«Что сказал Ник Лисон»

Константин Илющенко
19 ноября 2007, 00:00

Ник Лисон, который потерял на биржевой торговле около 1,4 млрд долларов, посетил Москву. В рамках конференции Derivatives Expo 2007 он рассказал свою историю и ответил на вопросы российских трейдеров

В 1992 году английский банк Barings отправил 25-летнего амбициозного Лисона осуществлять арбитражные операции на сингапурской бирже SIMEX с фьючерсным контрактом на японский индекс Nikkei 225, а также вести брокерский бизнес — обслуживать клиентов. Торги на SIMEX были в то время голосовыми, и дело пошло очень хорошо: Ник оказался талантливым арбитражером и быстро стал звездой в банке.

Сотрудники Ника были совсем «зелеными», и однажды брокер, который заключал сделки в биржевой «яме», вместо того чтобы продать фьючерсы, их купил. Техническая ошибка в этот день принесла 20 тыс. фунтов убытка. С этим можно было смириться, принять убытки на банк и продать контракты на следующий день, но Ник решил отыграться. Такие сделки он стал отражать на счете номер 88888, который не показывал лондонскому офису. Помимо этого в попытке удержать крупного клиента в Barings Лисон предоставил ему собственную котировку, которая была лучше биржевой. Это принесло новую крупную позицию и новую неудачу. Рынок падал.

На семинаре Ник сказал, что по характеру он внутридневной игрок, который может заключать сотни сделок в день, но, куда пойдет рынок завтра, предсказывать не берется. Торговать позиционно он был не готов. Через некоторое время на SIMEX началась торговля опционами на индекс, и Ник стал их продавать. Полученную премию он показывал как прибыль банка, а убыток по-прежнему учитывался на счете 88888. Его сделки на SIMEX стали хаотичными. За один день он потерял 50 млн долларов. Руководство банка продолжала радовать светлая часть его результатов.

По словам Ника, банком Barings руководили аристократы, люди «голубой крови», которые мало что понимали в банковском бизнесе и тем более в срочном рынке. Биржа видела состояние счета 88888 — темную сторону деятельности Ника, посылала отчеты в лондонский офис, но документы попадали к IT-сотрудникам, которые их удаляли как спам. Непосредственный начальник Ника в Сингапуре также поверхностно разбирался в торговле деривативами и не вникал в суть дел. Сингапурское отделение банка в 1994 году проверили аудиторы из Deloitte & Touche, но, по словам Ника, ему легко удалось заморочить им голову.

Ввиду того что объем открытых позиций был огромен, биржа сделала письменный запрос в Лондон с просьбой объяснить ситуацию, но руководство, которое видело только прибыль на счетах, предоставило возможность это сделать самому Нику.

Убыточная позиция требовала постоянной подпитки в виде поддержания гарантийного обеспечения, которое Лондон Нику долго предоставлял в требуемом объеме. В какой-то момент Ник запросил 650 млн долларов и получил их. Citibank и Barclays Bank перестали кредитовать Barings на межбанковском рынке, поэтому англичанам пришлось выпустить облигации. Специалистов, которые могли бы схватить Ника за руку, не оказалось, разделить ответственность и обсудить ситуацию было не с кем. Стресс лечился алкоголем.

Апофеоз наступил только после землетрясения в Японии, в результате чего индекс Nikkei 225 сильно упал. Деньги банка и клиентов для гарантийного обеспечения позиций закончились.

В результате Barings был продан за 1 фунт группе ING, Ник Лисон отсидел в сингапурской тюрьме четыре с половиной года в камере с убийцами и лечился от рака химиотерапией. Теперь он проводит семинары по управлению рисками и торгует на Forex, совершая десятки и сотни сделок в день. Бывшие коллеги Ника по Barings занимают аналогичные должности в других банках.

Сингапур надолго запомнил Ника Лисона: там существует даже пиво, названное его именем.

По книге Ника Лисона Rogue Trader в Голливуде снят одноименный художественный фильм, который переведен на русский язык и показан по российскому ТВ. Производит он сильное впечатление в силу реальности событий, лежащих в его основе. В продаже фильм найти сложно, но в eMule он доступен.

Одна из ключевых мыслей его семинаров — контролировать деятельность трейдеров и управлять рисками должны только компетентные люди — трейдеры. Так же, как и хакеров могут ловить только хакеры. Удивительно то, что выявить аферу сотрудники банка Barings могли легко, если бы они понимали основы срочного рынка, задавали правильные вопросы Нику и думали не только о бонусах. Все оказались не на своем месте: и менеджеры, и контролеры, и Ник.