Распилить и обнулить

Точка отсчета
Москва, 28.01.2008
Слухи о денежной реформе гуляют в стране уже несколько месяцев: говорят, что государство опять отберет деньги. У кого именно, сколько и зачем? Слухи о деноминации в качестве шутки затянулись, пора подумать серьезно

В середине января звонки друзей, знакомых сотрудникам редакции участились. У нас спрашивали о том, что слышно о деноминации, некоторые сообщали точную дату, кто-то говорил о грядущем экономическом кризисе и резком росте курса доллара. По иронии судьбы один из сотрудников редакции оказался по личным делам в банке рядом с сотрудницей Министерства финансов, которая в очереди отвечала на вопросы операционистки банка о месте работы, образовании, должности, трудовом стаже для открытия пластикового счета. Отвечала громко и с гордостью. Не подойти к сотруднице Минфина, совершавшей манипуляции с пластиковой картой, в условиях перечисленных слухов нашему корреспонденту было невозможно.

Естественно, представитель Министерства финансов сказала, что ничего не знает и находится с простыми смертными в одинаковом положении, но тут к беседе подключилась операционист банка, добавив, что посетители постоянно ее спрашивают о грядущей реформе, советуются, в какой валюте хранить деньги, и т. д. «Все приходят, все спрашивают, а мы и сами ничего не знаем, и что мы можем посоветовать людям? Вот вы напишите в журнале, что делать...»

Нулевая рентабельность

Тема денежной реформы, таким образом, показалась актуальной и близкой народу, и в силу того, что одновременно множество людей считают ее как минимум не бредом, а как максимум некоторые в нее верят, поневоле задумаешься о том, где правда. Сейчас продавцы недвижимости забеспокоились и тянут с заключением сделок — боятся оставаться на руках с деньгами. Некоторые говорят о том, что Центральный банк уже разослал в коммерческие банки секретные пакеты, которые необходимо вскрыть в час Х. Периодически ходят слухи о том, что в России «запретят доллар». Осенью в интернете появились образцы якобы новых купюр, которые являются на самом деле дипломным проектом студента. В августе 2007 года они попали на сайт Stroganovka.ru, затем стали обсуждаться в интернет-блогах, а впоследствии и в живом общении людей.

На момент написания статьи курс наличного доллара в оптовых пунктах обмена валюты превышал курс Центрального банка, что является нонсенсом последних лет. И, как говорят сами валютчики, это как раз и обусловлено спросом со стороны тех, кто на всякий случай перекладывается в доллар. Причина беспокойства людей очевидна: за последние 25 лет в России произошло несколько финансовых потрясений, которые не раз и не два доводили народ до отчаяния и нищеты. Под раздачу попали сразу несколько поколений граждан, для которых теперь государство — это враг, вымогающий деньги на дорогах и шарящий у нетрезвых по карманам, суд встает на сторону того, кто больше заплатит, а отработанный человеческий материал получает такую пенсию, что сам готов отправиться на тот свет поскорее. Верить врагу нельзя, так как он периодически пускает своим гражданам кровь и вытряхивает сбережения из банков, банок и матрасов. Тем более, как показывает статистика, непосредственно перед потрясениями власти слухи опровергают. Вот и 17 января 2008 года первый заместитель председателя ЦБ РФ Георгий Лунтовский сделал заявление: «Мы не считаем необходимым в ближайшие годы проводить деноминацию». Поэтому настороженная позиция людей обоснованна и понятна.

Но, вообще говоря, в прошлом власти, проводя реформу, объявляли вполне конкретные цели: борьба с инфляцией (1991), создание и защита государственной валюты (1993), упрощение денежных расчетов (1998) или неспособность поддерживать желаемый валютный курс (1998). Реформа же 1947 года была проведена в послевоенное время при дефиците бюджета, и у граждан изымали «излишки».

По каким причинам сейчас имеет смысл проводить, например, деноминацию и будоражить общество, даже если реформа не будет сопровождаться конфискацией, а пройдет по образцу января 1998 года?

В силу того что Владимир Путин высказывался за укрепление российского рубля, который должен со временем получить статус мировой резервной валюты наравне с американским долларом или евро, деноминация выглядит сомнительным мероприятием.

С 2007 года сняты валютные ограничения для россиян и иностранцев — это важный шаг в сторону цели.

Другой шаг — создание в России нефтяной биржи, где торговалась бы отечественная Urals за рубли, пока в стадии замаха. Это должно обеспечить и прозрачность ценообразования на нефть (цена российских углеводородов определяется как производная от североморского сорта Brent), и стабильный спрос на рубли. В рамках этой задачи сырьевую биржу правительство Санкт-Петербурга планирует создать совместно с Нью-Йоркской товарной биржей NYMEX. Вероятно, этот проект быстрее и эффективнее было бы запустить усилиями российских бирж, которые уже имеют опыт организации торгов товарными фьючерсами, знают, что необходимо делать — договориться с «Транснефтью» о транспортировке и поставке нефтяными компаниями, но это отдельная история.

На форумах и блогах в интернете по поводу деноминации шутили так: если убрать с купюр два нуля, то цены станут похожими на советские. Это будет комфортно для населения. Стоит сейчас килограмм колбасы 220 руб., а будет стоить 2,20 руб. Возможно, в совсем уж скучной на события стране это развлекло бы людей, но у нас проводить дорогостоящее мероприятие (деноминацию) только ради этого выглядит сомнительной идеей, да и с резервной валютой так не поступают. А затраты на данное мероприятие потребуются не столько на сам процесс (его можно сделать плавным), сколько на проведение разъяснительной работы среди населения, часть которого наивно связывает девальвацию рубля в августе 1998 года с прошедшей в начале этого же года деноминацией. Если же деноминация по образцу января 1998 года все же будет проведена, то останется только развести руками от удивления.

Вообще же сейчас у многих девальвация, деноминация и конфискация смешались в одном флаконе, имя которому — денежная реформа.

Модернизированная экспроприация

Если же рассматривать варианты вытряхивания из людей «излишков», то очевидно, что целью удара должна быть ограниченная часть общества, а карательные меры должны быть веско обоснованы. Нападать на неимущих нерентабельно и не совсем безопасно. Это не в ссылку отправить отдельно взятого олигарха. Что касается борьбы с черным налом юридических лиц, то версия на эту тему есть (см. «Большая стирка»). Сейчас стоимость обналички составляет рядовые 4–5%, что свидетельствует об отсутствии ажиотажа среди предприятий.

Нынешняя власть за последние восемь лет не выказывала агрессивного стремления отнять заработанное у широких слоев населения. Налоговое давление есть, но пока оно находится в гуманном спектре шкалы. Недавно закончилась налоговая амнистия, и очевидно, что не все легализовали свои средства, это позволяет гипотетически связать денежную реформу со следствием неудавшейся амнистии.

Так, согласно текущему законодательству, срок исковой давности по налоговым преступлениям составляет три года, прошлое у страны бурное, поэтому гражданин сейчас может оправдать имеющиеся средства прибыльной торговлей куриными окорочками или ГКО 10 лет назад. Поэтому спрашивать по всей строгости закона об имеющихся средствах не очень получается. Следовательно, чтобы это получалось, необходимо ввести новый закон (указ), который будет означать денежную реформу в форме отъема средств. Очевидно, что кроме наличных денег под ударом могут оказаться денежные счета в банках и ценные бумаги в депозитариях и реестрах владельцев акций, облигаций. Прецеденты с замораживанием банковских счетов в прошлом были, но сейчас для относительно массовой экспроприации должна быть цель, а ее не видно. Административный нажим дал свои плоды: очень многие компании обелили свои доходы, хоть и частично. А с бюджетом в стране все в порядке.

Призрак доллара

Что касается курса доллара, который беспокоит очень многих, то ставшая хрестоматийной история девальвации августа 1998 года подробно описана в статье «Падение акций: возможность для покупки или начало кризиса?» Сейчас ситуация с российской валютой и экономикой принципиально иная, нежели 10 лет назад. Для резкого падения рубля к остальным валютам нужны очень серьезные причины масштаба катаклизмов советских времен — катастрофы на Чернобыльской АЭС, землетрясения в Спитаке 1988 года, военных действий на Кавказе или падения цен на нефть с нынешних $100 до $20 за баррель.

Пока же запас прочности рубля очень высок. Россия сейчас на третьем месте в мире по объему валютных резервов с почти $500 млрд после Китая и Японии и может позволить себе многое. Государственный внешний долг практически отсутствует. На Западе берут кредиты коммерческие банки и корпорации, их долг составляет порядка $400 млрд, но это не вызывает серьезного беспокойства. Это Запад привык жить и работать с кредитным плечом — тратить больше, чем зарабатывать, именно последствием такой привычки стал кредитный кризис в США. Для России это пока неактуально.

Сейчас в умах граждан понятия «девальвация», «деноминация» и «конфискация» смешались в одном флаконе, имя которому — денежная реформа.

Иностранцы все же периодически выводят средства из российских активов: недавно Citibank продал акции той же «Роснефти» на $1 млрд, но это связано скорее с огромными убытками у Citibank из-за долгового кризиса в США. Банку понадобились деньги — он продал акции. Поэтому ждать курса до 30 или 40 руб. за доллар в ближайшее время не стоит, а впору беспокоиться о самом долларе.

Не смогли они

Если проводить дальше аналогии с произошедшими в России и СССР финансовыми катаклизмами, то причина для новых переворотов остается одна: власти не могут справиться с какой-либо из проблем и поэтому хотят ее решить по примеру товарища Сталина в 1947 году.

В августе 2006 года центральный банк Зимбабве провел деноминацию. В течение трех недель зимбабвийцы могли обменять старые купюры на новые, однако не более чем на 100 млн зимбабвийских долларов, если не докажут законность их приобретения, что эквивалентно $190. Граждане стали в панике сметать товары с прилавков магазинов. Например, одна зимбабвийка приобрела в магазине все имевшиеся холодильники. Деноминация в стране была проведена в связи с гиперинфляцией, которая в месяц составляла 1000%. В России инфляция остается проблемой в 12% годовых, по данным Росстата, но решение в духе Зимбабве является, как сейчас говорят, готичным. Локальные же проблемы в финансовой системе решаются гламурными мерами.

У партнеров

    «D`»
    №2 (41) 28 января 2008
    N02 (41) 28 января
    Содержание:
    Что говорят
    Точка отсчета
    Недвижимость
    Деньги и карьера
    Что говорят
    Реклама