Восстание телекомов

Александр Зубанов
7 апреля 2008, 00:00

Телефонная связь в России — вечная тема из разряда о дураках и дорогах. Контролирует эту отрасль государство, которое уже десять лет не может решить, что с ней делать. С наступлением весны возобновились разговоры об окончательной передаче телекомов в частные руки

Семь лет назад сотруднику редакции пришлось подарить МГТС лазерный принтер стоимостью $400 за то, чтобы ему в офис установили телефон. Иначе связи пришлось бы ждать около года — такова была очередь из желающих, но офис без телефона — это дворницкая. Летом 2007 года генеральный директор МГТС Алексей Гольцов заявил, что проблема очередей в Москве исчерпана. Примерно в это же время стоимость бумаг компании показала максимальную за всю историю цену — 947,9 руб. Сейчас акция МГТС стоит около 800 руб., а в 2003-м ее можно было купить за 200 руб. Инвесторы, которые понимали ситуацию в отрасли, приобретали акции МГТС и не пожалели об этом.

Но за пределами МКАД пока все иначе: и дороги часто плохие, и установить стационарный телефон легко не во всех городах, и с интернетом часто просто беда. А это означает, что в региональных компаниях связи рост далеко не исчерпан. По сути, прорыв только начинается. Распространение технологии ADSL на Урале привело к тому, что за прошлый год количество пользователей интернета удвоилось.

Худшая покупка

Еще в середине 1990-х годов было понятно, что телекоммуникации — это часть перспективнейшего сектора экономики. В России существуют и полностью частные предприятия связи, но подавляющая часть проводов сосредоточена в холдинге «Связьинвест», который на 75% контролирует государство. История с его приватизацией длится уже 13 лет. Впервые правительство задумалось над продажей государственной доли холдинга в частные руки в 1995 году, но желающих его приобрести вместе с обязательствами инвестировать в развитие компании тогда не нашлось. Двумя годами позднее, в июле 1997-го, все же удалось продать блокпакет (25% плюс одна акция) «Связьинвеста» фонду Джорджа Сороса Mustcom Ltd, причем за фантастическую по тем временам сумму — $1,875 млрд. Сорос рассчитывал получить оставшееся на аукционе, запланированном на 1998 год, однако продажу передвинули на неопределенный срок в связи с дефолтом. По крайней мере, такова была официальная версия.

Джордж Сорос назвал покупку акций «Связь-инвеста» самой худшей инвестицией, убыток составил более $1 млрд

Приватизацию отложили и в 2000 году: началась реорганизация холдинга, которая длилась до конца 2002-го. Именно после реорганизации активы «Связьинвеста» приобрели свой нынешний формат: 72 региональных предприятия связи объединили в семь межрегиональных компаний (по числу федеральных округов), контрольные пакеты которых принадлежат холдингу. «Связьинвест» также контролирует 51% обыкновенных акций в «Ростелекоме» и «Центральном телеграфе», 28% голосующих акций в МГТС.

После реорганизации Сорос ждал еще два года, и лишь в 2004-м финансист пришел к выводу, что дальнейшей распродажи холдинга не будет, пока блокпакет находится под его контролем. В итоге 25% плюс одна акция «Связьинвеста» были проданы совладельцу ТНК-BP Леонарду Блаватнику за $625 млн — Сорос назвал это худшей инвестицией в своей жизни: убытки составили более $1 млрд.

Для Блаватника вложения, напротив, оказались прибыльными — в конце 2006 года блокпакет был приобретен АФК «Система» за $1,3 млрд. Собственно, на этом основании «системщики» и рассматриваются в качестве первого номера в списке возможных приобретателей оставшегося пакета. Министр связи Леонид Рейман 13 марта заявил, что вопрос о приватизации «Связьинвеста» будет рассмотрен после формирования нового правительства в мае. Но из этого совершенно не следует, что компанию когда-нибудь продадут.

Фантастика triple play

Предприятия «Связьинвеста» являются монополистами, что означает, что стоимость многих услуг регулируется государством и это ограничивает доход компаний. Однако в 2007 году МРК показали, что способны зарабатывать серьезные средства и в нерегулируемых сегментах бизнеса.

В некоторых компаниях значительная часть доходов формируется за счет сотового сегмента. Так, около 31% выручки «Уралсвязьинформа» (УРСИ) приходится именно на мобильную телефонию, а местная связь занимает в доходах только 27% — это самый низкий (в данном случае лучший) показатель по отрасли. Предварительные операционные данные УРСИ за 2007 год говорят об увеличении абонентской базы мобильных пользователей на 16% (до 5,1 млн клиентов), а значит, компания и в будущем сохранит за собой статус самого мобильного из всех фиксированных операторов. «Уралсвязьинформ» доминирует на рынке сотовых услуг своего региона и занимает четвертое место в стране по числу абонентов (после «большой тройки»). Относительно прочные позиции на сотовом рынке у «Волгателекома» и «Сибирьтелекома».

Но основная ставка делается всеми без исключения МРК на рост доходов от так называемых новых услуг — доступа в интернет и услуги передачи данных. В Москве это делают «Стрим», «Корбина» и некоторые другие.

На сегодняшний день региональные компании предоставляют широкополосный доступ на основе технологии ADSL, а число абонентов, пользующихся интернет-сервисом, увеличивается в геометрической прогрессии. По итогам 2007 года именно этот сегмент продемонстрировал наибольший темп увеличения выручки — около 60–70% роста, если исходить из предварительной отчетности компаний по РСБУ. Стоит отметить, что в общей структуре доходов МРК новые услуги пока занимают не слишком ощутимую долю. Лучший показатель — 13,5% — демонстрирует ЮТК.

Перспективным вариантом сейчас считается предоставление сервиса в формате triple play — быстрый интернет, цифровое ТВ и телефония из одной розетки. Классические медные провода в этом случае используются в качестве проводника для продвижения дополнительных услуг. Причем на мощностях большинства МРК идея «три в одном» уже реализована. Операторы также строят собственные мультисервисные сети, на основе которых уже сегодня предлагаются услуги, выходящие за пределы triple play. Одной из первых такая сеть была создана в Южном федеральном округе. С ее помощью можно, к примеру, организовать систему видеонаблюдения для охранных структур или мониторинг коммунальных служб в масштабе города. С другой стороны, ЮТК пришлось заплатить за модернизацию высокую цену. Инвестиции потребовали крупных внешних заимствований, и на сегодняшний день долговая нагрузка значительно превышает объем собственных средств компании. Улучшить ситуацию, по всей видимости, помогут приближающиеся Олимпийские игры в Сочи — повышение спроса на высокотехнологичные услуги связи представляется вполне вероятным.

Забытая мелодия

Заявление Леонида Реймана о возможности рассмотрения вопроса о приватизации «Связьинвеста» привело к тому, что акции МРК наконец стали расти в цене и спустя две недели заметнее всего подорожали обычные акции «Волгателекома» (+10,1%), «Сибирьтелекома» (+9,1%) и «Центртелекома» (+8,4%). Дополнительный импульс покупкам придали финансовые планы, озвученные одним из топ-менеджеров АФК «Система», которая считается основным претендентом на активы «Связьинвеста». Первый вице-президент «Системы» Антон Абугов сообщил, что в бюджете АФК на текущий год заложено $7–10 млрд под участие в возможных торгах. С этой целью создается консорциум МТС и «Комстара»: в случае победы МТС пополнится сотовыми активами МРК, а инфраструктура широкополосного доступа достанется «Комстару». По мнению Абугова, приватизация государственных долей в компаниях фиксированной связи может состояться в ближайшие год-полтора.

С 2006-го инвесторы уже несколько устали ждать прорыва в «Связьинвесте», и если уж вспоминали о телекоммуникациях, то под ними часто подразумевалась сотовая связь. Так, акции МТС за 2007 год выросли в цене на 70%, «Вымпелкома» — почти в три раза, а все бумаги МРК выглядели как пасынки.

В прошлом году индекс РТС обыграли только обыкновенные акции «Дальсвязи» — они прибавили 21,5%. Бумаги «Центртелекома», «Северо-Западного телекома», «Сибирьтелекома» и ЮТК показали еще меньшую доходность — 9,2, 7, 2,6 и 2,1% соответственно. Акции «Уралсвязьинформа» и «Волгателекома» оказались в минусовой зоне. С наступлением 2008 года продажи в секторе фиксированной связи не только не закончились, но и набрали пугающую скорость: к началу марта стоимость МРК рухнула еще на 15–28% по сравнению с началом января. И это притом, что фундаментальные показатели «дочек» «Связьивеста» если и менялись, то только в лучшую сторону.

«В прошлом году инвесторов привлекали в первую очередь компании, продукция которых стремительно дорожала. В качестве примера можно назвать производителей удобрений: цена на акции «Аммофоса», «Акрона» и «Дорогобужа» поднялась в разы, — объясняет старший аналитик ИК “Антанта капитал” Анна Крылова. — Та же идея — рост стоимости на фоне дорожающего сырья — вывела в лидеры рынка металлургические компании, ГОКи. А в МРК похожей привязки к росту стоимости услуг нет, их бизнес намного спокойнее. Естественно, рынок предпочитал отыгрывать более очевидные сырьевые тренды, а о компаниях связи на время забыли». Но спрос оттягивали на себя не только «сырьевые» эмитенты. «На фоне реорганизации РАО значительную часть средств инвесторы переложили из телекомов в энергетические бумаги. Это тот же эшелон, бумаги с тем же уровнем риска», — считает Сергей Захаров, аналитик ИК «Алемар».

Но основная причина, по которой рынок надолго забыл о фиксированной связи, — долгое отсутствие в секторе главной идеи, несколько лет служившей эффективным допингом для бумаг МРК, — идеи приватизации «Связьинвеста».

Помехи на линии

Четкого механизма приватизации «Связьинвеста» правительство так и не выработало, хотя дискуссии по этому вопросу ведутся не первый год. Совершенно неясно, будет ли продан весь пакет (75% минус одна акция), или на продажу выставят меньшую долю. Кроме того, планы Мининформсвязи и МЭРТ (оба ведомства не раз выступали за приватизацию в любой форме) ранее наталкивались на сопротивление силовых ведомств. Силовики опасаются, что после потери государственного контроля в холдинге под угрозой окажутся каналы спецсвязи. Однако эту проблему, как представляется, не так уж сложно решить. «Как ни парадоксально, но государство может приватизировать “Связьинвест” и при этом сохранить контроль над ним. Для этого существует механизм “золотой акции”, — считает начальник управления аналитических исследований ИГ “Ист коммерц” Александр Фетисов. — Несмотря на “первобытную” природу этого инструмента, он вполне может быть применен к предприятиям фиксированной связи, если для государства так важно оставить за собой право решающего голоса». Вариант с применением «золотой акции», которая не дает права собственности, но оставляет за государством право вето по многим вопросам управления компанией, не такой уж и экзотический. Правительство Великобритании, например, использовало его в отношении British Telecom с момента приватизации контрольного пакета британского оператора в 1984 году вплоть до 1997-го.

Главный же спорный вопрос касается того, что для государства предпочтительнее — отдать «Связьинвест» в частные руки или все-таки оставить себе. Такие планы тоже были.

Герман Греф

в 2006 году, отчаявшись в перспективах приватизации, предлагал перевести предприятия холдинга на единую акцию и создать еще одну госмонополию. На уровне слухов велись также разговоры о том, что приватизацию заменят присоединением МРК к национальному оператору дальней связи «Ростелекому». Такая версия особенно активно обсуждалась после массированной скупки обыкновенных акций «Ростелекома» в 2006–2007 годах. Эту «интервенцию» провел «КИТ финанс» в интересах ЗАО «Лидер» (компания, управляющая пенсионным фондом «Газпрома»). Считается, что инициаторам скупки удалось консолидировать около 40% обыкновенных акций компании, которые с начала 2006 по конец 2007-го подорожали с $2,34 до $11,87 — на 407%. В связи с этим многие инвесткомпании отказались от указания справедливых цен для «Ростелекома». Выставляется только рекомендация «продавать» — эмитент переоценен как минимум в четыре раза, если исходить из фундаментальных показателей. «Единственный и притом крайне маловероятный сценарий, при котором выиграют структуры, проводившие скупку “Ростелекома”, — это объединение всех активов на его базе, — рассуждает Сергей Захаров. — Если проводить такую консолидацию компаний “Связьинвеста”, отталкиваясь от текущих рыночных цен, то переоцененный “Ростелеком” окажется в лучшем положении по сравнению с недооцененными МРК. При всех прочих вариантах нынешние владельцы крупного пакета “Ростелекома” оказываются в проигрыше». Но издержки такого сценария слишком высоки. Переход на единую акцию с обменом миноритарных пакетов в МРК на искусственно «накачанные» бумаги «Ростелекома» был бы грубым нарушением прав миноритариев, а «Связьинвест» считается холдингом, лояльно относящимся к частным акционерам.

Если говорить о практической части для инвестора, то сложно остановить выбор на каком-либо телекоммуникационном ПИФе. Из 16 фондов только шесть существует более года. Из них лидерство по доходности с марта 2007 года и по настоящее время показывает «АВК — фонд связи и телекоммуникаций», потерявший в стоимости пая около 7%. Паи остальных фондов демонстрируют убытки примерно 12–16%. В связи с таким положением дел предпочтительнее инвестировать в телекомы самостоятельно через покупку акций.

При этом, несмотря на достаточно высокий потенциал роста по бумагам большинства МРК, считать инвестиции в них гарантией высокой доходности все же нельзя. «В этом году мы ожидаем, что акции МРК будут торговаться вместе с рынком, — полагает Сергей Захаров. — По нашим оценкам, индекс РТС прибавит около 20% за год. От телекомов мы ждем примерно такого же результата».

Пенсионная премия

Дополнительную поддержку акциям некоторых МРК оказывают пенсионные деньги, поступающие на фондовый рынок. Государственный пенсионный фонд ежегодно направляет значительные объемы накоплений в негосударственные пенсионные фонды и управляющие компании, а они, в свою очередь, имеют право инвестировать полученные средства в акции. Однако список бумаг законодательно ограничен котировальным списком А1, а в нем на ММВБ находятся бумаги лишь 12 эмитентов, четыре из которых входят в состав «Связьинвеста». Это обыкновенные и привилегированные акции «Ростелекома», «Северо-Западного телекома», «Сибирьтелекома» и «Уралсвязьинформа». По оценке ИК «Проспект», акции телекомов наиболее вероятные претенденты на скупку со стороны НПФ. Аналитики оценивают первый мартовский транш ПФР в 24,7 млрд руб., второй — в 14,6 млрд (ожидается в июле).

Источники роста

Кроме того, что МРК стремятся освоить новый сегмент услуг triple play, источник роста компаний кроется, как ни странно, в кадровых решениях. «Предприятия стремятся сократить излишне раздутый штат, — конкретизирует Анна Крылова. — Сегодня в среднем по МРК на одного работника приходится около 130–140 фиксированных линий, в то время как в европейских телекоммуникационных компаниях этот показатель составляет примерно 400 линий на одного работника. То есть существует задел по сокращению персонала как минимум в два-три раза».

Оплата труда действительно представляет самую серьезную статью в расходах операторов фиксированной связи — около 40% всех затрат. А сокращение сотрудников — один из главных инструментов увеличения операционной эффективности МРК: в прошлом году штат компаний стал меньше на 12,4% в «Сибирьтелекоме» и на 16,2% в ЮТК.