Двойной отжим

Новые технологии, которые внедряют российские биржи, дополнят действия ФСФР, направленные на расслоение брокеров по кастам

Сейчас ходят слухи о том, что Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) заморозит приказ о повышении требований к размеру собственных средств брокерской компании с 10 млн до 35 млн руб. Эта норма должна вступить в силу 1 июля 2010 года. Понятно, что надеются на сохранение текущего состояния дел небольшие компании, которые хотят иметь лицензию профессионального участника фондового рынка. Однако развитие биржевых технологий, которое произошло в России за последний год, приводит к ограничению операций брокеров с лицензией. Их возможности по прямому доступу к торгам будут довольно сильно урезаны.

Смена бизнес-модели

В конце декабря 2009 года генеральный директор компании NetTrader.ru Денис Матафонов в блоге на сайте Investor.ru опубликовал свою статью «Бизнес на деривативах по-русски». Ее суть можно свести к тому, что брокеру предоставлять своим клиентам возможность торговать на FORTS невыгодно из-за низкой комиссии, которая, как правило, составляет 1 руб. с фьючерсного или опционного контракта. Оппоненты Матафонова комментировали статью в духе «уметь нужно работать на срочном рынке», так как брокер может зарабатывать не только на комиссионных от сделок, но и на размещении средств клиентов на межбанковском рынке под проценты. А сейчас клиенты NetTrader.ru — довольно известной компании, которая занимает десятое место в списке ведущих операторов по количеству активных клиентов на ММВБ, не торгуют на FORTS.

Сегодня эта ситуация кажется немного странной, но в связи с тем, что российский фондовый рынок стал развиваться по западному образцу, аналогичные явления можно ожидать и в других компаниях, что позволяет говорить о некотором переделе рынка брокерских услуг и его концентрации в крупнейших компаниях.

Виной всему появление технологии торгов с центральным контрагентом (ЦК), частичным предварительным депонированием активов (денег и ценных бумаг) и расчетами по сделке на третий или четвертый день после ее заключения (Т+4 в RTS Standard и T+3 в ММВБ+).

На рынке обозначился тренд, когда и биржи, и брокеры получают основной доход не только за счет комиссионных от сделки, но еще и от размещения денежных средств участников торгов под проценты на депозитах в коммерческих банках или Центральном банке.

Технологически все опирается на портфельное маржирование. При использовании новых технологий с трейдера для заключения сделки взимается не 100% средств, а только часть. Например, чтобы купить акцию «ЛУКойла», необходимо иметь 15% ее стоимости в RTS Standard и 25% на ММВБ+. Если первый клиент одного из брокеров заключает сделку на покупку акций «ЛУКойла», а второй — на продажу, то каждый из них вносит брокеру гарантийное обеспечение (ГО). При этом суммарная позиция брокера перед биржей нулевая. Поэтому последняя берет с брокера не двойное ГО, а одинарное. Это дает возможность и брокеру, и бирже распоряжаться этими средствами, соблюдая нормы риск-менеджмента и обеспечивая достаточность средств на счетах на случай, если кому-то из клиентов понадобятся деньги. Собственно, в управлении ликвидностью компании и состоит «умение брокера» зарабатывать.

Вести такой бизнес, наверное, хотелось бы многим, но вся эта новизна биржевых технологий приводит к тому, что бирже необходимо считать риски неисполнения сделок со стороны брокеров. При старой технологии 100% предварительного депонирования активов все было надежно на те же 100%. А сейчас биржа берет на себя все риски, так как центральный контрагент — ее расчетная палата, которая является третьей стороной в сделках. Это означает, что участники торгов юридически заключают сделку с центральным контрагентом. А раз последний принимает на себя обязательства исполнить на третий (Т+3) или четвертый день (Т+4) сделку — обеспечить поставку против платежа, то он налагает некоторые ограничения на деятельность брокера. Вот здесь и возникает вопрос каст.

Расслоение брокеров

Сейчас для участия в торгах на ММВБ+ допущено 199 брокерских компаний, и условия торговли для всех одинаковые. Но в будущем для установления лимитов на совершение сделок брокерам будет необходимо иметь некоторый минимальный кредитный рейтинг от международной «большой тройки» (S&P, Moody’s, Fitch) или одного из четырех российских агентств, в том числе «Эксперт РА». Кроме этого, брокерам будут предъявляться требования к размеру собственных средств для торгов на ММВБ+. Например, чтобы сегодня участвовать в торгах на срочном рынке ММВБ, необходимо иметь минимум €1 млн, а это даже выше, чем пресловутые 35 млн руб. Членство на срочном рынке ММВБ стоит 900 тыс. руб., и никаких дополнительных страховых взносов нет, но это пока. Руководство биржи вынашивает планы создания гарантийного фонда для профучастников, как в РТС.

Для того чтобы профессиональный участник мог быть брокером на FORTS, он должен стать членом секции рынка, что стоит 5 млн руб. Для RTS Standard — 8 млн руб. Еще 8 млн требуется внести в качестве взноса в страховой фонд. Эти деньги заменяют рейтинги, продвигаемые ММВБ, но также совершенно очевидно, что рейтинг компании напрямую зависит от величины ее собственных средств. Поэтому некий эквивалент здесь есть.

Но уже сейчас можно сказать, что часть брокеров либо не будут допущены к режиму ММВБ+, который и будет развиваться биржей как образец мировой практики (именно на Западе рассчитываются Т+2 или Т+3), либо выставленные лимиты на компанию станут ограничивать ее возможности. Например, будет установлено ограничение на размер позиции по тем же акциям «ЛУКойла».

Если вернуться к опыту FORTS, то уже сейчас принимать прямое участие в торгах и обслуживать клиентов — бизнес недешевый и доступный не всем. Поэтому часть небольших брокеров с лицензией получают доступ в РТС через более крупные «расчетные фирмы». Первые в этой цепочке являются субброкерами, которые далее оказывают услуги собственным клиентам.

Вряд ли в этом есть что-то предосудительное, даже если не кивать головой на мировую практику, где на рынке уже сложилась олигополия. Маленькие брокеры в частных беседах не против субброкерской схемы. Основные эмоции возникают из-за того, что всего лишь десять лет назад плата за вход на этот рынок была невелика. Например, тот же NetTrader.ru появился в то время, когда на ММВБ был внедрен интернет-трейдинг и первые шлюзы (программное обеспечение) раздавались брокерским компаниям бесплатно, а впоследствии за достаточно умеренные деньги. Привыкнув к низкой стоимости входа в бизнес, тяжело воспринять ужесточение требований.

Капитал

  Фото: Alamy / Photas
Фото: Alamy / Photas

Небольшие компании довольно легко воспринимают необходимость выходить на биржу через более крупных брокеров, так как создавать собственную систему недешево. И собственно решение проблем с выходом на ММВБ+ предполагается переложить на «крупняк», так как еще не совсем понятно, какой именно станет биржевая торговля года через три.

Но требования ФСФР по большому счету бумажные и принимаются росчерком пера. При этом последствия — отзыв лицензии — имеют довольно серьезный характер. Сами профучастники говорят о том, что сегодня ФСФР не в состоянии контролировать все существующие в России брокерские компании, некоторые из них, особенно в регионах, никогда не проверялись. При этом государство отчетливо осознало значимость устойчивости фондового рынка для экономики страны, поэтому стремится установить за отраслью контроль. Одним из дополнительных факторов для усиления контроля являются периодически появляющиеся сообщения на тему «легализации и обналичивания» денег через брокерские компании. В этих условиях ФСФР должна либо выстроить систему мониторинга аналогично банковской, либо сузить количество брокерских компаний. Второй вариант проще и дешевле, если, конечно, о стоимости решения кто-то думает.

Но опять же считается, что надуть капитал компании сложнее, чем это было раньше, так как будет введен новый порядок расчета собственных средств. Тем не менее это возможно. В пример приводится опыт банкиров (см. «Прокачка средств»). Так как сегодня важно сохранить лицензию, а развитие технологий происходит постепенно, то наиболее важным считается первый аспект, а не второй. Хотя, возможно, и зря.

Планируемое ужесточение требований ФСФР вызывает неоднозначную реакцию у брокеров. К примеру, руководство саратовской ЗАО ИГ «Вельдега» прорабатывает срочные меры по увеличению размера собственных средств, в том числе и через допэмиссию, в пользу стратегического инвестора. В свою очередь, руководство брокерского дома «Гленик» требования ФСФР не особо волнуют, так как брокер всегда может получить поддержку от материнской группы компаний «Гленик».

Линии тренда

Итак, биржи со временем выделят лидеров, на которых и будут опираться, а вот мелким игрокам придется стать субброкерами, что снизит их доходы (комиссионными от клиентов придется делиться с крупным брокером). Для мелких компаний места на этом рынке не остается, их брокерские услуги будут приносить слишком низкий доход. Эту мысль поддерживает Дмитрий Земеров, заместитель генерального директора по правовым вопросам екатеринбургской инвестиционно-финансовой компании «Уником партнер». Он считает, что классический брокеридж — удел крупных игроков. «Мелким же участникам придется искать специфические ниши, такие как, к примеру, скупка ценных бумаг у населения», но эти ниши уже заняты.

Брокер же на стадии стартапа потребует огромных суммарных инвестиций. Дмитрий Земеров отмечает, что помимо существенных трат на доступ к биржам вновь созданной организации потребуются заметные инвестиции в персонал, который должен соответствовать требованиям ФСФР (иметь аттестаты), и существенные затраты на рекламу. Плюс к этому затраты на офис, построение IT-инфраструктуры, рейтинг.

Однако совсем исключать появление новых компаний не стоит. В частности, в последние годы наметился устойчивый тренд: к рынку все больший интерес проявляют российские госбанки, которые со временем усилят свои позиции. К примеру, Сбербанк — не самый крупный оператор на ММВБ по объему торгов на рынке акций, зато обслуживает более 200 тыс. инвесторов и по этому показателю является самым крупным игроком в России. Профессиональные биржевые игроки вряд ли пойдут в Сбербанк, а вот любители — вполне.

Другая потенциальная группа новых брокеров — иностранные компании. С каждым годом российский рынок им все более интересен. Сейчас в топ-50 лидеров по оборотам на ММВБ входят и Credit Suisse, и Merrill Lynch, и JPMorgan. С введением же новых принципов торгов T+n на российских биржах нерезидентам рынок становится более удобным, и в ближайшее время, по мнению Дмитрия Земерова, стоит ожидать выхода новых иностранных игроков на российский рынок брокерских услуг.

При этом иностранные участники имеют технологии заработка средств в условиях T+n. Российские же брокеры привыкли извлекать доход из комиссии и размещения собственных средств, среди своих же клиентов — проценты с кредитования на «плечи» и «шорты». Режим торгов T+n подразумевает бесплатные «плечи» и «шорты», и российским профучастникам в скором будущем необходимо будет искать новые методы заработка, в том числе на размещении клиентских средств. Отечественным брокерам этому жизненно необходимо научиться, так как у иностранных компаний в этой области больше опыта и, как следствие, конкурентное преимущество.

К слову, в этом номере D' есть статья про eBay, который пришел в Россию. Поэтому появление в России крупного, например американского, розничного брокера, который станет открывать счета в российских рублях и давать возможность совершать операции на многих мировых биржах, не выглядит фантастикой.

Сколько средств у известных брокеров России

Прокачка средств

На помощь брокерам в увеличении собственного капитала может прийти опыт банкиров. ЦБ на протяжении многих лет постоянно требует от банков повысить уровень собственного капитала, и банкиры выработали различные схемы. Одна из самых распространенных в банковских кругах схема выглядит так: брокер выдает ссуду аффилированной компании А, та передает средства в уставный капитал компании В, который регистрируется в контролирующих организациях, после этого фирма В вносит эти (якобы свои) средства в уставный капитал брокера. Кредит, выданный брокером фирме А, рано или поздно придется погасить, поэтому по истечении кредитного договора брокер выдает ссуду другой аффилированной фирме С, равную сумме кредита, предоставленного фирме А, и начисленных процентов. Компания С, в свою очередь, перечисляет средства фирме А, которая гасит кредит и проценты. Таким образом, ссуда все время обновляется на балансе.

Еще одна схема, используемая для увеличения собственных средств, заключается в «накачивании» банковских вкладов, когда денежные средства фактически размещаются по состоянию на первый и последний дни отчетного периода. Это позволяет учитывать при расчете размера собственных средств денежные средства, размещенные в форме банковского вклада, с коэффициентом 1 (за исключением аффилированных кредитных учреждений, в отношении которых установлен понижающий коэффициент 0,1), при этом деньги не зависают во вкладе «мертвым грузом». Консультанты брокерских компаний могут предложить и более изящные схемы.

Новости партнеров

    «D`»
    №5 (92) 15 марта 2010
    Второй эшелон
    Содержание:
    Сила заготовки

    Компания «Русполимет» выглядит привлекательно, как новый «Ягуар», который стоит в чулане для трехколесного велосипеда

    Реклама