«Японское» будущее Европы

Москва, 18.10.2010
«D`» №19 (106)
Курс евро продолжит восстанавливаться, несмотря на все европейские проблемы

С января по июнь 2010 года курс евро к доллару снизился на 17%, а с июня до конца сентября вырос на 14%. Это не было бы важным событием, если бы людей, вкладывающих свои средства в России или сберегающих накопленное состояние, не интересовал один главный вопрос: в какой же валюте (или валютах) все-таки держать кэш и сбережения?

Финансовый кризис, начавшийся осенью 2008 года, был успешно потушен. Однако это не прошло мимо рынков: следствием прямого валютного стимулирования властями США, ЕС и Китая своих экономик стала выросшая волатильность, и прежде всего именно на валютном рынке. При появлении негативных новостей (например, о бюджетном дефиците Греции) инвесторы бегут в доллары США и казначейские облигации, а затем, при появлении хороших новостей, резким спросом начинают пользоваться валюты и облигации развивающихся стран. При этом никто не вспоминает, что даже квартал — это ничтожно мало для того, чтобы увидеть реальный прогресс в снижении бюджетного дефицита или госдолга. Также в последние два года наблюдается необычная ситуация: умеренно негативные макроэкономические данные воспринимаются как повод для роста — ведь это повышает вероятность новых порций валютного стимулирования.

Ловушка стабильности

Первый вывод из всего этого заключается в том, что волатильность курса евро будет сохраняться, пока экономики ЕС и США восстанавливаются. Учитывая объемы госдолга стран ЕС, а также перспективы роста ВВП ЕС (на которые влияют и стареющее население, и падение производительности труда, и перенос производств из Европы в другие регионы), можно с полной уверенностью говорить, что Евросоюз ждет не один и не два года восстановления его объединенной экономики.

Второй вывод: с высокой вероятностью может реализоваться особый сценарий развития ЕС — «японский». Дело в том, что сегодня сходств между ЕС и Японией образца 1990-х гораздо больше, чем когда бы то ни было.

Напомним, 1990-е называются «потерянным десятилетием» для Японии, поскольку в этот период темп роста ВВП колебался около нуля. В 1989 году лопнул пузырь на японском рынке жилья, потянув за собой вниз цены на остальные активы. Финансирование приобретений компаний, недвижимости и всего остального происходило за счет заемных средств, так что банки оказались в ситуации, когда выплаты по кредитам резко уменьшились. Японское правительство, испугавшись массовых банкротств, разрешило ввести отсрочки для заемщиков, что в результате вылилось в замораживание кредитования на долгие годы, потому что у банков попросту не было денег на новые кредиты. В то же время (и это является национальной особенностью) японская пенсионная система продолжала вкладывать средства в гособлигации Японии (что, кстати, в немалой степени способствовало росту соотношения госдолга к ВВП до 200%). В результате ставка ЦБ Японии упала до 0,1%, не оставив властям пространства для маневра, и экономика долгие годы была на грани дефляции, которую ненадолго (на 2003–2007 годы) удалось побороть.

А что же ЕС? В Финляндии цены на жилье снизились с начала кризиса на 50%, в Латвии — на 40–60%, в странах-лидерах ЕС ситуация лучше, однако заемщики и тут перекредитованы. С начала кризиса ни один (!) банк в ЕС не объявил о банкротстве, хотя подавляющее большинство коммерческих банков выдавали ипотечные кредиты, собственный капитал (equity) получателей которых теперь отрицательный и еще будет таковым долгое время. Не секрет, что отдельные банковские институты в ЕС де-факто являются банкротами, но продолжают функционировать благодаря различным вливаниям со стороны ЕЦБ. Сходства добавляет также тот факт, что в ЕС на экспорт товаров и услуг приходится 11% ВВП, что позволяет обеспечить постоянный и стабильный спрос на евро (в Японии экспорт товаров и услуг генерирует 16% ВВП Японии, это поддерживает иену).

Все же рост?

Конечно, опасности для евро сохраняются и заключаются в уже упоминавшихся вещах: старении населения в ЕС и переносе производств в другие страны. В Японии 1990-х стареющее население было одной из главных причин, по которой власти решили бороться с последствиями пузырей именно теми способами, которые затем и привели к дефляции: с помощью сохранения социальной стабильности и поддержки пенсионной системы. В ЕС демографическая ситуация ухудшается год к году: фактически треть населения — это люди пенсионного и предпенсионного возраста. И власти ЕС тоже стремятся сохранить стабильность социальной системы, а значит, прежде всего удержать от любых потрясений финансовую область. Но в результате мы можем увидеть приток инвестиций в государственные и корпоративные евро и евро-деноминированные облигации, причем в основном от внутренних инвесторов и/или ЕЦБ. А это будет толкать курс евро вверх.

Кроме того, на курс евро влияют состояние и перспективы экономики США, которые остаются основным торговым партнером для ЕС. Инвесторы всегда позитивно оценивают высокие темпы экономического роста, причем если экономика переживает фазу посткризисного восстановления, то эти темпы, как правило, выше среднеисторических. Поэтому вслед за восстановлением экономики США мы, скорее всего с некоторым опозданием, станем свидетелями более медленного, но все же восстановления экономической активности в ЕС, что тоже положительно отразится на курсе евро.

У партнеров

    «D`»
    №19 (106) 18 октября 2010
    В ожидании роста
    Содержание:
    Реклама