на Côte D’Azur есть покровители-знаменитости, известные всему миру.

Антибские гении

Главная гордость Антиб — Пикассо. В 1946 году первый хранитель музея в замке Гримальди Ромуальд Дор де ла Сушер пригласил уже прославленного на тот момент художника погостить в городе — Пикассо приехал, написал более двух десятков полотен и завещал их музею: он вообще щедро раздаривал свои работы. В 1957-м Антибы пожаловали щедрому гостю почетное гражданство, а спустя двадцать лет, когда слава Пикассо и популярность Лазурного Берега уже зашкаливали, музей получил имя великого испанца.

Французы — люди предприимчивые, и Пабло Пикассо стал настоящим (и хорошо продающимся) антибским брендом. Самое, пожалуй, забавное из коммерческого культа художника довелось увидеть в небольшой семейной пекарне, которая по сей день делает кассу не в последнюю очередь за счет булочек-пятерней, похожих на человеческую руку, с которыми Пикассо запечатлен на шутливой фотографии середины прошлого века. Кроме того, повсюду можно купить белые толстовки в темную полоску «как у Пикассо», канотье «как у Пикассо», оливковое масло, вино и леденцы с репродукциями его картин на этикетках.

Еще одна специфически антибская тема — это абсент. «Зеленую фею» запретили давным-давно (слишком уж много богемных персонажей лишились здоровья и даже жизни из-за ее происков), но заокеанских и прочих туристов в Антибах непременно заводят в абсентный кабачок — очень удобно, как раз после осмотра бойкого рынка с дарами природы от яблок до лавандовых саше на Cours Masséna и (если дело происходит в субботу) блошиного рынка неподалеку от собора и яхтенной марины. Кабачок называется L’Absinthe Bar и сам похож на филиал блошиного рынка: по стенам — целая выставка шляп и котелков, перчаток и тростей, репродукций старых плакатов, на барменше — килограммы побрякушек из дешевого золота. Настоящего абсента, впрочем, там нет — из огромных конусовидных абсентниц через кусочек сахара холодная вода капает в стаканчики с анисовым ликером. А вот настоящий антиквариат в городе найти можно: весной в Антибы съезжаются торговцы стариной со всей Франции и даже из сопредельных стран, раскидывают белые шатры и продают сертифицированные редкости: древнюю китайскую скульптуру, колье от Cartier пятидесятилетней давности и пожелтевшие плакаты Уорхола. Весной же проходит Antibes Yacht Show: владельцы и поклонники ретропарусников и сверхсовременных скоростных лодок собираются в антибской марине, на Пирсе миллиардеров (это, кстати, «порт приписки» яхты соучредителя Microsoft Пола Аллена) и ведут торги. В основном чартер и брокераж: купля-продажа — удел более именитых и исторических яхтенных шоу в Каннах и Монако. Благо до них рукой подать. Скрепить сделку можно неподалеку, на набережной, в мишленовском заведении Les Vieux Murs с искусственным деревом посреди главного зала и с кухней настолько премудрой, что не сразу поймешь, что тебе подали — мясо или рыбу, а если рыбу, то какую именно. Хочется чего-то попроще — можно зайти в Le Bastion, там точно кормят рыбой и морепродуктами.

Наконец, Антибы — это город поклонников Ремарка и Фитцджеральда: здесь разворачивалось действие самых романтичных страниц романов «Триумфальная арка» и «Ночь нежна». У Фитцджеральда в лучшие времена был дом в Жуан-ле-Пене, прямо на скалистом мысу над морем, под пиниями. В годы Великой депрессии дом пришлось продать, и с тех пор купившее его семейство держит здесь отель Les Belles Rives, бережно сохраняя обстановку и убранство в стиле ар-деко.

Ниццеанство

Впрочем, Ремарком и Фитцджеральдом литературное прошлое Лазурного Берега не ограничивается. По Ницце можно водить экскурсии для библиофилов: тут творил полубезумный от болезней и невроза Ницше, там измученный ностальгией Бунин обдумывал «Жизнь Арсеньева»; про лазурнобережные похождения первых русских идеологов революции интеллектуалы отлично знают из стоппардовского «Берега Утопии». Настоящий апологет Ниццы — мистификатор Ромен Гари: в этом городе прошло его отрочество, о котором рассказано в «Обещании на рассвете», а самый, пожалуй, красочный и легендарный фестиваль Ниццы — Цветочный карнавал, который проводится здесь с XIII века, — Гари описал в «Цвете дня».

Главная достопримечательность Ниццы — Английская набережная, эталонный променад с белым песком и взлохмаченными ветром пальмами. Отсюда можно податься в любом направлении, куда душа позовет. Шопоголики наверняка побегут по магазинам — в Ницце есть все, от H&M до Hermès. Снобы пойдут пить кофе в лобби легендарного отеля Negresco, хипстеры — скитаться по узким, очень итальянским (до 1860 года город входил в Сардинское королевство) улочкам: белье на веревках над головой, высокие зеленые ставни, блестящая от миллионов прошедших по ней ног мостовая гарантированы. Лучший перекус в лабиринте улочек — горячая брускетта с беконом и каштановое итальянское мороженое. При хорошо нагулянном аппетите стоит любого мишленовского ресторана, которых в Ницце тоже в достатке.

А любителей прекрасного ждут картины. Обязательны к посещению мемориальный музей Матисса — художник жил там, писал картины (многие из которых его русская секретарша Лидия Делекторская получила в дар и затем передала Эрмитажу) и скончался в 1954 году — и Национальный музей библейского послания Марка Шагала. Шагаловский музей расположен на холме, среди романтично-буржуазных вилл в стиле эклектики, похожих на миниатюрные вариации парижской Оперы. В сравнении с ними приземистое модерновое здание, облицованное иерусалимским камнем, кажется несколько нездешним — как, впрочем, по-хорошему нездешним кажется и творчество Шагала. Российские туристы часто посещают и еще одну местную достопримечательность — Никольскую церковь, освященную за пять лет до революции в память дяди (и полного тезки) последнего русского императора, юного цесаревича Николая Александровича Романова, умершего в Ницце.

Парфюмер и Со.

В последние годы в моду входит так называемая нишевая парфюмерия, покупатели все больше интересуются секретами натуральных ингредиентов, так что теперь для того, чтобы в полной мере насладиться французскими духами, краткого забега по бутикам на каннской набережной Круазетт недостаточно. Туристки (и туристы тоже) стремятся к корням — благо парфюмерная столица мира, город Грасс, совсем рядом с Лазурным Берегом. Короткая поездка на машине по холмам — и вот вы уже на центральной площади Грасса среди платанов, лицом к лицу с мраморным почетным гражданином — живописцем Фрагонаром, певцом пасторальных сюжетов, любимцем предреволюционной французской аристократии.

Другой сомнительно почетный, но несомненно легендарный житель Грасса — выдуманный Зюскиндом Жан-Батист Гренуй. Если вам нравится «Парфюмер», экскурсия по извилистым и пахнущим зачастую, увы, не парфюмом улочкам Грасса доставит вам истинное удовольствие, поскольку у экскурсоводов модно вести группу с этим бестселлером в руках. Вот рынок, где Гренуй покупал ингредиенты для своих творений, вот улица, по которой он бежал, снедаемый страшными замыслами.

Если же туриста интересуют не мрачные подвалы Гренуя, а настоящие исторические мастерские по производству духов, то посмотреть, как в старину делали то, что теперь называется нишевой парфюмерией, можно прямо за спиной мраморного Фрагонара — в парфюмерном музее. В аутентичных до потери чувства времени залах старинного особняка с расписными стенами и в современной стеклянной пристройке к музею разместились коллекции флаконов и помадных банок, перегонные кубы и чаны для отжима эссенций, выцветшие рекламные плакаты духов и пудры и многое другое, столь же заманчивое для истинных ценителей. Завершать прогулку по Грассу лучше на смотровой площадке у собора: оттуда видно за старыми черепичными крышами узкой полосой голубеющее Лигурийское море. Или, наоборот, укатив на машине на север, в лиловые поля прованской лаванды.        

У партнеров

    «Обзоры стран»
    №10 (57) 14 ноября 2011
    Франция
    Содержание:
    Экономические связи
    Наука и технологии
    Реклама