Биржа ждет любопытных

Интервью с президентом «Ренессанс онлайн» Николаем Донцовым

Одна из крупнейших российских инвестиционных групп «Ренессанс капитал» начала предлагать брокерские услуги не только жителям столицы. Весной открылся филиал в Самаре, а в ближайшее время и жители Новосибирска смогут посещать офис компании в своем родном городе. Для того чтобы стать клиентом «Ренессанс онлайн», инвестору необходимо иметь от 500 тыс. рублей.

Мы поговорили с президентом компании о портрете потенциального клиента, о том, что российские биржи должны внедрять новые режимы торгов и снижать стоимость обслуживания. Мы также обсудили удвоение ставок Ником Лисоном, игру на Forex, потребности рынка в новых биржевых индексах и актуальность вопроса, куда вкладывать деньги.

— С чем связан интерес «Ренессанса» к работе с частными инвесторами?

— Количество профессиональных инвесторов, с которыми мы давно работаем, ограничено на рынке и уже не будет расти так быстро, как число частников. Профессионалы — это УК, банки, субброкеры, частные трейдеры, которые управляют деньгами своих знакомых, друзей.

А на розничное брокерское обслуживание мы рассчитываем привлечь, во-первых, уже относительно опытных людей, которые, например, уже инвестировали в ПИФы, но по каким-то причинам им это не понравилось, поэтому они считают, что могут управлять эффективнее самостоятельно. Возможно, некоторые захотят дополнить покупку паев брокерским счетом. Во-вторых, мы рассчитываем на обеспеченных частных лиц, которые только присматриваются к фондовому рынку. Их в России уже много.

— Бизнесмены входят в этот круг?

— Я думаю, что владелец собственного бизнеса, приносящего ему доход 30–40%, на рынок легко не придет. Можно поставить себя на его место: «У меня есть дело, которым я занимаюсь и получаю от него удовольствие, и оно еще мне приносит хороший доход. Зачем мне что-то еще?» Однако как только у него появляются свободные средства, которые для развития бизнеса не нужны, он станет изучать возможности финансовых рынков. Кроме того, покупку акций он может рассматривать как вложения уже в другое предприятие. Очевидно, что для такого инвестора в первую очередь необходимы аналитические материалы с идеями, и мы ему в этом поможем.

Идеи клиент компании получает из материалов аналитического подразделения группы «Ренессанс капитал» в онлайн-системе TorRO, она также позволяет общаться с аналитиками и менеджерами, управлять собственным денежным счетом, выполнять административные операции, переходить в систему интернет-трейдинга webQUIK.

При этом сейчас наша аналитика не сводится только к фундаментальному анализу отраслей и предприятий. У нас есть свое аналитическое подразделение, которое дополняет продукты группы техническим анализом по основным «голубым фишкам» — десяти бумагам. Наши аналитики несколько раз в день готовят комментарии по текущей ситуации на рынке, а кроме того, ежедневные торговые рекомендации. Если возникает тема, интересная многим инвесторам, то мы проводим веб-конференции с аналитиками через ту же систему TorRO. Сейчас актуальными вопросами являются: будет ли предновогоднее ралли, что будет происходить с акциями энергетических компаний. По этим темам мы только что провели онлайн-конференции и уже планируем новые.

Ведь чтобы заработать деньги, можно самому разбираться в море аналитической информации, но, в конце концов, инвестору важны конкретные идеи с коротким обоснованием их ценности. Он может получить идею у нас, затем вникнуть в ее суть, изучив подробнее, и затем либо поверить в нее, либо нет. Решение о покупке или продаже акций инвестор должен принять самостоятельно.

Кроме того, группа «Ренессанс капитал» является соорганизатором многих публичных размещений российских эмитентов (IPO), доступ к каждому такому размещению имеют клиенты «Ренессанс Онлайн». А спрос на акции, размещаемые на биржах впервые, довольно высок.

— Проявляют инвесторы интерес к этому предложению?

— Да. Мы недавно открыли филиал в Самаре, теперь в Новосибирске, на очереди Ростов, Санкт-Петербург. Для принятия решения об открытии мы оцениваем экономику региона, доходы населения, уровень распространения интернета, наличие конкурентов. Последний фактор важен: люди уже понимают, что мы им предлагаем. Гораздо труднее прийти в какой-то город, где нет вообще никого из брокеров. Там необходимо вкладывать деньги в первоначальное обучение клиентов, поэтому наличие уже развитой конкуренции большой плюс для выхода в регион.

В Самаре, например, мы осенью провели инвестиционную конференцию с основной темой «Куда вкладывать деньги». Пригласили своих аналитиков и аналитиков из группы по ряду отраслей, которые интересны и понятны местной аудитории, представителей местной администрации из городской и областной Думы и правительства, представителей компаний, работающих в Самарской области. Мы провели конференцию для институциональных и частных лиц, которые проявили интерес к фондовому рынку. К нам пришли порядка 150 человек, а конференция оказалась очень удачной.

Эмитенты рассказали о себе, представители администрации — про инфраструктурные инвестиционные проекты. Наши аналитики рассказывали про макроэкономику, про рынок, про идеи в конкретных секторах, конкретных бумагах. Удалось подробно обсудить вопросы инвестиционного потенциала и перспектив Поволжья, пообщаться на тему инвестирования и управления капиталом. То есть была показана комплексная картина финансового рынка, а инвесторы получили комплекс идей. Мы уже сейчас видим, что результат позитивный, и, возможно, мы будем повторять этот опыт в других регионах.

— А как находите сотрудников?

— Открыться в Самаре нам предложила команда людей, которые раньше сотрудничали с другим брокером. Условия устроили обе стороны, и мы начали работать. Что касается других регионов, то там люди пришли не от конкурентов, а из банковской среды, имея опыт управления активами. Важно, что они знают клиентскую базу и ориентируются в местной бизнес-среде.

— «Финам» сообщил о приобретении брокера «Эми Траст». Будет ли российский брокерский бизнес укрупняться?

— Покупать имеет смысл лишь клиентскую базу, но не инфраструктуру в виде программного обеспечения и бумажных технологий. Классический брокерский бизнес, телефонный, уже практически полностью консолидировался, остался лишь десяток игроков, которые активно работают. Я думаю, что с интернет-трейдингом будет то же самое. Крупные инвестиционные банки в любом случае будут этим активно заниматься. Если взять десятку крупнейших инвестиционных банков мира — Morgan Stanley, Goldman Sachs, UBS, — у них у всех есть разные подразделения по электронной торговле, причем эти подразделения все время увеличиваются. Большая часть клиентов — это фонды, которые торгуют электронно, а не «с голоса», им нужен прямой выход на биржевые и внебиржевые рынки, ECN (Electronic Communication Networks) — сети, которые объединяют брокеров и биржу. В России это в принципе пока еще не очень развито…

— А что в технологиях необходимо развивать?

— В первую очередь необходимо организовать торговлю с частичным предварительным депонированием активов и расчетами через несколько дней после заключения сделки (T+N). Нынешняя схема торгов на ММВБ T+0 (расчеты сегодня) со 100-процентным предварительным депонированием активов — денежных средств и ценных бумаг — подходит для многих частных инвесторов, но необходимо иметь и другой способ расчетов, удобный для крупных институциональных участников рынка. Например, вы должны иметь возможность купить акции с расчетами через три дня, так как завтра вам погасят облигацию и только после этого вы сможете рассчитаться. Или вы физически не можете рассчитаться в один день, потому что вам просто необходимо время для таких административных операций, как разбивка объемов на множество разных клиентов. Кстати, это одна из причин, по которой крупные западные фонды не спешат на наши торговые площадки.

Кроме того, у нас должна быть выстроена единая система клиринга, как в США, которая у них гарантирует расчеты. В России это в принципе отсутствует. У каждой биржи своя система клиринга и расчета, а на внебиржевом рынке все происходит стихийно. У нас очень большое разнообразие форм и никакой стандартизации. В Штатах никто даже не думает про расчеты. Когда люди совершают операции на том или ином рынке, вопрос расчетов их не беспокоит. Есть клиринговые банки, клиринговые агенты, которые все эти вопросы решают.

В какой-то степени эта проблема связана с созданием центрального депозитария, в котором будут рассчитываться и биржевые, и внебиржевые сделки. Это приведет к существенному снижению затрат на совершение сделок и надежности расчетов. А пока что было бы неплохо получить реальный онлайн-мост между существующими расчетными депозитариями.

Кроме того, комиссии, которые инвесторы платят биржам в зависимости от оборота, — это нонсенс. Мне кажется, что комиссии должны быть фиксированными за сделку.

— А надежность расчетов? Наша система со 100-процентной предоплатой очевидно надежнее. Американские subprime тоже считались надежнее гособлигаций РФ. Наверное, методика оценки рисков нуждается в пересмотре.

— Теоретически возможно все. Но инфраструктура все-таки рассчитана на то, что большинство участников рынка действуют адекватно. Поэтому необходим компромисс между удобством и надежностью. В США много банков, они все друг друга перестраховывают, перекредитовывают, поэтому если даже один из участников рынка обанкротится из-за проблем на рынке ипотечного кредитования, то все равно другие участники рынка его покроют.

Несколько лет назад Man Financial поглотил крупного брокера Refco, который испытывал проблемы, а рынок этого почти не заметил. Сейчас более серьезная проблема, связанная с ипотечным кризисом, и, возможно, Федеральной резервной системе (ФРС) США придется вступать в действие. Как в свое время (в 1998 году) Long-Term Capital Management спасали, так они будут спасать банки и сейчас. Однако если половина обанкротится, то ФРС, конечно, не сможет помочь. Это вопрос масштабов. Но вообще рисками нужно уметь управлять. Вот Ник Лисон в Сингапуре не смог вовремя признать свои ошибки. Он действовал как в плену — у самого себя, у собственной стратегии, пытался отыграться, удваивал ставки. На самом деле все было просто, и человек сам виноват в своих проблемах. Но банка, который дал ему карт-бланш, уже не существует. Впрочем, это проблема не Ника Лисона, а банка, который оказался неспособен грамотно контролировать собственные риски.

— А про Forex еще не думаете?

— К услугам на рынке Forex мы отрицательно относимся, и это бизнес совершенно другого характера. Нам важно, чтобы клиент зарабатывал деньги. Именно поэтому мы стараемся обеспечить бесперебойную работу системы интернет-трейдинга, предлагаем аналитические материалы, инвестиционные идеи, разные дополнительные сервисы. Все эти вещи складываются в такое понятие, как клиентская лояльность к брокеру. Сейчас мы даем кредитные плечи исключительно в размере разрешенного законодательством (1:3), и в этом есть определенная логика. Потому что на самом деле при высоких плечах риск потерять деньги выше, чем заработать, и мы можем получить большое количество клиентов, которые потеряют все свои активы. На Forex плечи могут доходить до 1:100, соответственно, эта вероятность увеличивается в десятки раз по сравнению с вероятностью на фондовом рынке. Это плохо и для клиентов, и для репутации, поэтому я не думаю, что мы готовы в принципе выходить на этот рынок.

К тому же для институциональных инвесторов можно предлагать массу различных структурных продуктов. Например, у нашей управляющей компании большое количество идей: есть индексные фонды, отраслевые, а также ориентированные на западные фонды. Мы предлагаем готовые опционные стратегии, котируем деривативы. Так что отсутствие разнообразия нам не грозит.

— Появятся ли в России индексные фонды, аналоги американских ETF?

— Сейчас на ETF (Exchange Traded Funds) спрос существует больше со стороны иностранцев, которые не разбираются в наших эмитентах и хотят просто «покупать» Россию. Однако необходимы поправки в законодательную базу, чтобы запустить полноценный ETF в России так, чтобы он динамично торговался, по нему возможно было бы открывать короткие позиции, торговать с плечом.

Мы сделали MSCI Renaissance Index, на основе которого запустили ETF для иностранных инвесторов. Акции этого фонда торгуются на Лондонской фондовой бирже (LSE). Фонд валютный, а не рублевый, и он более показателен, чем российские биржевые индексы, так как включает не только акции, торгующиеся в России, но и ADR. По динамике он близок к индексу РТС, и значения MSCI Renaissance Index (сейчас около 2100 пунктов) также для удобства близки к индексу РТС.

Мы свою потребность в страновом индексе решили таким способом. Если найдутся отечественные Доу и Джонс, которые сведут в одну базу данных сделки ММВБ, РТС и бумаги, которые в России не торгуются — «Евраз», X5 и т. д., — то это может быть интересно. Причем для расчета необходимо брать цены той площадки, где по конкретной бумаге выше ликвидность. Если удастся создать такой индекс, который станет пользоваться популярностью и доверием и законодательство изменится, то может появиться и свой ETF.

— Как вообще люди приходят на фондовый рынок? Низкая осведомленность является большой проблемой?

— Я думаю, что всему свое время. В процессе образования велика, конечно, роль СМИ. И если государство хочет массового просвещения, то это нужно делать через телевидение, потому что к бумажным изданиям обращаются люди, которые с тематикой уже знакомы. Но, на мой взгляд, искусственная массовость просто не нужна. Человек сначала должен осознать, что у него есть активы, которые он может вкладывать не только в недвижимость или землю, но и в ликвидные инструменты. Если у него возникнет вопрос, куда вкладывать деньги, то он начнет искать на него ответ. Человек по природе любопытен, поэтому он будет общаться с другими людьми, пойдет в интернет. А в интернете информации уже очень много. Тот, кто не захочет разбираться в деталях, пойдет скорее на Forex, так как идея МММ живет и процветает. Если он не будет думать, то деньги потеряет. А самостоятельные, независимые и думающие люди, которые готовы серьезно работать, обязательно заинтересуются фондовым рынком. Мы рассчитываем именно на них.