Саломоны

Москва, 12.07.2010
Salomon Brothers — культовая контора в мифологии современного трейдинга. Если кого-то смущает слово «мифология», то напрасно: не рискну назвать вторую сферу человеческой деятельности, которая бы сравнилась с трейдингом по необоримой вере в чудеса. Ну разве что политику

Поиск Грааля, по сути, главное занятие всех без исключения трейдеров. Каждый из нас свято верит в существование той единственной заветной системы, которая позволит выращивать в каждой торговой сессии по золотому дереву. Оттого в трейдинге столь хаотичный и эластичный инструментарий — от астрологии до генетических нейросетей.

Между тем на 16-м году трейдерского увлечения я открыл для себя удивительную истину: на самом деле существует два трейдинга! Один — это тот самый романтический квест святого Грааля, который завладевает умами и сердцами десятков миллионов независимых трейдеров во всем мире. В этом первом трейдинге и вера в удачу, и вера в случай, и надежда на прорыв, и бесконечные взлеты и падения, и огонь красных от восьмичасового сидения перед монитором глаз.

Второй трейдинг совсем другой. Его главная черта — рутинная скука. Это монотонное, невыразительное, тоскливое ремесло, единственным вознаграждением и оправданием которого служит результат — зашибание денег. Регулярное, постоянное, практически гарантированное пребывание в плюсе. Можете себе такое представить? Нет? И напрасно, потому что именно такой тоскливо-позитивный трейдинг является фирменным знаком большинства Великих Домов Уолл-стрит. Признаюсь, я бы и сам никогда не поверил в возможность перманентного трейдингового плюса, причем — обратите внимание! — без всякого намека на Грааль, если бы не злая статистика.

Невероятный пример конторы Tradebot из Канзас-Сити, которая засветилась после событий 6 мая, разрушает все существующие стереотипы трейдинговой мифологии: за последние четыре года у компании не было ни одного убыточного дня! Ни одного! Это при том, что высокочастотники оборачивают тысячи транзакций за сессию.

Фантастика! И главное — никакого тебе святого Грааля. Монотонное ремесло высасывания центов из системы flash orders. Ребята из Tradebot на совершенно законных основаниях имели доступ к торгам на 30 миллисекунд быстрее, чем остальные.

Только не подумайте, что Tradebot — удивительное исключение, демонстрирующее могущество детей индиго. Tradebot — это всего лишь талантливые внуки Salomon Brothers. Потому что безубыточный второй трейдинг существовал параллельно с романтически-убыточным первым испокон веков. Правда, о нем всегда молчали, либо что-то не договаривали, либо лукаво искажали факты.

Покер соломонов

Впервые о Salomon Brothers я услышал в начале 1990-х — из книги Майкла Льюиса «Покер лжеца». Раньше знал лишь по имени: есть, мол, такой инвестиционный банк в Америке, и ладно. Льюис, бонд-трейдер Salomon Brothers, невероятным образом сумел обнажить душу культовой конторы. Ту самую душу, которая только и объясняет, как можно заниматься трейдингом второго типа, то есть ремеслом по гарантированному вышибанию из биржи денег.

Самое забавное, что при первом прочтении «Покера лжеца» я получил лишь удовольствие от увлекательного текста. Откровения по части самого трейдинга пришли почти два десятилетия спустя. Видимо, в жизни для всего существует свое время: время для романтических иллюзий, время для скептических откровений, время для стоической эксплуатации обретенного опыта.

Оценить книгу Льюиса по достоинству можно лишь, сравнив ее художественную образность с официальной биографией Salomon Brothers. Не в том смысле, что книга лучше или хуже статьи в «Википедии», а в том, что, лишь слившись воедино, оба информационных потока создают удивительное откровение. Без книги Льюиса невозможно уловить суть конторы Salomon Brothers — печатного денежного станка. Без официальной биографии невозможно возвысить персонажи трейдеров Salomon Brothers над банальностью гротеска.

Начнем с официальной биографии. Детали читатель легко найдет самостоятельно в интернете, нас же интересуют два принципиальных момента. Момент первый: Salomon Brothers стал столпом инвестиционного банкирства лишь в 80-е годы прошлого века, спустя добрые 70 лет после учреждения. Компанию создали в 1910 году три брата — Артур, Герберт и Перси, и в форме закрытого партнерства она просуществовала аккурат до своего творческого расцвета, совпавшего с поглощением Salomon Brothers крупнейшим в мире (на тот момент) фьючерсным трейдером «Братья Филиппы» (Philipp Brothers, или Phibro).

Об исключительности влияния Salomon Brothers в те годы на биржу можно судить по эволюции корпоративного имени. Сразу после поглощения компания законно называлась Phibro-Salomon (во избежание кривотолков сразу видно, кто кого поглотил), но уже через пять лет от имени поглотителя Phibro не осталось и следа — из названия компании его просто выбросили (получилось Salomon Inc.) Как вы понимаете, такие кульбиты не выполняются с кондачка — требуются весомые аргументы.

Эти аргументы были просты до неприличия: на торговой площадке Salomon Brothers банальным образом размещался уже помянутый выше печатный денежный станок. Такой, о котором Phibro со своими фьючерсами и мечтать не мог.

  Фото из личного архива
Фото из личного архива

Второй момент биографии проливает свет на технические аспекты Midas’ Touch Salomon Brothers: революция 1980-х, обеспечившая компании первородство на бирже, связана с изобретением нового оригинального инструмента на рынке облигаций. Имя этого инструмента — MBS (mortgage-backed security). Да-да, того самого, которому 30 лет спустя мы обязаны возникновением жуткого финансово-экономического кризиса.

Трейдеры Salomon Brothers покупали ипотечные закладные в сберегательных ассоциациях (thrifts), упаковывали их в проприетарные MBS и продавали дальше инвесторам по всему миру. С бешеным успехом. И с не меньшей доходностью.

Нирвана продолжалась даже сквозь потрясения «черного понедельника» (19 октября 1987 года, не путать с «черным вторником» — 29 октября 1929 года) и, казалось, будет длиться вечно, если бы не махинации бедолаги Пола Мозера, нахимичившего с обязательствами казначейства аж на $290 млн. Сумма эта, увы, не прибыль, заработанная трейдером Мозером для родной компании, а штраф, который наложил SEC на Salomon Brothers (между прочим, самый большой в истории наказаний инвестиционных банкиров).

Такого удара под дых от родного государства Salomon Brothers не выдержали и были вынуждены продаться со всеми потрохами (Phibro) гиганту Travelers Group. Дальнейшая судьба нашего героя известна: в 1998 году Travelers Group слился с Citicorp (так родилась Citigroup), торговое подразделение Salomon Brothers объединили с Smith Barney, а в 2003 году после очередного биржевого скандала всех трейдеров лишили исторических имен, объединив под шапкой Citigroup Global Markets.

Гладкая прокачка

Вернемся теперь к «Покеру лжецов». На страницах романа Майкл Льюис живописует трейдеров, которые поначалу обучали его мастерству на торговых площадках Salomon Brothers, а затем делили с ним лавры триумфальных побед. Все они азартны, верят в удачу, энергичны, грубы, циничны и… максимально приземлены! Никакие симпатии разделенного товарищества не скроют от читателей ремесленную суть работников самого успешного инвестиционного банка 1980-х годов. Позволю себе процитировать самый любимый отрывок книги, который в обязательном порядке зачитываю перед началом занятий в vCollege всем своим студентам:

«Однажды они (руководители подготовительных курсов. — С. Г.) сменили тактику и прислали для общения с нами яркое молодое дарование. Он был их сверкающей лаком новейшей игрушкой. Ему было поручено ослепить нас своим блеском и ученостью. В своем отделении он занимался последней технологической новинкой — компьютерной торговлей (именно на эту технологию взвалили потом всю ответственность за биржевой крах, случившийся в октябре 1987 года). Он прочитал нам лекцию обо всех такого рода новинках и предложил задавать вопросы. Проучить его решился дипломник Чикагского университета Френки Саймон.

— Когда вы торгуете опционами на акции, — спросил мой приятель Френки, — вы хеджируете свои гамму и тэту или ограничиваетесь только дельтой? А если не хеджируете гамму и тэту, то почему?

Специалист по опционам на акции кивал головой секунд десять. Он явно не знал, к чему относятся все эти греческие символы. Мы, слушатели, как ни стыдно это признать, были в этом столь же невежественны, но чувствовали, что любой уважающий себя специалист по опционам не может допустить, чтобы его загнал в угол простой студент учебных курсов. Наш незадачливый лектор попытался скрыть свою растерянность за шуткой.

— Мда-а, — задумчиво протянул он. — Приходится признать, что ответа я не знаю. Может, именно поэтому у меня торговля идет гладко? Я разберусь дома, и мы продолжим завтра утром. На самом-то деле я не очень силен в теории опционов.

— Вот поэтому-то, — заметил Френк, — вы и работаете в отделении акций».

Когда я читал эти строки в 1991 году, моему пониманию был доступен лишь кураж Френка Саймона, стажера Salomon Brothers. «Ловко он уделал своего учителя, необразованного трейдера!» — было моим выводом после прочтения книги и до личного биржевого опыта. Выводом, увы, глубоко — да что там! — бесконечно ошибочным.

Спустя 19 лет я не только обратил внимание на единственную фразу в пассаже, достойную внимания («Ответа я не знаю, может, именно поэтому у меня торговля идет гладко?»), но и открыл для себя тайну Гениального Ремесленника из Salomon Brothers — того самого, что только и мог качать на бирже миллионы долларов простым, как правда, инструментом MBS. Качать без всяких там тэт, гамм, дельт, моделей Блэка—Шоулза и прочих университетско-эмбиэйных глупостей!

У партнеров

    «D`»
    №13 (100) 12 июля 2010
    Компания
    Содержание:
    IT Broker 2.0

    Откуда и как на российском рынке появился брокер ITinvest, почему его полюбили трейдеры-маргиналы и какие торговые стратегии сегодня уже невыгодны

    Реклама