В режиме экономии

Жанна Зигманн
25 августа 2008, 00:00

Галопирующий рост цен на нефть и продолжающееся развитие ипотечного кризиса неминуемо затягивают в воронку рецессионной угрозы все новые и новые страны. Даже остававшаяся до последнего времени «локомотивом Европы» Германия не смогла избежать проблем: во втором квартале текущего года местная экономика впервые за последние четыре года испытала спад. Высокий уровень инфляции, сопоставимый с периодом 14-летней давности, не замедлил сказаться и на настроениях граждан. Страх перед невиданным ранее ростом цен уже сегодня заставляет многих потуже затянуть пояса, а при покупке товаров исходить исключительно из принципа экономии

Инфляционные ожидания

По данным статистического управления Германии, инфляция в июле 2008 года составила рекордные 3,3%, прибавив по сравнению с предыдущим месяцем 0,6%. Более чем в два раза по сравнению с прошлым годом подорожало жидкое топливо, которое использует треть населения Германии для обогрева жилья, на 30–35% — растительное масло, дизельное топливо и мука, на 20% — молочные продукты.

Столь заметное удорожание потребительской корзины закономерно отразилось и на прогнозах простых обывателей относительно собственного будущего. Согласно проведенному компанией ARD DeutschlandTrend опросу, 87% респондентов высказывают опасения относительно своих возможностей выдержать рост цен в будущем, не ограничивая себя в необходимом. И это несмотря на то, что в цифрах Германия выглядит зоной относительного спокойствия: в других странах Евросоюза инфляция гораздо выше: в Великобритании — 4,2%, в Испании — 5,1%, в Бельгии — 5,6%, не говоря о странах, не входящих в ЕС (Турция — 10,7%, Болгария — 15,0%, Россия — 15,1%). Но, как предполагают аналитики, картина происходящих инфляционных процессов на летний период не является репрезентативной, поскольку уровень деловой и потребительской активности снижен и определяется в первую очередь отпускным периодом. По итогам года ожидается, что уровень инфляции достигнет отметки 5,1%, если же говорить о так называемом индексе ощущаемой инфляции (IWI), понимаемом как субъективная оценка потребителями уровня роста цен на приобретаемые товары, то он, по данным центра экономической статистики при университете Fribourg, составит и вовсе внушительные 11,5%.

То, что цены продолжат свое движение вверх, подтверждает и информация о повышении с осени 2008 года отпускных цен на продукцию крупнейших немецких концернов. Так, компания Beiersdorf (бренд Nivea) планирует поднять цены с начала будущего года, хотя до сих пор ей удавалось компенсировались растущую стоимость топлива взвешенной стратегией в секторе логистики и продаж. О планах увеличить на 5–10% стоимость выпускаемой продукции заявил также и химический концерн Henkel. Холодильники, стиральные машины и кухонные плиты от Bosch и Siemens ввиду удорожания с осени будут также дороже на 4–6%. И это лишь первые заявления, за которыми цепной реакцией неминуемо последуют аналогичные действия и остальных производителей. Сегодня, согласно опросам, каждый второй предприниматель готов к увеличению цен на выпускаемый им товар или предоставляемую услугу.

Перераспределение интересов

Две трети граждан страны уже следуют стратегии строгой экономии. Покупка продуктов в крупных дискаунтерах (таких как Aldi или Lidl) или приобретение товаров со скидкой позволяет 45% немцев сэкономить на продуктах питания. Треть граждан экономит на электроэнергии, одной из форм бережливости является использование в домах энергосберегающих ламп или покупка техники с пониженным энергопотреблением. Выбор нового оператора, предоставляющего услуги с более дешевым тарифным планом, еще на несколько процентов способен сократить издержки семейного бюджета. Около 30% опрошенных скупятся при покупке одежды, и сегодня заставить их приобрести обновки, даже со скидками, зачастую невозможно. Оборот торговых компаний фиксирует однозначное 4–6-процентное снижение покупательской активности. Крупнейшая торговая сеть универмагов Германии Karstadt AG только за второй квартал этого года понесла убытки в размере €50 млн, а ее «дочка» компания SinnLeffers и вовсе была вынуждена объявить о начале процедуры банкротства. Всего лишь четверть немцев экономят на отдыхе, сокращая его по времени либо выбирая более близкие или недорогие страны, например Майорку вместо Канарских островов или недельную поездку по соседним землям.

Главной статьей расходов, подлежащей сокращению, для 59% немцев стал автомобиль и связанные с его эксплуатацией затраты. Общественный транспорт фиксирует значительный приток пассажиров, а заправочные станции — снижение продаж. Не спешат жители Германии с приобретением новых авто. Причиной тому стала не только экономия на горючем, но и неясная для потенциального покупателя политика государства относительно перспектив эксплуатации автомобилей на дизельном топливе, введение в стране зон защиты окружающей среды с ограниченным в них въездом, а главное — нерешенность вопроса о налогообложении новых машин. Не исключено, что налог на транспортные средства будет увеличен на 47%. Местные автомобилисты, по сути, встают перед выбором: либо отложить покупку до лучших времен, либо руководствоваться чисто прагматическими соображениями и приобрести экономичный автомобиль с низким уровнем потребления горючего и малым выбросом вредных веществ. Многие выбирают последнее: только за первое полугодие продажи компактных автомобилей возросли на 26,8%. В С-классе, не говоря уже о сегменте мощных спорткаров и внедорожников, наоборот, очевидное снижение спроса, что ставит под угрозу существование многих автосалонов. Каждый третий из них находится на грани банкротства. Повышение цен на горючее и переход граждан на режим строгой экономии больно ударили и по сервисным транспортным предприятиям — таксомоторным паркам, почтовым и курьерским службам, автошколам и прокатам, вынужденным сокращать штаты. Как заявляют представители Германской национальной ассоциации предприятий грузового автомобильного транспорта и логистики (BGL), после окончания летних отпусков своих мест могут лишиться от 30 тыс. до 600 тыс. человек.

Деньги в кубышку

Оптимизма немцам не добавляют и противоречивые прогнозы на будущее правительственных чиновников. Как утверждает министр финансов Пеер Штайнбрюк, период ослабления конъюнктуры в стране может продлиться до весны 2009 года. Однако, по его мнению, это еще не повод для того, чтобы говорить о рецессии и пугать ею простых людей, вырабатывая какие-то срочные меры, в которых Германия не нуждается. Более скептически рассматривает ситуацию министр экономики Михаэль Глос, его ведомство уже приступило к разработке так называемого плана на экстренный случай, стержневым пунктом которого является дотирование в размере минимум €10 млрд потребительского спроса с целью оживления покупательской активности. Инструментом для реализации данного плана должны стать налоговые послабления как для частных граждан, так и для бизнеса.

Пока верхи дискутируют, простые обыватели по мере сил и возможностей копят на черный день. Синдром сбережений из страха вообще характерен для немцев, но особенно он активизируется в периоды нестабильности. Одни психологи объясняют это ментальностью, другие полагают, что дело в исторических уроках — послевоенном периоде и кризисе пенсионной системы. Факт остается фактом: несмотря на кардинально изменившийся уровень жизни населения, жажда накопительства характерна как для молодежи, так и для старшего поколения. При многообразии существующих форм денежных сбережений более половины немцев предпочитают наиболее консервативный путь — депозит в банке, в котором их привлекает не доходность, а надежность и сохранность сбережений. Акции и ценные бумаги выбирают лишь 17,5 и 10,2% частных инвесторов соответственно. И если в спокойные времена немцы предпочитали больше тратить — и тогда квота сбережений опускалась почти до 9% получаемой зарплаты, то сегодня из каждых 100 заработанных евро 11 тут же идут в загашник. В результате сумма личных сбережений граждан только за прошлый год пополнилась на €150 млрд, составив €4560 млрд (€55 тыс. на каждого жителя страны).

В ситуации, когда синдром накопительства, как говорится, налицо, непродуктивными оказываются призывы многих экономистов к соотечественникам не копить, а инвестировать — покупая, потребляя, пуская в оборот и поддерживая тем самым собственную экономику. Противники мер по продвижению плана дотирования утверждают: деньги в любом случае пойдут не на приобретения, как полагают разработчики, а осядут в «кубышках» — на депозитах или в акциях. Обстановка не изменится до тех пор, пока не нормализуется внешняя ситуация и потребитель не захочет тратить.

Уверенные и не очень

Тяжелая экономическая ситуация и рост цен не мешают немцам, как это ни парадоксально, рассматривать собственное положение как устойчивое. И, как ни трудно догадаться, во многом из-за персонального запаса денежной прочности. Проведенный страховой группой Allianz и университетом Hohenheim опрос показал: так называемый индекс уверенности в завтрашнем дне поставил Германию на третье место после Австрии и Греции — 54% опрошенных немцев оценивают свое личное будущее позитивно, относительно же перспектив страны эту точку зрения поддерживают лишь 21%. Самый высокий процент удовлетворенных собственной жизнью граждан насчитывается в земле Баден-Вюртемберг (65%), в то время как самые пессимистичные настроения царят в восточной земле Бранденбург — здесь лишь 35% опрошенных выражают уверенность в завтрашнем дне.