Одержимые совершенством

Общество
Москва, 18.03.2013
«Обзоры стран» №2 (62)
О том, как формировалось современное Государство Израиль, «Эксперту» рассказал его президент Шимон Перес

Фото: Ahikam Seri / Panos Pictures / Grinberg Agency

— Израиль — одно из самых успешных и эффективных государств в мире, созданных за столь краткий срок. Каковы, с вашей точки зрения, основные элементы этого успеха?

— Мы пришли на землю, которая была выжженной и неплодоносящей, лишенной каких-либо природных ресурсов, с солеными болотами на севере и пустыней на юге. Мы быстро поняли, что единственный и лучший наш ресурс — человеческий потенциал. Все, что мы построили в Израиле, было сделано тяжелым трудом наших людей. Не имея природных ресурсов, мы сконцентрировали усилия на науке и развитии. Не имея воды, мы научились использовать каждую ее каплю. Имея неплодородную землю, мы сделали наше сельское хозяйство лучшим в мире, и сегодня с одного акра мы получаем столько урожая, сколько другие получают с десяти. Так наши фермеры стали учеными.

Величайший вклад еврейского народа в мировую цивилизацию — это чувство неудовлетворенности. Мы никогда не бываем довольны ситуацией как она есть и всегда хотим ее улучшить. Эта неудовлетворенность заставила нас превратить Израиль в нечто вроде стартап-нации, и мы продолжаем смело смотреть в лицо грядущим вызовам.

В этом также заключено нечто, что сближает русский и еврейский народы. Это наше общее восхищение интеллигенцией. Мне всегда было интересно, в чем состоит разница между интеллигенцией и интеллектуализмом. Я нашел ответ в одной из статей Герцена. Он говорит, что интеллектуалы пишут слова о словах, а интеллигенция — слова о людях. Это означает, что люди не менее интересны, чем идеи. Израиль — это живой пример силы, которой обладает интеллигенция.

Израиль — демократическое государство, которое живет в военных условиях. Как вам удается это сочетать?

— В момент нашего возвращения на свою землю нас встретили очень враждебно. У нас не было другого выбора, кроме как защищать свою жизнь. Для нас мир — это моральный императив, и потребность в мире особенно актуальна сегодня. Мир и свобода дополняют друг друга, без мира свобода не может быть полной. Нас должен вести наш моральный компас, и за многие годы, проведенные на государственной службе, я понял, что нация, которая стремится к свободе и справедливости, обязательно станет победительницей. С тех пор как наши противники превзошли нас по вооружению и численности войск, мы сделали из каждого дееспособного гражданина защитника своей земли во время войны и трудящегося или фермера во времена мира.

Существует мнение, что израильско-палестинский конфликт не может быть разрешен. Что вы об этом думаете?

— Я оптимист. Это может занять несколько больше времени, чем хотелось бы, но мы должны быть терпеливыми. Мы не должны слушать пессимистов, потому что они ошибаются столь же часто, как и оптимисты. Пессимисты говорили, что у нас никогда не будет мира с Египтом, и мы установили мир. Они говорили, что никогда не будет мира с Иорданией, но и с ней мы примирились. Настоящая проблема в том, как начать переговоры. У нас уже есть основание для переговоров — это наличие двух государств: Израиля и Палестины. У конфликтов нет будущего. Это неправильно и глупо — тратить нашу энергию и ресурсы на будущие войны. Война имела бы основания, если бы источником нашего богатства была земля. Но сегодня даже источником богатства является знание. Мы должны помнить, что армии не могут завоевать мудрость или остановить ее распространение, поэтому война перестанет быть необходимостью — это лишь вопрос времени. Уже сегодня безопасность — это не столкновение армий, так как нации не хотят терять своих детей, чтобы захватить больше земли. Настоящая опасность — террор, который не поддается идентификации и не уважает законов. Теория Клаузевица о том, что война — это продолжение политики другими средствами, больше не работает, потому что террор не имеет общей политики, это отдельные группы с разными целями.

Как вы сегодня относитесь к мирному процессу Осло?

— Это соглашение не решило всех проблем, но изменило ситуацию в ее основании. Теперь есть палестинские власти, которые выступают против террора и сотрудничают с нами. У нас еще нет полного мира, но без Ословских соглашений у нас была бы только стрельба и мы несли бы полную ответственность за палестинцев, вместо того чтобы они сами о себе заботились. В этих соглашениях заложено основание для будущего. Невозможно всего достичь за одну ночь, но без Ословских соглашений мы не стояли бы даже в начале этой дороги.

Модель израильского государства уникальна, изначально в ней было больше социалистических черт, а теперь это, скорее, движение к капитализму. Так ли это?

— Социальная демократия в Европе предполагала разделение национального богатства честно и справедливо. Когда же наше государство было образовано, у нас не было совершенно ничего, что можно было бы разделить. Поэтому мы начали с создания строительного социализма. Вместо того чтобы сказать каждому, что он должен иметь, мы говорили каждому, что он должен построить.

А сейчас строительный социализм закончился?

— Нет, но теперь он принял другие формы...       

У партнеров

    Реклама