Мы такие разные и все-таки мы вместе

Светлана Локоткова
3 июля 2006, 00:00

Западные инвесторы считают крупнейшие развивающиеся страны мира Россию, Китай, Индию и Бразилию очень интересными для инвестиций. Однако на этом их общность, пожалуй, и заканчивается

Чтобы успешно играть с бразильскими акциями, достаточно лишь хорошо разбираться во фьючерсных контрактах на колониальные товары. Индийский рынок предполагает знание тенденций мирового рынка высоких технологий. А в Китае можно чувствовать себя безопасно только при наличии контрольного пакета акций. Колебания же российского фондового рынка практически повторяют динамику кривой стоимости контрактов на нефть. Такие разные страны.

Упаковали

Однако с легкой руки экономистов инвестиционного банка Goldman Sachs еще в октябре 2003 года три вышеназванных страны были записаны России если не в родные, так в сводные братья. В исследовании экономик этих четырех крупнейших развивающихся стран было сказано: "Через пятьдесят лет Бразилия, Россия, Индия и Китай могут стать гораздо более масштабной, чем сейчас, силой в мировой экономике". Кроме того, по прогнозу Goldman Sachs, уже менее чем через сорок лет страны БРИК смогут догнать и перегнать наиболее развитые страны мира по размеру ВВП. Посему для удобства изучения важного тренда развивающаяся "молодежь" была упакована в группу так называемых стран BRIC (БРИК по первым буквам названий стран).

Уже в конце 2005 года еще один инвестиционный монстр, Morgan Stanley, назвал вложения в фонды BRIC лучшей инвестиционной идеей 2006 года. Суммарная капитализация инвестиционных фондов, ориентированных на BRIC, на конец марта 2006 года составляла порядка 8 млрд долларов США. Львиная доля средств, порядка 3 млрд долларов, приходилась на фонды под управлением трех гигантов управляющих компаний HSBS, Deutsche Asset Management и Shroeder.

Под гнетом МВФ

Объединяет нашу "четверку" то, что динамика их фондовых индексов в значительной степени обусловлена поведением западных инвесторов. Роль внутренних инвесторов много меньше. При этом, как уже было сказано, страны БРИК очень разные. Некие аналогии можно провести лишь между Бразилией и Россией как сырьевыми державами.

В Бразилии полноценная индустриализация и постиндустриальная революция как-то не задалась. Страна довольно легко превратилась из аграрной в индустриальную. И сейчас сельское хозяйство составляет всего 10% ВВП, а промышленность 40%. Но дальше дело не пошло.

Находится эта страна как-никак в Южной Америке и потому всегда была территорией сильного политического и идеологического влияния США. Соответственно, экономические реформы, начавшиеся в Бразилии в конце ХХ века, очень сильно зависели от позиции МВФ. А МВФ прописал ей проведение масштабной приватизации, открытие рынков для западного капитала, устранение барьеров на пути западных товаров. Привело это, как отмечает аналитик "Атон- Лайн" Дмитрий Голубков, к болезненной структурной перестройке, которая выражалась в росте безработицы и перетоке ресурсов в конкурентоспособные сектора: производство той же сельхозпродукции (какао, бананы и кофе), туризм и производство промышленной продукции, не требующей высоких технологий. В эти же сектора бразильской экономики и пошел западный капитал. Немножко досталось и инфраструктурным компаниям (по-нашему, ЖКХ и энергетика).

Бразильский фондовый рынок сейчас это рынок недостаточно развитой по западным меркам страны с доходом в три тысячи долларов в год на человека, что позволяет Всемирному банку внести ее в группу Lower Middle Income Countries. Да к тому же страны, экономика которой растет недостаточными темпами. В 2004-м году (последние данные Всемирного банка) прирост ВВП Бразилии составил всего 5%. С такими темпами, да еще при условии быстрого прироста населения (которого в том же 2004-м насчитывалось около 200 млн человек), пройдет еще несколько десятилетий, прежде чем страна достигнет более или менее приличного уровня развития. И западные инвесторы хорошо это понимают. Для них Бразилия бедная и к тому же не очень динамичная страна, которая не имеет четкого понимания, как выбираться из болота, в котором она завязла. Если добавить сюда постоянные политические распри и высокий уровень коррупции, то становится ясно, почему прямые инвестиции идут в Бразилию неохотно. Зато в условиях повышения цен на сырье здесь вполне комфортно чувствует себя спекулятивный капитал.

Партнер PricewaterhouseCoopers и руководитель практики по рынкам капитала в Южной Америке Иван Кларк, говорит, что последние девять месяцев бразильский фондовый рынок демонстрировал потрясающую активность. По его словам, 60% бразильских IPO раскупают именно иностранные инвесторы.

Сами же бразильцы скорее потратят деньги на развлечения и веселье, чем понесут их на фондовый рынок. Деньги у них, пусть и в небольших количествах, водятся, но склонность к сбережениям не слишком высокая. Поэтому хотя взаимных фондов (аналог паевых инвестиционных фондов) в Бразилии довольно много, около сотни, однако основная их масса микроскопического размера, порядка 23 млн долларов. Есть пара фондов размером около 70 млн долларов и еще пара- тройка на 1520 млн долларов.

Своим путем

Китайцы, по емкому определению Ницше, это "немцы Востока": пунктуальные, работящие и организованные. По данным Всемирного банка, население страны в 2004 году насчитывало 1,3 млрд человек (с общим уровнем грамотности в 91%), ВВП составлял 2 трлн долларов и рос по 10% в год. Душевой доход вдвое меньше, чем в Бразилии, 1,5 тыс. долларов в год, зато эта страна точно знает, куда ей надо расти. Сейчас сельское хозяйство составляет всего 13% ВВП, промышленность 46%, услуги 40%.

Несмотря на определенное политическое противостояние с США, экономика Китая уже долгое время находится в очень тесной кооперации с американским рынком. По мере приватизации развивался, хоть и очень медленно, фондовый рынок страны. Но разгосударствление идет со скрипом, на фондовом рынке значительную роль продолжают играть крупные государственные компании, такие как China Life и China Telecom. Впрочем, по мнению многих, фондовый рынок Китая все еще очень плохо отрегулирован и отличается низкой ликвидностью. К тому же там плохо защищаются права миноритарных акционеров. Поэтому иностранцы стараются осуществлять прямые инвестиции, чтобы иметь возможность их контролировать. Причем значительную часть прямых иностранных инвестиций осуществляет китайская же диаспора из стран Юго-Восточной Азии.

 pic_text1

Как объясняет китайский представитель PricewaterhouseCoopers Ивонн Кам, фондовый рынок Китая поделен на рынок А-акций и рынок В-акций. А-акции номинированы в китайских юанях (1300 эмитентов), а В-акции в американских или гонконгских долларах (100 эмитентов). Китайские компании могут свободно торговать акциями обоих типов. На рынок А-акций допускаются также частные китайские инвесторы и квалифицированные иностранные институциональные инвесторы. Остальным иностранцам позволено иметь дело только с В-акциями. Однако, как говорит Ивонн Кам, рынок В-акций последние пять лет практически "мертвый" и поэтому в последнее время все чаще обсуждается идея их объединения.

Механизмы коллективных инвестиций в Китае не очень развиты. Зато для простых китайских граждан открыто большое количество региональных брокерских пунктов, которые обеспечивают биржевые расчеты и через которые китайцы аккуратно и дисциплинированно инвестируют собственные сбережения в акции компаний страны.

Хайтек - страна

В Индии, как и в Китае, большое население 1,1 млрд жителей. Но это население не столь организованно, как китайское, а уровень его грамотности составляет всего 60%. Среднедушевой доход совсем низкий 620 долларов в год. И с этой точки зрения совершенно неожиданно выглядит тот факт, что Индия оказалась в числе стран, лидирующих на рынке компьютерного и программного обеспечения.

Morgan Stanley назвал вложения в фонды BRIC лучшей инвестиционной идеей 2006 года

В 70-е годы ХХ века Индия попыталась было пойти по пути импортзамещающей постиндустриализации, но вовремя одумалась. И уже в 80-е годы было принято решение не защищать внутренний рынок от западных товаров чтобы продукция местного бизнеса была конкурентоспособной. Причем сосредоточились индусы не на строительстве мощных металлургических предприятий, а на развитии хайтека, программного обеспечения и фармацевтике. Дешевая рабочая сила обеспечила конкурентоспособность индийской продукции.

 pic_text2

Экономический рост Индии в 2004 году составил не так много 7%. Зато этот рост, отмечает Дмитрий Голубков, основан не на сельском хозяйстве и устаревших промышленных технологиях, а на высокотехнологичных разработках с высокой добавленной стоимостью. Поэтому в долгосрочном плане эта страна очень интересный объект для инвестиций. В Индии активно и довольно успешно проходят IPO компаний хайтека, правительство сокращает свои доли в крупных предприятиях и тоже выводит их акции на рынок. Государство старается особо не вмешиваться в дела частных компаний и не выращивает карманных олигархов, что тоже благоприятно отражается на инвестиционной привлекательности страны.

Единственное, что настораживает в Индии, резкий контраст: с одной стороны, она "впереди планеты всей" в области высоких технологий, а с другой большинство населения живет в деревнях эпохи неолита.

В Индии работает всего 30 взаимных фондов, но их размер смешон даже по сравнению с бразильскими: самый крупный фонд распоряжается 6 млн долларов, остальные размером не более полумиллиона долларов. Что, в общем-то, неудивительно: сбережений у индусов практически нет. А индийские крестьяне даже толком себе и не представляют, что такое акция.

Индексация рынков

За этими развивающимися рынками следить достаточно просто. Есть несколько индексов, иллюстрирующих поведение нашей "четверки". Индекс MSCI BRIC самый "солидный". MSCI старается включать в расчет компании из различных отраслей, и в этом его основное отличие. В его расчете присутствует 211 акций (77 китайских, 64 индийских, 47 бразильских и 23 российских). Чтобы попасть в расчет индекса, компания-эмитент должна как минимум иметь объем акций, находящихся в свободном обращении (free-float), на сумму не менее 200 млн долларов. До недавнего падения на рынках развивающихся стран совокупная капитализация компаний, входящих в MSCI BRIC, превышала 2,5 трлн долларов (см. таблицу). По капитализации свободно обращающихся акций, вес Китая в индексе MSCI BRIC составляет 26%, России 20%, Бразилии 35%, Индии 19%.

Российский фондовый рынок с точки зрения представленности отраслей одиозно плохо диверсифицирован

Рейтинговое агентство Standard & Poor's с февраля 2004-го рассчитывает индекс S&P BRIC 40. В него входят 40 акций стран БРИК, обращающихся на Гонконгской, Лондонской биржах, а также на NASDAQ и NYSE (в основном это компании энергетического, телекоммуникационного и банковского секторов). Максимальный вес отдельной акции в индексе не превышает 10%, минимальная рыночная капитализация для акций, входящих в индекс S&P, 1 млрд долларов США, минимальная ликвидность 5 млн долларов США. Этот индекс подходит тем, кто не настроен серьезно вникать в рынки и хочет выбрать наиболее "звонкие" и ликвидные бумаги.

Впрочем, многие аналитики и вовсе не принимают в расчет БРИК-индексы. Так, технический аналитик инвестиционной компании "Тройка Диалог" Анна Лепетухина говорит, что следит главным образом за биржевыми индексами соответствующих стран и сравнивает, упали они или выросли по отношению с России (индекс РТС) и по отношению к сводному индексу MSCI.

 pic_text3

В Бразилии это Brasil Bovespa Stoc" Index, куда входят 54 бразильские компании. Наибольший вес в нем занимают горнодобывающая Сia Vale Do Rio Doci (12%) и нефтяная Petroleo Brasileiro S. A. В Индии The Bombei Stoc" Exchange Sensitive Index, состоящий из акций 30 компаний. Здесь тяжеловесы Relines Industry Ltd. (12%) и IT Infosys Technologies Ltd. (10%). В Китае основной индикатор The Shanhai A-share Stoc" Price Index, в расчете которого присутствуют аж 822 компании (столько, по их мнению, на бирже ликвидных бумаг). Самый большой вес (2%) у энергетической China Wangtze Power Co Ltd.

Анна Лепетухина отмечает, что волатильность национальных биржевых индексов этих стран идентична российскому индексу РТС: "Они идут синхронно с российским рынком. Только иногда бывает, что реакция выражена в большей или меньшей степени".

Главное - вовремя уйти

По словам аналитика инвестиционной компании "Ренессанс Капитал" Ованеса Оганисяна, хорошим моментом для входа на рынки BRIC считается период, когда средний коэффициент P/E (соотношение цены за акцию к прибыли на акцию, говорит о степени недооцененности компании) находится на уровне менее 12.

В России же сейчас он составляет 10,5, в Бразилии 11,5, в Китае 15, в Индии 23 (дороговизна индийских компаний объясняется их высокотехнологичностью).

Говоря о конкретных бумагах, г-н Оганисян советует выбирать из тех, что представлены в индексе MSCI BRIC (и, соответственно, в страновых индексах MSCI) аналитики компании очень тщательно подходят к включению в расчет индекса той или иной компании. Перечислим самые крупные. В Бразилии это горнодобывающая группа Doci (суммарная капитализация 56 млрд долларов), нефтяная Petrobras (101 млрд долларов), банк Itau (32 млрд долларов). В Китае Petrochina (23 млрд долларов), China Mobile (113 млрд долларов), China Construction Ban" (97 млрд долларов), Ban" of Communication (14 млрд долларов). Крупнейшие избранные индийские эмитенты нефтяная ONGC (41 млрд долларов), Bharti Televentures (18 млрд долларов), Indian Oil Corp. (14 млрд долларов), банк ICICI (11 млрд долларов).

В России можно назвать всех участников расчета MSCI Russia, их не так много: РАО "ЕЭС России" (обыкновенные и привилегированные акции), АФК "Система", "Комстар", "Газпром", "ЛУКойл", "Мечел", МТС, "Норильский никель", "Ростелеком", Сбербанк, "Полюс Золото", НЛМК, "Сибирьтелеком", "Уралсвязьинформ", "Вымпелком", "Волгателеком", "Вимм-Билль-Данн", "Сургутнефтегаз" (обыкновенные и привилегированные), "Татнефть", "Транснефть" (только привилегированные), "НоваТЭКк". Когда-то был ЮКОС, теперь, наверное, будет "Роснефть".

Поскольку экономика Бразилии держится на экспорте сырья, ее фондовый рынок очень прост для понимания: отслеживаем фьючерсные контракты на колониальные товары и на основании их движения принимаем решение. Сложнее дело обстоит здесь с политикой. Дмитрий Голубков из "Атон-Лайн" отмечает, что неолиберальные идеи не привели к повышению уровня жизни населения и сейчас в Бразилии сильны левые антиглобалистские настроения (как, впрочем, и во всех странах третьего мира, где не удалась неолиберальная модель). И если инвестировать в эту страну, то придется следить за тем, кто одерживает верх: придут левые повысят налоги на корпорации, останутся проамериканцы налоги снизятся. Здесь может произойти все, что угодно, вплоть до национализации крупнейших компаний.

Россия похожа на Китай высокой долей госкомпаний на рынке, на Бразилию зависимостью от сырьевых цен, а на Индию не похожа совсем

В Китае если и стоит ожидать каких-то политических изменений, то только в пользу дальнейшей приватизации крупных предприятий, что всегда приятно инвесторам. Правда, в этой стране не слишком хорошо отрегулированы механизмы фондового рынка, так что вкладывать лучше через фонды, занимающиеся прямыми инвестициями, чтобы избежать рисков, связанных с защитой прав миноритарных акционеров. Конечно, если совсем скучно, можно поиграть на Шанхайской бирже. Но лучше не увлекаться.

До того как купить акций индийских компаний, следует озаботиться повышением квалификации в сфере хайтека и программного обеспечения. А при оценке рисков придется закрыть глаза на огромную бедность внутри страны и делать вид, что мы имеем дело с обычным цивилизованным рынком. То есть смотреть на прирост ВВП, производительность труда и общие макроэкономические показатели.

Индийская экономика, как и китайская, очень хорошо интегрирована с экономикой США, поэтому можно смело принимать решение о выходе из Индии и Китая, когда будут приходить плохие новости из Америки. И, конечно же, всегда стоит помнить о том, что все развивающиеся рынки тесно связаны между собой, а страны БРИК по free float это 40% emerging mar"ets. Так что турбулентность на рынке одной страны немедленно отражается и на всех остальных.