Гадания на синтетике

Москва, 28.06.2010
Как химическая корпорация DuPont предсказывает будущее и завоевывает мир

EI du Pont de Nemours and Company более 200 лет, и, несмотря на солидный возраст, сегодня она далека от банкротства. Секрет долгожительства корпорации заключается в двух вещах — способности предугадывать тенденции и вовремя предлагать инновации. Наподобие Уоррена Баффета, «оракула из Омахи», DuPont с поразительной точностью улавливает глобальные мегатренды. Корпорация оперативно трансформируется и предлагает человечеству то, в чем оно особенно нуждается на данный момент. Так, за два века она успела побывать и «монстром» взрывчатки, и химическим титаном. Если верить DuPont, то тенденция ближайших лет — нехватка еды и электроэнергии. Во всяком случае, сейчас компания делает ставку на продажу семян, биотоплива и агрохимии.

Большой взрыв

Все началось с Французской революции и пороха. Семья роялистов Дюпонов была вынуждена бежать из охваченной огнем Франции в 1799 году в США. Уже в 1802-м свет увидел заводик по производству пороха в городе Уилмингтон штата Делавэр. Глава семьи Элетер Ирене Дюпон де Немур был ученым-химиком и страшно увлекался взрывчаткой. К середине XIX века Дюпоны уже были в первых рядах поставщиков армии США. Когда в Америке грянула война Севера и Юга в 1860-х годах, DuPont бесперебойно снабжала порохом Северную армию союза, то есть янки. За войну семья настолько преуспела во «взрывном» бизнесе, что в 1872 году брат Элетера Ирене Дюпона Ламмот был избран президентом Пороховой торговой организации. Эта контора регулировала цены и производство «взрывного порошка» в США. DuPont активно поглощала мелкие пороховые конторы и одновременно диверсифицировала свою продукцию. В 1870-е эта влиятельная семья заполучила контрольный пакет «динамитного короля» — компании California Powder Works. В результате к началу прошлого века Дюпоны подгребли под себя весь рынок пороха и динамита.

Но недолго довелось DuPont пировать на взрывчатке. В 1912 году Федеральный суд США признал владельцев EI du Pont de Nemours and Company виновными в нарушении антимонопольного закона, так называемого антитрастового закона Шермана. Как это ни странно, наезд на бизнес Дюпонов произошел аккурат накануне Первой мировой войны. Будто кто-то знал, что она грянет, и решил своевременно вырвать из-под носа влиятельной семьи лакомый кусок. Суд приговорил поделить бизнес DuPont на три части, продав две из них — а именно компании по производству пороха Hercules Powder Company и Atlas Powder Company. Кстати, последняя через несколько десятилетий стала фармацевтическим «монстром» AstraZeneca PLC, на сегодняшний день ее капитализация составляет $61,77 млрд. Что касается первой, то она переродилась в химическую Hercules Inc. В 2008 году ее «скушала» одна из акул отрасли Ashland Inc. за $3,3 млрд.

Помимо осечки с монополией на порох и динамит DuPont постигла и другая неприятность. В 1914 году они начали скупать акции General Motors и уже к 1920-му контролировали автомобильного титана, а Пьер Дюпон стал президентом компании. Однако в 1957 году их вынудили отказаться от звезды автопрома (к тому времени GM стала мировым лидером). Федеральный суд США вновь обвинил DuPont в нарушении антимонопольного законодательства и обязал их продать часть активов компании.

В чулках и скафандре

Если с порохом и автопромом у Дюпонов вышла осечка, то мировые промышленные инновации полностью перешли в их руки. В начале прошлого века после принудительной продажи части «взрывных» активов династия сделала ставку на новейшие научные разработки. В то время этот рынок был еще не развит и отличался низкой конкуренцией. Дюпоны принялись строить то, что сейчас существует под названием EI du Pont de Nemours and Company. Возникли две первые лаборатории, где синтезировались новые, уже невзрывчатые вещества.

Здесь успех Дюпонов обусловлен не только семейным деловым чутьем и склонностью к научным исследованиям, но и умением раскапывать талантливые кадры. Так, Уоллес Хьюм Карозерс стал главным химиком лаборатории компании в 1928 году. Под его руководством были изобретены несколько революционных полимеров, в их числе нейлон, первый синтетический каучук — неопрен, полиэстер и искусственный мускус для парфюмерии. Кстати, благодаря Карозерсу появились колготки и чулки из нейлона, в 1939 году эти дамские изделия впервые поступили в продажу в США. Тем не менее успех и известность счастья Карозерсу не принесли. Судьба этого ученого трагична: он страдал постоянными депрессиями, в итоге в 1937-м хлебнул цианида и умер. Позднее, уже без несчастного Карозерса, в 1938 году DuPont подарила миру еще одну сенсацию — тефлон.

Вторая мировая война породила бешеный спрос на все эти удивительные изобретения от Дюпонов. Несмотря на утрату буквально «золотого» рынка взрывчатки, компания удержалась в числе крупнейших военных поставщиков армии США. Речь идет о производстве парашютов из нейлона, шин для автомобилей из неопрена, а также тефлонового покрытия для боевой техники. Кстати, DuPont — родоначальница бронежилетов. Баллистический нейлон использовался для изготовления защитной одежды для Британской королевской армии.

Не последнюю роль играла DuPont и в громких правительственных проектах США — к примеру, в Манхэттенском проекте по созданию ядерных бомб в 1944 году (см. «Тефлоновая бомба») и программе «Апполон» в 1960-е. DuPont подарила миру не только чулки и бронежилеты, но и скафандры. Одежду для астронавтов шили из материалов от Дюпонов — нейлона, дакрона, милара, каптона и других химволокон.

Химическое рядом

  Фото из архива фотослужбы
Фото из архива фотослужбы

«Внимательно взгляните на окружающие вас вещи дома и на работе, и велика вероятность, что найдется дюжина предметов, изготовленных из материалов DuPont», — пишет о себе компания на корпоративном сайте. И это действительно так: современный быт любого цивилизованного человека на земле просто немыслим без изделий и изобретений от DuPont. Процесс этого незаметного планетарного захвата пошел сразу после Второй мировой войны.

Тогда ведущие американские корпорации выбрали тактику наступления на измученного войной обывателя. При этом необходимость производителя выжить и позитивный настрой потребителя совпали, породив послевоенный потребительский бум.

Послевоенные годы DuPont прошли под руководством Кроуфорда Гринвольта. Он занял кресло генерального директора в 1948 году, женившись на одной из дочерей Дюпонов. Лаборанты корпорации выдали новую когорту революционных химволокон, в их числе и всем известная лайкра. Гринвольт же приступил к агрессивному продвижению искусственных материалов. Реклама в газетах, по телевизору и радио кричала, что синтетика уникальна и способна кардинально изменить жизнь рядового обывателя. «Лучшие вещи для лучшей жизни через химию» — таков был рекламный слоган корпорации в тот период. Свою роль сыграл и грамотный маркетинг. Так, разработанные в лабораториях компании полимеры ассоциируют исключительно с брендами DuPont, а не официальными научными наименованиями. К примеру, никто не будет называть лайкру полиуретановым волокном, а тефлон — фторопластом-4 либо полимером тетрафторэтилена.

Нейлоновые рубашки, брюки-стрейч из лайкры, пластиковая посуда, упаковка из целлофана и других полимеров, пластиковые бытовые приборы пришлись потребителям по вкусу. Шла «на ура» и лакокрасочная продукция DuPont для авто. На этой радостной волне корпорация предприняла поход на зарубежные рынки, открыв в конце 1950-х первый завод по производству полимеров в Великобритании.

К середине 1970-х DuPont столкнулась с серьезной проблемой — ценами на нефть. 80% всех синтетических волокон изготавливались из черного золота. А с 1973-го по 1981 год его стоимость росла как на дрожжах: если в 1972 году баррель стоил $3, то в 1981-м — уже $35. В связи с этим в 1981 году Дюпоны решили обзавестись собственной нефтяной компанией и купили Conoco Inc. за $7,4 млрд. На тот момент это была самая крупная сделка за всю корпоративную историю.

С приобретением Conoco связана драматическая история. Дюпоны сцепились с другим влиятельным кланом из Канады — Сигрэмами, которые владели 32,2% акций Conoco. Компания Seagram Company Ltd производила напитки под знаменитыми брендами: виски Crown Royal, ром Passport Scotch и соки Tropicana. В результате пришлось пойти на компромисс и продать Сигрэмам 24,3% DuPont, чтобы те уступили свою долю в нефтянке. В середине 1990-х Дюпоны выкупили пакет обратно, а компания Сигрэмов была распродана из-за нерентабельности. Часть активов Seagram Company Ltd купили французы Pernod Ricard, часть — Coca-Cola. Вся история закончилась тем, что в конце 1990-х Дюпоны распрощались с Conoco и успешно провели ее мега-IPO — на $4,4 млрд. Нефтяные активы им были уже ни к чему, гендиректор компании Чад Холлидей объявил о новой «зеленой» стратегии DuPont.

Холод, голод и покой

Сегодня корпорация представлена в 80 странах, располагает 75 лабораториями и персоналом в количестве 58 тыс. человек. Нельзя сказать, что последние годы были для DuPont удачными, чистая прибыль планомерно падала. Если в 2007 году она была на уровне $2,988 млрд, то в 2008-м — $2,007 млрд, а в 2009-м еще ниже — $1,755 млрд. Котировки компании 6 марта 2009 года упали до $16,87, минимального значения за 21 год (с 1988-го). Однако в первом квартале этого года DuPont удивила всех: $1,129 млрд чистой прибыли в сравнении с $488 млн годом ранее. Компания объясняет такой успех значительным ростом продаж, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где динамика составила 71%. Акции тоже демонстрируют восходящий тренд, по итогам сессии 11 июня бумаги корпорации торговались по $37,61.

Секрет долгожительства DuPont — в способности определять глобальные тенденции. За всю свою более чем 200-летнюю историю Дюпоны практически ни разу не ошибались в рыночных прогнозах. Каждый раз они предлагали человечеству то, в чем оно особенно нуждалось. Производство взрывчатки накануне волны революций в Европе и мировых войн, дешевая одежда, посуда, бытовые приборы из синтетических материалов после войны. Покупка General Motors за несколько десятилетий до автомобильного бума. В США бешеный спрос на автомобили начался после Вьетнамской войны в 1953 году, затем покатился по всему миру.

Если посмотреть на нынешнюю стратегию компании, то в ближайшие десять, а то и пять лет человечество ожидает дефицит продовольствия и электроэнергии. Синтетические волокна отступили в арьергард еще в 2004 году, когда DuPont продала свою компанию по производству всех знаменитых текстильных полимеров Invista. Покупателем выступила Koch Industries, Inc., которая заплатила за чудо-волокна Дюпонов $4,4 млрд. Фишка DuPont теперь в другом — в биотехнологиях, биотопливе, агрохимии, растительном сырье и альтернативных источниках энергии. В числе самых известных «зеленых» брендов от DuPont — семена и прививочные материалы Pioneer, соя Solae, инсектициды (средства от насекомых) Herculex. Помимо этого корпорация предлагает человечеству вместо нефти и газа экономичное биотопливо из растительных отходов. Это целлюлозный этанол, который производят из стеблей кукурузы, травы, опилок, коры деревьев… На сегмент биотехнологий в 2009 году пришлась самая значительная доля продаж корпорации — более 31%, тогда как на волокна и другие химические материалы — около 18%. При этом с каждым годом «зеленый» сегмент от Дюпонов показывает все лучшую рентабельность.

На конференции JPMorgan Diversified Industrials Conference 8 июня этого года компания объявила о намерении осуществить резкий скачок продаж к 2012 году. Как выразился финансовый директор DuPont Николас Фанандакис, корпорация собирается «агрессивно расти» за счет продвижения биотехнологий на развивающихся рынках. По его словам, DuPont делает ставку на современные долгосрочные мегатренды. Речь идет о том, чтобы снизить зависимость человечества от ископаемых видов топлива и нехватки продовольствия. «DuPont обладает уникальной возможностью ответить на управляемый современными мегатрендами спрос через своевременные научные разработки и заработать на этом», — сказал Фанандакис.

DuPont выглядит самым дешевым среди «собратьев»

Тефлоновая бомба

Манхэттенский проект — правительственная программа США по созданию ядерного оружия. Стартовала в 1943 году, в результате были созданы три бомбы. Урановую бомбу «Малыш» американцы сбросили на Хиросиму 6 августа 1945 года, а плутониевую «Толстяк» — на Нагасаки 9 августа того же года. В рамках программы была создана еще одна плутониевая бомба «Тринити», которую уничтожили в ходе испытаний.

Сотрудничество правительства США и DuPont в рамках этого проекта подробно описано в книге Ф. Г. Гослинга «Манхэттенский проект: создавая атомную бомбу». Компания разрабатывала линию оборудования, разделительные установки для двух ядерных комплексов — Хэнфордского в Вашингтоне и Саванна-Ривер в Южной Каролине. При изготовлении бомб особенно пригодился изобретенный Дюпонами тефлон, которым сейчас покрывают в основном сковородки и утюги. Тогда этот полимер использовался в качестве защитного покрытия урановых стержней от коррозии.

Кстати, еще не все свойства тефлона испробованы и использованы в боевых целях. Тефлон — это оружие будущего, которое способно трансформировать любую поверхность — шоссе, взлетные полосы, рельсовые пути — в каток. Передвигаться по такой плоскости будет невозможно.

Химволокно из Совка

Масса слухов и кривотолков связана с производством DuPont стратегических тканей. Есть версия, согласно которой корпорация вложила баснословные средства в уничтожение завода «Химволокно» в городе Кустанай в Казахстане в 1990-е годы. Советский завод якобы выступал главным конкурентом концерна по производству химволокон для ядерной и авиакосмической отраслей. Однако, по мнению экспертов, волокна от DuPont несравнимы с тем, что производилось в Кустанае. И вообще качество советских волокон оставляло желать лучшего. Поэтому ни о какой конкуренции речи быть не могло. Только вот незадача: по выработке СССР занимал второе-третье места в мире со средним показателем 1,5 млн тонн в год, а сейчас Россия производит около 130 тыс. тонн в год. Но, возможно, вся правда в том, что произошла общая деградация отрасли, а случай с заводом в Кустанае — всего лишь небольшой штрих во всеобщей картине упадка.

У партнеров

    «D`»
    №12 (99) 28 июня 2010
    Топ роста
    Содержание:
    Свой бизнес
    Реклама