Приходите и добывайте

Тема номера
Москва, 29.03.2010
Казахстан давно открыл свои месторождения для иностранных компаний. Те российские эмитенты, которые уже работают в Казахстане, имеют особенные перспективы

Россия, Белоруссия и Казахстан вступили в Таможенный союз, стремясь объединить свое экономическое пространство. Но способны ли эти страны отдать партнерам контроль над важными субъектами экономики? Например, Белоруссия уже много лет не разрешает МТС увеличить долю в своей местной «дочке» до контрольного пакета. Из-за того что у МТС всего 49%, она не может консолидировать в своей отчетности показатели белорусской компании. Оберегая свои интересы, «батька» Лукашенко вряд ли продаст российским компаниям свои активы, среди которых наиболее интересны МАЗ, Белорусский метзавод, Новополоцкий и Мозырьский НПЗ. Лишь с большими трудностями и обещаниями поставок дешевого топлива «Газпрому» удалось получить 50% акций «Белтрансгаза». Это, пожалуй, единственный успех наших компаний за последнее время.

Но не стоит с ухмылкой кивать на жадность белорусских партнеров, ведь мы ничем не лучше. Если даже мы что-то продаем, то обязательно не контрольный пакет, а по возможности даже не блокирующий. Стоит взглянуть на совместные проекты того же «Газпрома» — «Штокман», «Сахалин 2», «Южно-Русское», «Северный поток». Везде у газовой монополии по 51% акций, а мировые гиганты Total, E.ON Ruhrgas, BASF, Shell, Statoil Hydro выступают в роли миноритариев. На практике все приводит к уже привычной «газпромовщине»: первоначальные сметы переписываются в сторону повышения, сроки реализации проектов отодвигаются в сторону увеличения, а окупаемость в итоге ставится под сомнение. Для чего тогда привлекать мощных иностранных партнеров с их технологиями и опытом? Даже двукратное падение производства на АвтоВАЗе не позволило осознать, что лучше отдать наконец контроль французам.

Вот и ConocoPhillips отчаялся быть просто миноритарием «ЛУКойла» с 20% акций и намерен выйти из капитала, ведь американцы четко осознают, что увеличить свою долю им просто не позволят, значит, о слиянии с российской компанией можно забыть. Может быть, поэтому акции «ЛУКойла» уже четыре года не растут?

Нефтяное дно

Удивительно, что третий участник Таможенного союза — Казахстан всегда придерживался принципиально иной стратегии. Имея большую территорию с огромными запасами сырья, он не обладал необходимыми ресурсами для их освоения. Поэтому здесь не держались за активы, наоборот, был создан максимально благоприятный инвестиционный климат. Характерно, что, привлекая иностранных игроков, казахстанские компании были готовы довольствоваться небольшими пакетами, справедливо полагая, что месторождения и рудники из страны не унесешь, главное — чтобы поскорее началась добыча и чтобы все вовремя платили налоги. На примере крупнейших нефтегазовых проектов «Тенгиз» и «Карачаганак» вы можете увидеть скромность казахских госкомпаний и широкую палитру участников.

В результате были достигнуты серьезные успехи: добыча нефти выросла с 25 млн до 80 млн тонн, и это не предел. В планах Казахстана войти в «большую пятерку» нефтедобытчиков. Для экспорта нефти через Новороссийск используется трубопровод КТК (Каспийский трубопроводный консорциум). В дальнейшем планируется постройка второй очереди КТК и использование нефтепровода Баку—Тбилиси—Джейхан. В рамках диверсификации поставок Казахстан построил трубу и в Китай, китайская компания China National Petroleum Corporation (CNPC) добывает 20% всей казахской нефти через дочерние «Актюбинскнефтегаз» и Petro Kazakhstan, а недавно получила еще и половину «Мангистаунефтегаза». Китайская угроза не пугает местные власти, тогда как у нас CNPC смогла получить лишь неконтрольный пакет в маленькой компании «Удмуртнефть».

Из российских нефтяных компаний в Казахстане до недавнего времени присутствовал лишь «ЛУКойл», который активно осваивает российский сектор Каспийского моря. Ему принадлежат 12,5% КТК и 5% «Тенгизшевройл» — крупнейшего местного нефтедобытчика, а также 15% Karachaganak Petroleum Operating BV, оператора супергигантского Карачаганакского газоконденсатного месторождения. Есть и более существенные доли, но уже в активах поменьше: 50% в «Казахойл-Актобе» и 50% в «Тургай петролеум». Совокупно это дает около 6 млн тонн нефти, что составляет 6% общей добычи компании, но с учетом падения добычи на сибирских месторождениях Каспий с каждым годом будет занимать все более важную роль в стратегии «ЛУКойла». Планируется, что в российском секторе добыча вырастет до 16 млн тонн уже к 2014 году.

«Роснефть» — второй российский нефтяной гигант, заинтересовавшийся казахстанской нефтью. Раздел шельфа Каспийского моря между государствами привел к тому, что сразу несколько месторождений оказалось в спорных районах. Одно из таких — «Курмангазы». Его решено разрабатывать усилиями двух госкомпаний: 50% досталось «Роснефти», а 50% — национальной компании «Казмунайгаз» («мунай» — по-казахски «нефть»). Для российской компании этот проект может стать морским «Ванкором» (Ванкорское нефтегазовое месторождение — новое перспективное месторождение с запасами нефти более 260 млн тонн), ведь ожидается, что на месторождении будет добываться от 31 млн до 65 млн тонн нефти в год!

Казахский золотой полюс

Но нефть — это лишь одно из многих богатств страны. Российские металлурги уже начали экспансию в горнодобывающий сектор Казахстана. «Мечел», развивая свой ферросплавный сегмент, не мог не обратить внимание на здешние несметные ресурсы и купил за $1,5 млрд компанию Oriel Resources Ltd, владеющую месторождениями «Восход» (запасы хрома — 19,51 млн тонн) и «Шевченко» (запасы никеля — 21,4 млн тонн). Для сравнения: годовая добыча этого металла ГМК «Норильский никель» не превышает 300 тыс. тонн.

«Северсталь» также не обошла вниманием южного соседа. Кстати, единственный крупный металлургический завод Казахстана «Испат Кармет» еще в 1990-е вошел в состав растущей компании индуса Лакшми Миттала, теперь это часть империи Arcellor Mittal. «Кармет» — бывший Карагандинский меткомбинат, тот самый, где работали нынешний российский олигарх номер один Владимир Лисин и президент страны Нурсултан Назарбаев. Но «Северсталь» заинтересовалась не стальными активами, а золотом. В 2007 году была куплена компания Celtic Resources Ltd с золоторудными месторождениями Суздаль и Жерек. В 2008-м приобретена компания «Балажал». Все это вместе на сегодня дает почти половину добычи активно создаваемой «Северсталь-золото». Золотодобывающий сегмент «Северстали» имеет амбициозные планы по наращиванию объемов производства, и казахские активы здесь очень кстати. Ожидается, что в начале 2011 года произойдет выделение «Северсталь-золото» — каждый миноритарий «Северстали» получит акции новой компании, которую менеджмент позиционирует как третью «золотую фишку» на российском фондовом рынке.

«Полюс золото» в прошлом году совершил свою самую крупную покупку — приобрел 51% местного лидера «Казахголд», заплатив $256 млн денежными средствами и своими акциями, тогда как рыночная капитализация компании в начале 2008 года составляла $1,5 млрд. У казахской компании возникли финансовые трудности и резко упала добыча, чем и воспользовался наш «Полюс». Формально, купив зарубежный актив, «Полюс» сразу же стал международной компанией. Акции «Казахголда» сейчас продолжают торговаться в Лондоне, но миноритариям казахской компании могут предложить поменять их бумаги на акции «Полюс золота», благо у последнего есть больше 6% казначейских акций.

В результате российская компания нарастила добычу, но главное — получила огромные запасы, заняв второе место в мире по их объему! Более того, «Казахголд» планирует резко увеличить добычу с 250 тыс. унций в 2007 году до 1 млн к 2014-му, что с учетом новых проектов в России позволит «Полюсу» переместится с десятого на третье место в мировой табели о рангах. Прохоров и в этот раз не прогадал.

Сделано в Казахстане

В Казахстане есть и свои диверсифицированные металлургические гиганты мирового уровня. Это «Казахмыс» и Eurasia Natural Resources Corporations (ENRC). Их акции торгуются в Лондоне и по праву могут называться казахскими «голубыми фишками».

«Казахмыс» добывает 2% мировой меди, то есть по размеру сопоставим с российским УГМК, помимо этого компания владеет вторым по размеру местным золотодобытчиком «Казахмыс голд» (бывшая Eurasia Gold), а также контролирует Экибазтузскую ГРЭС-1. В 2009 году группа «Казахмыс» стала «компанией года» среди «голубых фишек» индекса FTSE-100, продемонстрировав рост более чем на 475% на фоне восстановления мировых цен на медь.

ENRC представляет собой «солянку» из металлургических активов, тут и «Алюминий Казахстана», и «Казхром», и Соколовско-Сорбайский ГОК — главный поставщик железной руды на Магнитогорский меткомбинат. До кризиса «Казахмыс» смог собрать 26% акций ENRC, но кризис заморозил слияние двух компаний, да и менеджмент ENRC пока сопротивляется, ведь капитализация «Казахмыса» почти в два раза ниже, чем у них.

Любитель сложных альянсов Алишер Усманов и здесь поучаствовал. Предлагал объединить свои железорудные активы с Соколовско-Сорбайским ГОКом, а Удоканское медное месторождение разрабатывать вместе с «Казахмысом». Но тройственный союз не удался.

Кстати, местные энергетические активы нашим компаниям тоже интересны. Основные поползновения исходят от «Интер РАО». В планах компании увеличить мощность своих станций до 30 ГВт (сейчас 11 ГВт) и нарастить капитализацию в четыре раза. И как раз кстати мощности на продажу есть у соседей. Так вот, поглотив ТГК-11, «Интер РАО» намерено создать на ее базе Центрально-Азиатский энергетический холдинг. В близости от Омска и Томска, где работает ТГК-11, в Казахстане располагаются крупные Экибастузские ГРЭС-1 (2400 МВТ) и ГРЭС-2 (1000 МВт), там же находится занесенный в Книгу рекордов Гиннесса угольный разрез-гигант «Богатырь» с годовой добычей 35 млн тонн энергетического угля. «Интер РАО» владеет половиной ГРЭС-2 и в настоящий момент ведет переговоры о покупке 50% акций «Богатыря», принадлежащих «Русалу». Известно, что завершаются переговоры и о покупке 50% ГРЭС-1 у «Казахмыса».

Но не только тепловая энергетика интересна нашим компаниям. Казахстан занимает второе место в мире по запасам урана! А в 2009 году он вышел и на первое место по его добыче. С учетом роста цен на ядерное топливо «Казатомпром» может стать главным бенефициаром этого процесса.

Страны — лидеры в производстве атомной энергии уже думают об обеспечении себя запасами урана. Французы кинулись осваивать африканские месторождения Нигера. Россия, чтобы не столкнуться с дефицитом урана для своих станций, спешно накачивает мускулы созданного уранового холдинга «Атомредметзолото». Ведь, как заявил Владимир Путин в марте на пуске второго энергоблока Волгодонской АЭС, до 2020 года планируется постройка до 26 новых энергоблоков в нашей стране. Доля атомной энергии вырастет с 14 до 25%. Помимо этого, «Росатом» будет активно строить в Индии, возможно, в Иране, Болгарии, Китае, Турции, Вьетнаме. Атомная энергетика характерна тем, что топливо на АЭС поставляет тот, кто ее построил. А значит, «Росатому» понадобится много, очень много урана.

Видимо, осознавая это, «Атомредметзолото» (АРМЗ) начал покупать активы с нехарактерной для госкомпании прытью. В Казахстане создано несколько СП, разрабатывающих перспективные месторождения. Далее АРМЗ совершил уж поистине невероятный ход — началось поглощение канадской Uranium One. Сейчас это небольшая компания с 3% мировой добычи урана, но она также сделала ставку на Казахстан и планирует увеличить добычу в три раза к 2011 году. АРМЗ поменял 50% в СП «Акбастау» на 19,99% Uranium One. Акции последней свободно торгуются на рынке и распылены среди большого числа акционеров. Представляется реалистичным, что АРМЗ получит в свое распоряжение значительную часть казахстанского урана, закрыв свой дефицит.

Таким образом, Казахстан стал естественной площадкой для экспансии российских холдингов, стремительно накачивающих капитализацию и готовящихся к посткризисному переделу активов. С помощью соседей мы сможем занять лидирующие позиции в мире по добыче урана и золота, закрепить положение на нефтяном рынке.

Чтобы понять преимущества покупки активов в Казахстане, обратимся, к примеру, к соседней Монголии. Нашим компаниям так и не удалось получить доступ к местному угольному месторождению Таван-Толгой и урановому Дорноду. Монголы уже несколько лет торгуются за каждый цент, тем временем подушевой ВВП у них в 5,5 раза ниже, чем в Казахстане ($2 тыс.против $11 тыс.). Классическая собака на сене.

Не лучше обстоит дело и в других бывших соцстранах. Когда речь заходит о покупке активов российскими компаниями, например в Венгрии или Польше, там мгновенно поднимается истерика о «русской экономический оккупации».

Помимо инвестиционного климата в Казахстане неплох и обычный климат. Все объекты расположены вдали от полярного круга и вечной мерзлоты, а это сказывается на себестоимости продукции. Также в презентациях для инвесторов казахстанские компании делают особый упор на географическую близость к Китаю, который готов поглотить любой объем ресурсов. Все это говорит о том, что, покупая активы в Казахстане, наш бизнес поступает очень мудро.

Урановые рудники Казахстана
Добыча урана крупнейшими компаниями в 2009 году
Прогноз добычи урана в 2009 году
Казахские «фишки», которые можно купить в Лондоне и Алма-Ате

Ресурсы Казахстана

Казахстан — одна из богатейших стран мира по запасам нефти, газа, титана, магния, олова, урана, золота и других цветных металлов. По запасам вольфрама Казахстан занимает первое место в мире, второе — по запасам хромовых и фосфорных руд, четвертое — свинца и молибдена, восьмое — по общим запасам железной руды. В Казахстане есть и свой госхолдинг, представляющий собой гигантский фонд «Самрук-Казына». Причем он контролирует, без преувеличения, половину экономики: в его составе 100% «Казмунайгаза», 100% местных РЖД и ФСК, 100% «Казатомпрома», 45,9% акций «Казахтелекома», 93% «Самрук-энерго» и миноритарные доли в Казкоммерцбанке, «Казахмысе» и ENRC. По действующему законодательству, если в Казахстане продается актив, «Самрук-Казына» имеет преимущественное право на его покупку.

У партнеров

    «D`»
    №6 (93) 29 марта 2010
    M&A по-казахски
    Содержание:
    Вам пригодятся выдержка и реакция

    Рынок слияний и поглощений дает заработать миноритарным акционерам, однако требует огромной выдержки и молниеносной реакции

    Реклама