Тридцать стратегий

Москва, 12.07.2010
«D`» №13 (100)
Сколько денег высокочастотный трейдер тратит на доступ к рынку и какими программами он пользуется

Весной прошлого года в России заработал рынок RTS Standard, на котором торговля акциями похожа на организацию торгов на срочном рынке. Исполнение сделки происходит на четвертый день после ее заключения (Т+4), для купли / продажи необходимо иметь только 15–20% суммы сделки, для продажи ценных бумаг нет необходимости их иметь сегодня. Они понадобятся на четвертый день.

За год объем торгов в Standard вырос в три раза (впрочем, это частично отражение роста стоимости самих акций) и сейчас составляет порядка 12–15 млрд руб в день. Рекорд – 20,9 млрд рублей. Сегодня 95% оборота приходится на сделки с пятью акциями: Сбербанка, «Газпрома», «Роснефти», ГМК «Норильский никель» и «ЛУКойла».

Найти трейдера, который бы рассказал о своем опыте торгов на этом молодом рынке, оказалось непросто. Тем не менее нам удалось поговорить с Леонидом — высокочастотным трейдером, использующим и RTS Standard. Впрочем, больше всего Леонид рассказывал непосредственно о трейдинге, который предполагает довольно высокие денежные затраты на то, чтобы быть быстрее всех.

— Леонид, это ваши роботы обвалили рынок в мае?!

— Ха-ха, может, и мои. В классической терминологии я интрадейщик. Совершаю в день около 5 тыс. сделок. Так что обвалить рынок мы, может, и не обвалили, но волатильности добавили.

— Какими инструментами торгуете?

— В основном это фьючерсы FORTS, а также немного торгую акциями на ММВБ и RTS Standard. Использую высокочастотных роботов, которые применяют около 30 торговых стратегий одновременно. Три стратегии существуют довольно давно, другие приходится останавливать, перенастраивать и запускать снова.

Основной торговый оборот составляют контракты на индекс РТС, акции Сбербанка, «Газпрома», контракты на нефть и курс доллар—евро.

— Получается, что Грааль есть, то есть можно написать стратегию и забыть, а она будет работать?

— Нет, это выдумки, у каждого свой Грааль, а вот универсального нет. Более того, если вы его нашли, то, скорее всего, через некоторое время его найдут другие.

— То есть рынок становится эффективнее?

— Определенно. У меня вот, например, арбитражные стратегии уже большой прибыли не приносят. А были времена, когда арбитраж с использованием индекса можно было делать в связке QUIK + Excel и скорости хватало. Сейчас везде сидят роботы, которые бьются за миллисекунды друг с другом.

— Все-таки что лучше — фундаментальный или технический анализ?

— Я не использую ни тот, ни другой в классическом понимании, поэтому не могу судить об этом. Моя торговля основана на собственном понимании рынка и достаточно скромных знаниях теории вероятностей.

— А как же тогда вы торгуете? На основе чего принимаются торговые решения?

— Я беру информацию о ходе торгов и смотрю на объемы заявок на покупку (bid) и продажу (ask). Иными словами, нужно успеть вклиниться в череду сделок, удовлетворяющих некоторым условиям, и получить небольшой профит. В общем, имея последовательность биржевых сделок, можно определить место входа. Дальше нужно подобрать алгоритм, который входил бы именно там или попадал бы в заданный диапазон цен. Это в теории, а на практике нужно выстроить техническую инфраструктуру, которая позволяла бы вам успеть раньше других войти в рынок.

Из-за этого существует естественное ограничение на объем торгов, те стратегии, которые работают в плюс с 1 млн руб., станут убыточны при 10 млн.

— Раз уж вы упомянули инфраструктуру, насколько она важна?

— Очень важна, скажу, что одним брокером ограничиваться не стоит. Я подключаю своих роботов к шлюзу биржи. В сухом остатке — три брокера, мой сервер стоит на бирже РТС, другой сервер я арендую на Colocation. Во многом сейчас идет война не идей, а техники. Формально это работает так: по наступлению события A тысяча роботов получила команду выполнить действие B, а значит, вам нужно быть в первой десятке, чтобы получить значимую прибыль.

— Сколько вы тратите на инфраструктуру в месяц?

— Дороже всего мне обходится сервер на бирже РТС, он стоит около 40 тыс. руб., хотя там стоит мой компьютер. В сравнении с этим сервер, который я арендую, стоит всего 8–9 тыс. руб. в месяц. В итоге получается немало — порядка 200 тыс. в месяц только за технику.

— Похвастайтесь результатами, сейчас ведь это модно.

Скажу так: у меня был один убыточный месяц в 2005 году.

— А деньги в управление возьмете?

Нет, не возьму, к сожалению, большие суммы по моим алгоритмам работать не смогут.

— А как успехи в 2008 году, рынок изменился после кризиса?

Любая волатильность мне на руку, в 2008-м она была колоссальная. Сложно сказать, как рынок изменился из-за кризиса, ведь он постоянно меняется и без кризисов — стратегии, которые приносят прибыль сегодня, завтра могут оказаться убыточными.

Очевидно, что в кризис произошло сильное перераспределение средств, многие игроки потеряли большие суммы, вследствие чего активность на рынке упала, но к сегодняшнему дню все восстановилось: объемы торгов превышают докризисный уровень.

— А где вы берете идеи? Ведь когда человек один, он как бы в информационном вакууме. С кем-то делитесь своими мыслями, наработками?

— Делюсь, у меня есть хороший друг, тоже трейдер. Часто обсуждаю с ним алгоритмы, бывает, он что-то тестирует и использует то, что придумал я. Бывает наоборот: одному в этом деле очень сложно, иногда просто нужно посмотреть на проблему со стороны. Он раньше торговал руками, теперь тоже перешел на роботов.

— Следите за новостями?

Редко, для внутридневной торговли это противопоказано.

— А на западных рынках торгуете?

На иностранном рынке сейчас почти не работаю. Было время, когда торговал фьючерсом на канадский индекс, идея проработала несколько месяцев, а потом перестала приносить доход.

— А семинары обучающие будете проводить?

— Нет, прибыльные идеи продавать не стану, потому что выгоднее самому ими воспользоваться, а сомнительные идеи продавать не хочу, чтобы не морочить людям голову. Единственное, что возможно, так это проведение семинаров, посвященных общим вопросам технологии робототорговли и инфраструктуры.

— А есть у вас инвестиционные гуру, к советам которых вы прислушиваетесь?

— Нет. Иногда слушаю мнения и комментарии разных аналитиков рынка просто ради интереса: что думают люди о том, что происходит.

— А чем в свободное время занимаетесь?

— Люблю дайвинг, недавно был на острове Кокос — это западное побережье Коста-Рики.

— Куда пойдет индекс РТС, на 300 или на 3000?

— Не делаю таких прогнозов, потому что не умею.

— Как на Standard торгуется?

— RTS Standard использует технологии расчетов, успешно применяемые на западных рынках, и с этой точки зрения проект выглядит очень перспективным. Однако проблемой остается неумение или нежелание большинства брокеров поддержать этот проект грамотным обслуживанием клиентов. Я пользовался услугами двух брокеров на рынке RTS Standard, и в обоих случаях схемы, предлагаемые этими компаниями, не были удобными для меня.

Основное преимущество RTS Standard — расчеты Т+4, благодаря которым у брокеров должны снижаться издержки на депонирование активов на бирже и появляется возможность предоставлять клиентам большие «плечи». На практике это оборачивается для клиентов-маржинальщиков сложностями с перенесением позиций на следующий день. Первый брокер, у которого я открыл счет на RTS Standard, при переносе позиций на следующий день оставлял их до даты исполнения и осуществлял поставку. Таким образом, если не закрывать вечером свои позиции, то в конце концов ты выходишь на исполнение сделки. Для того чтобы такой ситуации не возникало, брокер рекомендовал закрывать все позиции вечером каждого торгового дня, что само по себе достаточно неудобно для многих.

Второй брокер оказался немногим лучше первого: до исполнения сделки не доводит, но, чтобы закрыть свои позиции, необходимо ждать четыре торговых дня.

У меня есть счет у западного брокера. Когда я его открывал, брокер спросил, буду ли я выходить на поставку или счет будет для маржинальной торговли. Я выбрал «для маржинальной торговли», и если на вечер остается позиция, то срок расчетов по ней переносится на один день вперед, не отягощая меня дополнительным гарантийным обеспечением.

— А нужна ли нам единая биржа?

— Думаю, что для участников рынка гораздо выгоднее наличие конкуренции между биржами, чем создание единой.

Аутсорсинг

— Леонид, давно вы на рынке? С чего начинали?

— По образованию я экономист, на рынке уже восемь лет. Начинал, как многие в те годы, с автоматической торговли фьючерсным контрактом на акции РАО «ЕЭС России». Последние два года трейдинг — мое основное занятие. До этого совмещал торговлю с работой в финансовой структуре.

— Вы пытались торговать «руками»?

— Пытался, даже сходил на курсы технического анализа. Также честно слил $3 тыс. на Forex. Как-то с теханализом в классическом смысле у меня не задалось. В итоге почти сразу стал пытаться строить роботов.

— Сами роботов пишете?

— Начинал сам, первый робот работал в связке QUIK—Excel. Потом где-то в 2005 году перешел на SQL. Несколько лет назад стал пользоваться программой FTBot от компании Tradersoft. Сейчас сам уже не программирую, а отдаю это на аутсорсинг.

— А не страшно делиться своими идеями?

— Страшно, конечно, но на определенном этапе моих познаний программирования стало не хватать для написания оптимального кода. Получается, что лучше рискнуть и зарабатывать, чем стратегия будет просто так простаивать.

Вопрос доверия очень тонкий, я лично знаю разработчиков, которые пишут мои стратегии. Это коллектив из двух человек. Помню, как-то спросил: а почему вы не берете к себе новых людей, ведь есть спрос на ваши услуги, и порой приходится ждать достаточно долго? Вопрос в доверии: многие приходят от кого-то именно потому, что мы сделали себе имя. Если возьмем кого-то еще в команду, клиенты будут недовольны.

У партнеров

    «D`»
    №13 (100) 12 июля 2010
    Компания
    Содержание:
    IT Broker 2.0

    Откуда и как на российском рынке появился брокер ITinvest, почему его полюбили трейдеры-маргиналы и какие торговые стратегии сегодня уже невыгодны

    Реклама