IT Broker 2.0

Откуда и как на российском рынке появился брокер ITinvest, почему его полюбили трейдеры-маргиналы и какие торговые стратегии сегодня уже невыгодны

В конце 1990-х основатели брокерской компании ITinvest начинали с операций на ГКО и спекуляций «мусорными» еврооблигациями российских банков, сегодня это брокер с клиентской базой 10 тыс. человек. В 2009 году группа «ITinvest-Проспект» вышла в лидеры по оборотам на FORTS и входит во вторую десятку крупнейших российских компаний по оборотам на ММВБ и РТС. С начала 2010-го оборот клиентских сделок превысил 1 трлн руб.

ITinvest имеет собственную систему интернет-трейдинга SmartTrade / it-trade и не предлагает клиентам QUIK. Кроме того, с компанией ассоциируют имена довольно «скандальных» личностей. В их числе Алексей Мартьянов (Майтрейд), серебряный призер конкурса «Лучший частный инвестор 2008» (ЛЧИ). Также клиентом компании являются Eva (Светлана Ковиненок), победившая в конкурсе ЛЧИ-2008, а ее личные достижения многими ставятся под сомнение, Noxer (победитель ЛЧИ-2006). Сейчас в брокерской группе «ITinvest-Проспект» работает известный на рынке Александр Герчик. С компанией несколько лет назад связывали Ивана Закаряна — трейдера с именем и автора нескольких книг о фондовом рынке.

Чем и как живет ITinvest и почему ее окружают талантливые «маргиналы», рассказали D' председатель правления компании Владимир Твардовский вместе с начальником торгового отдела Сергеем Паршиковым и зампредправления компании Олегом Филатовым.

Люди вокруг

— Вашу компанию всегда окружали необычные люди. К примеру, кем приходился ей Иван Закарян?

— Однажды году в 2003-м пришел ко мне один человек и положил на стол книгу, которая называлась «Особенности национальных спекуляций, или Как играть на российских биржах». Он спросил, не хотим ли мы дать рекламу в эту книгу. Я ее взял, пролистал и понял, что подобной на российском рынке нет. И мы дали в ней рекламу. С тех пор у нас завязалась дружба, а Иван стал нашим клиентом. Мы с удовольствием общаемся и на темы рынков, и на другие. Раньше он торговал на западных рынках, потом пришел в Россию, но не остался, так как не понравилось. Вернулся на Запад: для него тот рынок оказался понятнее. Очень трудно торговать одновременно и тут и там. Никакой аффилированности у него с нашей компанией никогда не было и нет.

— Сейчас у вас есть другие знаменитые клиенты. Например, Майтрейд. Почему вокруг вас образуется живая и веселая тусовка?

— Потому что мы открыты, мы помогаем клиентам всем, чем можем. Разумеется, только тем, кто хочет, чтобы им помогли. Например, с Алексеем Мартьяновым (Майтрейдом) мы познакомились уже после того, как он занял второе место на конкурсе ЛЧИ-2008. Тогда он показал феерическую торговлю… Он довольно раскрепощенный и необычный человек, скажем так. Не стесняется никаких эпитетов… Его открытость, умение посмеяться над собой или наказать самого себя привлекают к нему людей. Мы ему немного помогли, так как он показался нам хорошим человеком и потенциальным агентом продвижения компании ITinvest. Но это уже после того, как он достиг своего места на конкурсе. То, что с ним произошло впоследствии, требует отдельного рассмотрения. Этот человек, как и Иван Закарян, не аффилирован с нами никоим образом.

— А что потом с ним произошло?

— Некоторые считают, что Алексей заболел звездной болезнью и уже не контролирует риски. Но я не слежу за этим.

Система и команда

— А внутри компании как проявился человеческий фактор?

— Когда мы осознали десять лет назад, что надо идти в сторону розничного брокерского бизнеса, то уяснили для себя две вещи. Во-первых, процесс работы с розницей не может совершаться скачком, он требует серьезного и тщательного подхода. Во-вторых, для такой кропотливой работы нам нужны энтузиасты с фундаментальным, а не с «экономическим» образованием. Таких людей мы нашли в нашей среде — людей из физтеха (МФТИ). Это специалисты с техническим складом ума и широким кругозором, способные к самообучению и генерации новых идей и продуктов. Одним из первых стал Михаил Тяжлов, с которым мы работали еще в Академии наук СССР. Он с 1995 года работал на рынке, торговал акциями «Газпрома». Через некоторое время был назначен генеральным директором ITinvest. И те люди, которые тогда появились в компании, образовали костяк. Они оказали влияние на формирование всего коллектива в дальнейшем. В их числе и Сергей Паршиков, начальник торгового отдела и мой соавтор по книге, — тоже физтех.

Что у нас хорошо, так это то, что людей по рукам никогда не били. Каждый мог развиваться туда, куда ему казалось правильным развиваться. Например, Олег Филатов начинал у нас работать охранником — сейчас это первый заместитель председателя правления, человек, на котором держится половина текущей работы в компании.

— И какова была цель?

— Мы стремились создать конкурентоспособный терминал на уровне западных аналогов — не такой, как, например, QUIK или «Альфа-директ». Первый торговый терминал у нас появился в 2001 году. Мы понимали, что сам по себе удачный терминал может решить многие проблемы привлечения и лояльности клиентов. В качестве образца мы держали в голове успех западного нишевого брокера CyberTrader, имевшего собственную торговую систему, которая тогда была очень востребована среди активных спекулянтов в противовес системам прямого доступа, работавшим в крупных дискаунт-брокерах типа Ameritrade, Charles Schwab или E-Trade. Кстати, успех CyberTrader оценили не только мы, но и его конкуренты: он был куплен Charles Schwab.

— Однако разрабатывать свою систему — дело затратное даже в то время…

— Разработка становится дорогой только тогда, когда человек не представляет функционала, когда у него нет техзадания, нет компетентных людей. Тогда он нанимает кого-то и говорит: «Разберитесь в том, что нам надо, опишите функционал, я вам заплачу». Потом говорит тем же или другим людям: «Возьмите деньги, напишите техзадание». А это уже проект, после которого нужно нанимать кодеров-исполнителей, опять же за отдельные деньги. Затем начинаются внедрение, напряги со сроками, с человеческими ресурсами и т. д. Таким способом делать систему — дорого.

  Фото: Кирилл Бушуев
Фото: Кирилл Бушуев

А когда ты это делаешь сам, понимая суть, используя своих же специалистов, — все иначе. Мы всегда считали, что знаем специфику дела, которым занимаемся, гораздо лучше каких-либо консультантов, будь то «Маккинзи», почивший в бозе «Артур Андерсен», PricewaterhouseCoopers или какие-нибудь системные интеграторы с опытом производства околобиржевого софта. И эта наша уверенность в своих силах спасла нас от многих ненужных затрат.

— То есть у тебя сидят три программиста, и ты им пальцем показываешь, что нужно делать?

— Да, примерно так. Только желательно, чтобы программисты были еще и специалистами по фондовому рынку хоть с какой-то стороны. Начали мы в 2000 году с создания симулятора торгов — по сути, макета будущей торговой системы, который назвали «Сталкер». На нем мы планировали, как на тестовом полигоне, обкатать наши идеи и решения. «Сталкер» мы сделали довольно быстро — с нуля примерно за два-три месяца. И до сих пор эта игрушка без существенных переделок позволяет вести виртуальные портфели как на российском, так и на западном рынках. Через нее прошло более 20 тыс. человек.

— Что взяли в качестве эталона?

— Мы были сами клиентами западных брокеров. И уже тогда видели, как у них все устроено: как организован документооборот, как считают лимиты и уровень маржи, как учитывают портфели, какое программное обеспечение используется для торговли, а какое — для получения информации. Этот собственный опыт нам сильно помог, и на многие вещи мы посмотрели не так, как другие брокеры, просто купившие QUIK. Наверное, если бы мы в качестве первого торгового терминала увидели QUIK, а не западные образцы, то, возможно, наше развитие отличалось бы от того, что мы имеем сейчас.

— Вы первыми сделали экспорт данных из своего терминала в Wealth-Lab, приложение для смартфона… Создается впечатление, что у вас внушительный IT-отдел.

— Тогда этого на рынке не было, поэтому и приходилось заниматься. Но такие продукты нишевые, они не рассчитаны на массовый рынок. Наша задача сейчас — закрыть массовые потребности наших клиентов. К примеру, в 2004-м или 2005 году мы сделали свой PocketTrade под OS Symbian. Тогда это было инновацией, сейчас — нет. Последний релиз для мобильного телефона у нас был выпущен два года тому назад, с тех пор ничего нишевого мы не выпускали: времени просто не хватает — все уходит на то, что пользуется большим спросом, то есть на «массовые» продукты, хотя, конечно, назвать их «массовыми» пока не совсем можно.

— Но свою нишу нашли?

— Да, это высокотехнологичный брокеридж для продвинутых в техническом плане людей. Которые хорошо разбираются в рынке и пришли на него всерьез и надолго. В этом смысле мы нишевой брокер, который не дает рекламу, не создает филиалов, не раздувает штат…

Семинар — двигатель торговли

— Как к вам пошли клиенты? По рекламе?

— Мы пытались давать рекламу, но дело это абсолютно бесполезное: она не работала. Она не работала ни на радио, ни в деловых изданиях, ни даже в интернете. Клиенты пошли, когда мы запустили платные курсы обучения. Поначалу они были бесплатными, но клиентов больше не становилось. Успех пришел тогда, когда мы поняли, что курсы должны быть платными и дорогими. В 2002–2003 годах мы были одними из первых, кто это сделал. По нынешним деньгам тогда курсы стоили, наверное, около 30–40 тыс. руб. Как только мы их запустили, к нам пошел народ. С того времени у нас осталось несколько десятков человек, которые до сих пор успешно торгуют. Курсы были качественным продуктом. Тогда мы старались вложить в людей те знания, которые помогли нам самим. Все делалось с душой, чтобы помочь понять себя и рынок и предостеречь от того, чтобы проиграть деньги.

Старые курсы отличаются от нынешних безликих, похожих друг на друга, с одинаковым посылом «научим вас зарабатывать на колебаниях курсов акций», так, как старое советское образование отличается от нынешнего — кастрированного и заанкетированного.

— Сейчас эти курсы работают?

— Нет, со временем остальные брокеры организовали платное и бесплатное обучение, организовали учебные центры и как пылесосом начали собирать неподготовленных слушателей. А они не понимают разницы между лектором, который два месяца поторговал на демосчете, и преподавателем, который прошел все кризисы за последние 15 лет. С конвейером соревноваться бесполезно. Поэтому мы отошли в сторону, точнее, в интернет и в офлайн. Сейчас Иван Закарян готовит к выпуску третье издание наших старых лекций «Теория и практика торговли на фондовом рынке».

Что у нас еще есть? Авторские курсы по торговле и риск-менеджменту Дмитрия Сухова — создателя ресурса Plan.ru, авторские курсы известного трейдера Сергея Гаврилова по арбитражу и парному трейдингу, наш курс с Сергеем Паршиковым по рынку опционов (правда, мы их проводим всего пару раз в год). Есть также курсы Александра Герчика, на которые собирается масса людей. Он очень творческая и харизматическая личность и привлекает к себе себе подобных — с горящими глазами и энтузиазмом. Очень ценное качество.

— Вы написали книгу с Сергеем Паршиковым «Секреты биржевой торговли», почему так много переизданий?

— Книга оказалась очень удачной, ее издадут в седьмой раз. Но в 2003 году, когда мы ее писали, я относился к ней исключительно как к маркетинговому и рекламному проекту компании. Но оказалось, что она нравится и клиентам ITinvest, и остальным людям, торгующим на бирже.

Арбитраж чистильщиков обуви

  Фото: Кирилл Бушуев
Фото: Кирилл Бушуев

— Распространение роботов, программ для мобильных устройств было очевидно еще лет пять назад. Было понятно, куда двигается технология торговли. А что сегодня?

— Сейчас, мне кажется, вектор направлен в сторону высокочастотной торговли. Если посмотреть на западные биржи, то там речь идет о времени доступа к торгам порядка десятка микросекунд, максимум 10 миллисекунд. Это то время, за которое заявка выводится на рынок. У нас же round trip намного больше. Нормой считается 100 миллисекунд, а в некоторых торговых системах задержки в нормальном режиме могут составлять и целую секунду. Это очень много. Нормой у нас в ближайшие годы должны стать цифры порядка 10–50 миллисекунд. То есть нам есть куда идти, и есть люди, которым это нужно. Плюс ко всему увеличивают мощность программные средства, компьютеры, растет пропускная способность каналов связи. Люди же, которые хотят зарабатывать сейчас, имеют ограничения в скорости. Думаю, в ближайшие года два борьба между профессиональными участниками будет идти именно за скорость доступа к торгам. Не останутся в стороне от этой борьбы и биржи.

— Создается впечатление, что вся страна занялась арбитражем и высокочастотным трейдингом. Никто не хочет держать позицию хотя бы несколько часов.

— Нет, это не так. Ощущение создается только из-за того, что тема модная. Одновременно это означает, что профессионалы, которые делали арбитраж два-три года назад, уже от него отошли. Они на нем зарабатывали раньше и молчали об этом. Мало кто из профессионалов согласится сказать, на чем он делает деньги сейчас. Они вам расскажут об этом только года через два, когда найдут для себя новую нишу.

Сейчас ситуация с арбитражем мне напоминает известную историю о чистильщике обуви в 1929 году в Америке. Про арбитраж говорят те, кто ничего о нем толком не знает, но пытается зарабатывать на этом деньги.

Что касается того, что никто не хочет держать позицию хотя бы несколько часов, то это тоже не так. На рынке есть и высокочастотники, и скальперы, и интрадейщики, и свинг-трейдеры, и краткосрочные инвесторы, и даже самые настоящие инвесторы. Именно благодаря всему этому спектру торговцев наш рынок устойчив и даже в какой-то мере эффективен. Если бы горизонт инвестирования у всех этих групп сузился до минут (как это бывает в кризисные моменты), рынок стал бы совершенно не таким, к которому мы привыкли, а высоко когерентным.

— А проприетарный трейдинг не хотите организовать?

— Это хороший бизнес, если выстроить систему риск-менеджмента. Можно набирать людей «с улицы», учить их, давать им деньги для торговли, ставить этот процесс на поток. Но это есть только на Западе. Как это оформить юридически у нас, я не представляю. Для этого нужна реформа участников рынка. Нужна новая категория игроков — частных лиц, обладающих лицензией дилера, которым было бы позволено после сдачи экзаменов и получения лицензии частного дилера брать «плечи» больше, чем разрешается действующим законодательством.

— Вас не настораживает, что в последнее время о фондовом рынке знают слишком много людей в стране? Жили себе спокойно раньше…

— Нет, это вам так кажется, потому что у вас специализированное издание и вы много общаетесь с такими людьми. У меня же многие знакомые и старые друзья далеки от этого. Как все было пять-десять лет назад, так и осталось. Проникновение фондового рынка в нашу жизнь еще очень низкое. Пока 10% населения страны не будут на рынке, говорить о широком проникновении не приходится. В западных странах оно составляет в среднем 50%, у нас — около 1%.

Популярность, конечно, растет, но мне не нравится, что есть перекос в сторону срочного рынка FORTS. На Западе, например, для того чтобы выйти на срочный рынок и торговать фьючерсами на зерно или на E-mini S&P 500, нужно иметь большой опыт и большие деньги. У нас же порог входа на срочный рынок снижен до нескольких тысяч рублей. Поэтому большой поток мелких игроков, которые, ничего, по сути, не понимая, благополучно расстаются с деньгами в пользу ограниченного числа крупных компетентных игроков.

Следует понимать, что не всякий человек может играть на рынке, так же как не каждому дано играть в покер или бридж. Это удел узкого круга игроков. Но каждому из нас должна быть дана возможность поиграть. Допустим, я непрофессиональный игрок в бридж и не участвую в турнирах, но почему бы мне не попробовать? «Попробуй!» — должен быть ответ. Только негоже усаживать за один стол профессионалов и любителей, если только любители сами того не жаждут. Поэтому я считаю, что доступ на срочный и фондовый рынки не должен быть одинаков. Для экономики в целом и для людей с небольшими деньгами в частности будет лучше, если деньги останутся в акциях на фондовом рынке, а не будут списаны в виде отрицательной вариационки с их счетов на срочном рынке.

Я имею право это говорить, я вижу, что наши клиенты делают на срочном рынке.

У партнеров

    «D`»
    №13 (100) 12 июля 2010
    Компания
    Содержание:
    IT Broker 2.0

    Откуда и как на российском рынке появился брокер ITinvest, почему его полюбили трейдеры-маргиналы и какие торговые стратегии сегодня уже невыгодны

    Реклама