Как не стать доверчивым туземцем

Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»
7 апреля 2008, 00:00

Этот текст — продолжение вышедшей в прошлом номере D’ статьи о том, как уберечься от финансовых пирамид. Обсуждать существование псевдофинансовых институтов можно бесконечно, но здесь мы подводим под этой темой жирную черту

Александр М. живет в Ставрополе. Полтора месяца назад он вложил по 30 тыс. руб. в две организации: во «Взаимопомощь — Курган» (а точнее, в ее ставропольский филиал) и в потребительское общество «Лидер». Не упустить выгодную возможность подсказали знакомые, и, как признается Александр, на тот момент он и сам не очень хорошо разбирался в инвестициях. Однако со временем появились сомнения: в нашу редакцию Александр обратился с вопросом, насколько реально ему вернуть свои деньги, да еще и с обещанными процентами. А обещано немало: так, в ставропольском филиале «Взаимопомощи» D по телефону подтвердили, что, учитывая сложные проценты, набегает до 100% годовых. В «Лидере» доходность пониже — от 26 до 80% годовых в зависимости от вложенной суммы.

Таких обращений после текста «Под гипнозом легких денег» (см. D №6 от 24 марта 2008 года) было несколько: из разных регионов нам писали о местных организациях, привлекающих деньги у населения, и спрашивали, не угрожают ли вложенным в эти организации кровным какие-нибудь неприятные приключения. Разумеется, журнал не может дать характеристику какой-либо компании и уж тем более обвинить ее в чем-то — это прерогатива правоохранительных органов. Мы можем лишь указать на некоторые странности в работе тех, кто привлекает деньги, а выводы вам придется делать самим.

Приз за изобретательность

Первая компания, на которую давно с удивлением смотрят потенциальные «инвесторы», находится в Санкт-Петербурге. Это некоммерческое партнерство «Русский проект» (его представительства, кстати, недавно открылись в нескольких регионах). Чтобы финансировать развитие своего бизнеса (производство продуктов питания, грузовые перевозки, ритейл, ресторанный бизнес и торговля недвижимостью), «Русский проект» активно привлекает займы у населения под чрезвычайно высокие проценты — от 24 до 60% годовых (!). Проценты можно получать ежемесячно. На вопрос D’, как обеспечивается такая высокая доходность, в «Русском проекте» ответили, что вкладывают деньги как в операции на финансовых рынках, так и в свои предприятия, в том числе в недвижимость и землю; при этом ежемесячная ликвидность обеспечивается за счет торгового бизнеса. С документами, подтверждающими наличие у компании реальных активов и бизнеса, можно ознакомиться, приехав в любой из трех офисов.

По словам юриста ИГ «Универ» Асель Джузеновой, некоммерческим партнерством (НП) признается организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами, деятельность которой направлена на достижение членами партнерства социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей. Создание партнерства также возможно для охраны здоровья, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей, защиты прав законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в другой деятельности, направленной на достижение общественных благ.

Обогащение людей, которые дают «Русскому проекту» деньги взаймы, наверное, и следует считать как раз общественным благом. «Некоммерческое партнерство вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых оно создано, — продолжает Джузенова. — Естественно, чтобы ответить на вопрос, вправе ли некоммерческое партнерство брать взаймы у физических лиц, необходимо смотреть устав этой организации, цели ее деятельности, а также соответствует ли такая предпринимательская деятельность ее уставным целям. Если соответствие уставу существует, то проценты по таким займам обеспечиваются имуществом некоммерческого партнерства». Именно поэтому тем, кто решился дать деньги в долг «Русскому проекту», прежде всего нужно было изучить, есть ли у него какое-либо имущество.

Но в случае с данной компанией недоумение вызывают несколько моментов. Во-первых, гарантии доходов от финансовых операций и бизнеса, а во-вторых, позиционирование «Русским проектом» своих услуг. Так, на сайте организации присутствует довольно странная фраза: «Все вклады, как и деятельность партнерства, застрахованы Государственной социальной страховой компанией». Во-первых, вложения в некоммерческое партнерство никак не могут именоваться «вкладами», поскольку предоставлять вклады могут только банки с соответствующей лицензией. А во-вторых, что особенно неприятно, единственная ссылка в поисковиках на Государственную социальную страховую компанию ведет на сайт… «Русского проекта». В реестре страховых компаний на сайте Федеральной службы страхового надзора такой СК также нет. А ведь неискушенный инвестор может ненароком перепутать упомянутую компанию с Агентством по страхованию вкладов и решить, что в случае отказа «Русского проекта» от обязательств «вкладчикам» положены компенсации.

Еще более интересным выглядит потребительское общество (ПО) «Лидер», расположенное в Ростове-на-Дону (филиалы в нескольких южных крупных городах, в том числе в Ставрополе). Общество предлагает принять участие в программе «Капитал+». Все что нужно — заполнить заявление о вступлении в ПО, внести деньги (минимум 1 тыс. руб.), после чего на эту сумму начнут производить ежемесячные начисления, которые к тому же будут капитализироваться. Размер начислений — от 2% в месяц (для вложений размером 100 руб.) до 5% (!) в месяц (для сумм более 500 тыс. руб.).

«В статье 116 Гражданского кодекса предусмотрена такая форма организации, как потребительский кооператив либо потребительское общество, — поясняет Асель Джузенова. — Это добровольное объединение граждан и (или) юридических лиц, созданное, как правило, по территориальному признаку на основе членства путем объединения его членами имущественных паевых взносов для торговой, заготовительной, производственной и иной деятельности в целях удовлетворения материальных и иных потребностей его членов. С этой точки зрения ПО вправе привлекать взносы физических лиц, только эти взносы будут фактически паевыми взносами вступающих. А, соответственно, фиксированные проценты представляются как раз таки результатами деятельности и тем самым удовлетворением материальных потребностей членов ПО». Кстати, заполняемое заявление обязано соответствовать ряду требований, а члены ПО должны получать документ, удостоверяющий их членство.

Корреспонденту D в ПО «Лидер» сообщили, что получаемые от клиентов деньги «работают в недвижимости, строительстве, на фондовом рынке». Снимать проценты можно уже спустя три месяца. Но и это еще не все: «Деятельность участников ПФВ (программы финансовой взаимопомощи. — Прим. D’.) “Капитал+” по информированию населения о преимуществах участия в программе оценивается и поощряется согласно плану премиального поощрения члена ПО» (информация с официального сайта ПО). Иными словами, приводя в ПО нового человека, вы получаете процент от его взноса. Ничего не напоминает?

Но пальму первенства за изобретательность мы вынуждены отдать ставропольскому отделению ООО «Взаимопомощь — Курган», деньги которому передал Александр М. Сделал он это по договору об участии в благотворительной акции. Вердикт юриста, видевшего отсканированную копию этого договора и прилагающихся документов, неутешителен. «Договор на участие в благотворительной программе №114 не предусматривает возврата вклада, тем более процентов по нему, так как не содержит ни одного положения ни о размере вносимого вклада, ни о размере подлежащих уплате процентов, — констатирует Джузенова. — В этом договоре указывается только на то, что участник вносит благотворительный взнос (что само по себе подразумевает его безвозмездность и безвозвратность), а исполнитель оказывает участнику консультационные услуги. Дополнительные к договору документы также не предусматривают ни возврат вклада, ни уплату процентов по нему».

Слово героям

Кстати, к нам обращались не только читатели. Свое мнение по поводу привлечения денег у физлиц высказал и герой нашей прошлой публикации — инвестиционно-финансовая компания «Кватро инвест». По его мнению, деятельность компании в D была представлена однобоко, в то время как «Кватро инвест» не стоит на месте и активно развивается. «27 ноября 2007 года компания получила лицензию ФСФР №1085 биржевого посредника, совершающего товарные фьючерсные и опционные сделки в биржевой торговле. Это позволило нам самостоятельно работать с российским товарным рынком как от своего имени и за свой счет, так и от имени клиента и за счет клиента, — сказали в “Кватро инвесте”. — А уже в начале нынешнего года зарегистрирована брокерская компания “Кватро капитал” с лицензиями ФСФР: брокерской, дилерской, на доверительное управление». При этом в компании утверждают, что в отличие от банков или УК позволяют клиентам получить настоящую доходность от работы на финансовых рынках: «Гарантии небольшой доходности — это не аксиома. Управляющие компании не имеют возможности гарантировать какую-либо доходность, поэтому в экспертных оценках на всякий случай идут только на самые осторожные высказывания и прогнозы. Давайте подойдем к вопросу буквально: все прекрасно знают, сколько зарабатывают банки в нашей стране, и это далеко не та доходность, какую они предлагают своим вкладчикам. А на самом деле за время своего существования финансовые рынки показали, что доходность 36% можно заработать и за месяц, и даже за неделю при грамотном управлении. Правильно — стабильного дохода нет, но есть среднестатистический. Статистика показывает, что средняя доходность может составлять как раз таки от 3% в месяц и выше. В нашей компании работают опытные, серьезные специалисты, знания и мастерство которых позволяют нам обеспечить клиентам такие проценты. Кроме того, финансовые рынки — это не основное направление деятельности компании. Часть средств вкладывается в реальный бизнес, проекты, связанные со строительством, ресторанным бизнесом, спецтехникой и торговлей».

Совсем недавно ФСФР определилась с критериями, по которым будут отбираться квалифицированные инвесторы. Тем, кто не будет иметь достаточных средств и опыта работы на фондовом рынке, смогут вкладывать лишь в традиционные ПИФы, а хедж-фонды, венчурные и прочие «вкусные» инвестиции останутся квалифицированным инвесторам. Так что проблем с клиентами у компаний, подобных «Кватро инвесту», предлагающих по договору займа осуществить фактически венчурные инвестиции (ведь вложение в мелкий бизнес — по сути венчурная инвестиция), может и не быть.

P. S. Сейчас самое время автору кое в чем признаться. Когда больше года назад снова всплыла тема финансовых махинаций, мне было смешно. Каюсь, я была уверена, что люди, поверившие в обещания явных мошенников, сами виноваты в том, что лишились денег. После новостей про «РуБин» появилось недоумение. Сейчас, когда стало очевидно, что чуть ли не на каждый ПИФ в стране приходится по некоему псевдоинвестиционному образованию, мне по-настоящему страшно. Страшно не потому, что любой из моих друзей или близких завтра может попасть в такую структуру. И даже не потому, что еще несколько громких «пирамидальных» дел — и бизнес настоящих управляющих и инвестиционных компаний захиреет, а все СМИ, как известно, зависят от рекламных бюджетов. Мне страшно за идею — ту самую идею финансовой свободы, ради которой мы все тут собрались: мы, сотрудники редакции, и вы, читатели этого журнала.

Мне очень нравятся книги Роберта Кийосаки, это признанная «библия» любого начинающего инвестора. Имя Кийосаки на сайтах финансовых пирамид встречается через один. Если бы Кийосаки знал, для чего его идеи будут использоваться в России, он бы сжег свои книги. Еще чаще мошенники бросаются фразами «финансовая свобода» и «финансовая независимость». И если эти слова будут ассоциироваться с пирамидами, это еще хуже, чем если мошенники отберут у кого-то деньги. Но есть и хорошая новость: любой из нас может при желании порушить пирамидам весь их отвратительный бизнес. Причем без особых усилий.

Пытаясь разобраться, почему поток клиентов пирамид не иссякает, я поняла следующее: ужасает не только наша финансовая и юридическая неграмотность, но и нежелание думать. Слова «договор», «документ», «гарантия» действуют прямо-таки магически. И никто не пытается вникнуть: а что это за договор и какие права он мне обеспечивает? Что это за документ и важен ли он для моих вложений в эту структуру? Чем подкреплены гарантии (а они не могут быть подкреплены ничем ни у кого, кроме как у банка с лицензией)? Поверьте, быть профессиональным юристом для этого вовсе не обязательно. Достаточно здравого смысла и базовых знаний, получить которые можно, просто прочитав пару журналов на досуге (лучше всего журналов D, разумеется, но не будем отвлекаться). Если вам обещают доплачивать за каждого приведенного в компанию человека — это само по себе достаточное основание, чтобы не нести туда деньги и отговорить всех от такого рискованного мероприятия.

Кроме того, надо понимать, что привлекают деньги у нас под 30% годовых и больше компании вовсе не из-за альтруизма. Все, кто может взять кредит на развитие бизнеса или выпустить облигации, это делают. А вот те компании, кому банки и покупатели облигаций отказывают в доверии (а значит, и в деньгах под 15–20% годовых), и начинают собирать займы с населения, не только обещая высокую доходность, но и тратя ресурсы на привлечение средств (ведь привлечь много мелких займов гораздо накладнее, чем один большой). Подумайте: вам хочется давать в долг компании, которой отказали в кредите банки? Вы точно готовы к такому риску?

Привлекают деньги под 30% годовых и выше предприятия не из альтруизма: они просто не могут получить кредит в банке или выпустить облигации

В разговоре с корреспондентом D представитель одной из организаций, недовольный статьей из нашего прошлого номера, сказал замечательную фразу: «Вы знаете, как тяжело маленькой фирме взять кредит? Да все легальные компании вначале представляли собой финансовые пирамиды!» Но мне совершенно непонятно, почему именно население, не умеющее адекватно оценить риск, должно финансировать развитие этих пирамид в надежде, что некоторые из них в итоге вырастут в приличную компанию. По-моему, это больше похоже на то, как колонизаторы выменивали у доверчивых туземцев драгоценности на алкоголь и дешевые безделушки.

Не отдавайте деньги в управление, не убедившись, что бизнес управляющих легален — убедившись самостоятельно, а не по рассказу «доброжелателей» (а таким «доброжелателем» может быть кто угодно: и друг, и родственник, сидящий «на процентах» за привлечение клиентов)! И тогда мошенникам придется переквалифицироваться в управдомы. Да, проще отдать рубли первому, кто скажет заветные слова «документ» и «гарантия», и понадеяться на авось. Также просто не отдавать ничего никому — и спать спокойно. Но деньги не любят ленивых. Не доверять никому так же, как и доверять первым встречным, — плохая практика. Тратить все, потому что хранить или вкладывать куда-то страшно, — плохая практика. Плохая прежде всего для вас и для вашего капитала. Жить не думая и быть бедным или стать умным и богатым — вариантов не так много.