Gold: shit happens

Тема номера
Москва, 26.07.2010
Золото продолжает бить рекорды стоимости на бирже. Инвестиции в металл — модная среди инвесторов тема, однако мода быстро проходит, сдуется пузырь и на рынке золота

Так уж повелось, что желтые слитки металла не дают покоя человечеству. И даже сейчас, в век интернета, беспроводной связи и гибридных автомобилей, люди продолжают заражаться золотой лихорадкой. «Металлическая» мания тянет все большее количество игроков на этот рынок, а котировки золота обновляют рекорды. При этом сочетание золота и биржи — это гремучая смесь. Все пузыри когда-нибудь сдуваются. Скоро мы дождемся развязки десятилетнего восходящего тренда по золоту.

Подмена

22 июля 1944 года окончилась Бреттон-Вудская конференция, которая положила конец гегемонии золота в финансовом мире. Конечно, подмена, произошедшая 64 года назад, до сих пор не дает покоя экономической мысли, а апологетам золотого стандарта не позволяет спокойно спать. Однако отказ от золота как всеобщего эквивалента, по мнению многих экономистов, позволил пойти по инновационному пути развития — в том числе изобрести множество финансовых инструментов, ежедневные торговые обороты по которым в разы превышают наличие желтого металла на планете. Конечно, новые финансовые инструменты стали основным проводником текущего экономического кризиса. Это, в свою очередь, оказалось прекрасным поводом для серьезного обсуждения возврата к золотому стандарту.

Более того, судя по динамике цен на золото (см. график 1), у приверженцев возврата к золотому стандарту есть деньги, и они действительно верят в свою идею, скупая желтые слитки (зачастую лишь опосредованно, через «новомодные» финансовые инструменты — фьючерсы и опционы). Однако рост стоимости золота все больше напоминает пузырь, и текущие его котировки как минимум необоснованны.

Главный недостаток металла, о котором зачастую умалчивают его приверженцы, в том, что золото — это уже давным-давно не деньги со всеми вытекающими функциями и ликвидностью. Золото — это сырье со всеми вытекающими недостатками. И основной минус инвестиций в сырье в том, что оно само по себе не приносит дополнительной стоимости в виде дивиденда или процентного дохода. Более того, сырье требует затрат на хранение. То есть эффект защиты от инфляции, приписываемый драгметаллам, нивелируется затратами на их охрану от посягательств.

К тому же утверждение о том, что золото не обесценивается, — это миф, который опровергает история. После открытия Америки целые караваны, груженные золотом, были направлены в Европу. Это привело к тому, что золото заметно обесценилось по отношению к товарам, которые можно было на него купить. Что будет с золотом, если «караваны» слитков, накопленных веками, хлынут на рынок из запасников финансовых учреждений?

В то же время современная мировая промышленность наряду с дефицитом золота сталкивается с проблемой добычи других сырьевых ресурсов, которые, кстати, более полезны с точки зрения потребления: нефти, никеля или даже платины. Нефть, к примеру, можно употребить по прямому назначению один раз — сжечь в бензобаке. Золото по прямому назначению — инвестиции или ювелирная промышленность — может быть использовано многократно. Поэтому тысячелетия добычи этого металла привели к образованию золотого навеса, который хранится в подземельях банков и шкатулках красавиц.

Единственное же преимущество золота перед долларами и фунтами в том, что его выпуск на этой планете физически ограничен. При всем желании современная промышленность не может увеличивать количество наличного металла в мире более чем на 1,5% в год. Таким образом, для адекватной оценки золота его лучше измерять не долларами или фунтами, а баррелями нефти, тоннами никеля или бушелями пшеницы, так как их физическое количество в мире так же ограниченно и не может быть резко увеличено, в отличие от денежной массы. Если сравнить график золота с графиком товарного индекса CRB Index1 (см. график 2), то получается что золото за десять лет выросло на 350%, при том что основные сырьевые товары — лишь на 66%. Разница ощутима. При этом стоит учитывать, что за последние десять лет золото в среднем дорожало на 16% в год, а признаки пузыря наблюдаются последние четыре года, когда рост заметно ускорился — до 20% в год, даже несмотря на кризис.

Бумажное сырье

В мире существует четыре доминирующих мировых центра оборота золота. Физический металл обращается на биржах Лондона и Цюриха, а вот «бумажный» (фьючерсы) — в Нью-Йорке и Чикаго. Так вот физический оборот металла составляет лишь 2% всего оборота золота. То есть говорить о каком-либо дефиците реального металла очень сложно. Да и разогревает цены на золото именно фьючерсный рынок. Утверждение же о том, что на рынке фьючерсов все решают реальные (неспекулятивные) спрос и предложение, малообоснованно, тем более после нефтяного пузыря 2008 года. Кстати, когда нефть стоила под $150 за баррель, на рынке были вполне обоснованные прогнозы от уважаемых инвестдомов о том, что $250 за бочку уже в ближайшее время не предел.

Таким образом, на текущий момент толпа гонит цены на драгметалл вверх. Как долго будет продолжаться эйфория, сказать сложно. Вполне возможно, что рост на рынке золота закончится на текущих $1250 за унцию, однако есть и экстремалы, утверждающие, что золото может подорожать и до $3 тыс. за унцию и будет стоить дороже платины. Однако стоит отметить, что спрос на платину более диверсифицирован. Помимо ювелирных украшений и электроники платину потребляет автомобильная промышленность. Аналитики же в своих прогнозах ссылаются на невиданный спрос на золотые украшения в Индии и Китае. Но платиновые украшения ценятся намного выше золотых, и при таком перекосе цен вполне могут заменить их.

В то же время, по прогнозам экспертов Шанхайской биржи золота, спрос на желтый металл в Китае увеличится в текущем году на 11–12%, до 440–450 тонн. При этом его производство в 2010 году ожидается на уровне 330 тонн. Дефицит (110–120 тонн) будет покрыт закупками на внешних рынках. Мировое же производство золота в 2009 году составило 2570 тонн. При этом совокупное предложение (в том числе лом драгметалла) — 4287 тонн. Не так уж много будут покупать китайские потребители.

Есть еще одно устойчивое заблуждение, что китайский ЦБ будет увеличивать долю золота в своих резервах. Но даже падкие на любое сырье китайские власти своими действиями дали понять, что по текущим ценам им желтый металл не нужен. Более того, Китаю не было необходимости закупать золото на открытом рынке и разгонять цены. Крупную партию металла ему предлагал МВФ. По сообщению Market News International, КНР была готова закупать золото для диверсификации золотовалютных резервов у МВФ, однако сделка была бы возможна только в том случае, если цены были «правильными», а возможный доход — сравнительно высоким. Видимо, Китай не смог договориться с МВФ о «правильной» цене и возможном доходе. Эта ситуация говорит о том, что по текущим ценам готовы продавать даже самые консервативные инвесторы, такие как МВФ, однако даже самые богатые покупатели, такие как Китай, не готовы платить за золото по текущим ценам.

В то же время рынок физического золота очень узкий (около $110–120 млрд в год), и выход центробанков на биржи может привести к существенному колебанию цен. Решение этой проблемы было найдено — финансисты договорились по-джентльменски, подписав соглашение центральных банков по золоту (Central Bank Gold Agreement). Данное соглашение призвано ограничить объем продаж металла европейскими центральными банками. Таким образом, был создан институт контроля за избыточным предложением и, как следствие, ограничения возможности падения цены золота на мировом рынке. Последняя версия соглашения была подписана 27 сентября 2009 года на пятилетний срок Европейским центральным банком, а также 18 другими центральными банками стран ЕС. Соглашение реально действует, и, к примеру, продажи металла из резервов государственных фондов в 2009-м резко сократились и составили всего 41 тонну, продемонстрировав снижение на 82% в сравнении с 2008 годом.

Если переключиться с предложения на спрос, то мы увидим, что главным потребителем золота на мировом рынке выступает ювелирная промышленность. Согласно докладу британской исследовательской компании GFMS, закупки металла ювелирными производителями в 2009 году упали до рекордно низкой отметки за последний 21 год и составили 1759 тонн (41%). Этому способствовал высокий уровень цен на металл, а также тяжелая экономическая ситуация. Таким образом, сокращение продаж со стороны центробанков было нивелировано сокращением спроса со стороны ювелиров, а также промышленности.

Спрашивается: тогда за счет чего выросла стоимость золота? Ответ очевиден: текущий оголтелый спрос формируют не представители промышленности, а частные инвесторы, которые в сумме дали 31% совокупного спроса на металл (еще в 2008 году данный показатель составлял лишь 6%). Получается, спрос со стороны спекулянтов за год вырос в пять раз. Остается ответить на последний вопрос: что будет с ценами на золото, когда частным инвесторам надоест «замораживать» свои средства в слитках?

1 The Thomson Reuters / Jefferies CRB Index — один из самых старых и известных товарных индексов, рассчитываемый с 1957 года, который отражает изменение стоимости 19 сырьевых товаров. В частности, это энергоносители, сельскохозяйственное сырье и металлы.

Новости партнеров

«D`»
№14 (101) 26 июля 2010
Золотая лихорадка
Содержание:
Серебро — золото — поташ

Толпа гонит акции золотодобывающих компаний вверх. В это время самые прозорливые инвесторы избавляются от них, видя перспективы в других отраслях

Реклама