Время малиновых пиджаков

12 июля 2010, 00:00

Александр Абрамов, профессор ГУ-ВШЭ

У меня история возникновения инвесткомпаний в России ассоциируется прежде всего с Российским брокерским домом (входил в тройку лидеров по оборотам на Московской товарной бирже) и компанией «Брок-инвест-сервис», возглавляемой Игорем Сафаряном, который был организатором размещавшейся в здании РАН Российской фондовой биржи. Это было время малиновых пиджаков, которые любили носить предприниматели первой волны. Можно было встретить руководителя одной из крупных московских бирж с толстой золотой цепью на шее. Через год-два с приходом ваучерной приватизации появились молодые люди нового поколения: их бизнес начинался со скупки ваучеров и акций у населения и оказании помощи первым западным инвестиционным фондам, открывавшим для себя Россию. Так появились «Тройка Диалог», «Атон», «Грант», РИНАКО. Основатели этих компаний не носили ярких пиджаков. Работая в Госкомимуществе в то время, многих из них я часто видел в джинсах.

Законодательство, позволявшее выпускать акции, появилось еще в СССР. Уже закон о предприятиях 1987 года разрешал выпускать акции трудового коллектива. Однако до 1992–1993 годов нормального рынка ценных бумаг в России не было. Торговались ценные бумаги «Гермеса», НИПЕК, может, еще одной-двух компаний, но это трудно было назвать фондовым рынком. Реально корпоративный фондовый рынок России создали ваучеры, появившиеся в 1992–1993 годах, а рынок государственных ценных бумаг — ГКО на ММВБ в 1993 году. С конца 1989 года в стране шла полулегальная приватизация, но этот передел собственности трудно было назвать рынком акций. Работая в Минфине СССР в то время, с умилением читал распоряжения председателя Совета министров СССР Н. И. Рыжкова о том, как в собственность коллективов бывших министерских главков с 70-процентной скидкой ввиду фактического износа передавались все предприятия подведомственных им отраслей промышленности.

Если в США инвестбанкинг изначально появлялся как семейный бизнес Морганов, Ротшильдов, Лехманов и др., как механизм привлечения финансового капитала, то в России все возникало достаточно стихийно в процессе массового передела собственности и «шокового» перехода к рынку. Это во многом предопределило лицо первых финансовых институтов в России. Деньги на создание и раскрутку финансового бизнеса часто имели «серое» происхождение — перепродажи по спекулятивным ценам получаемого в процессе государственного снабжения сырья, различных операций с валютой, просто от, деликатно выражаясь, теневой экономики. Другой канал, который пришел в период массовой приватизации, — иностранные инвестиции от склонных к риску иностранных фондов и банков.