Pinning the Strike

Москва, 18.10.2010
Почему сегодня зарабатывают только продавцы опционов, в чем заключается стратегия «жизни с одной бумагой» и как американские брокеры устраивают маржин-коллы

Принято считать, что Pinning1 The Strike — штука вполне себе естественная и случается как бы невзначай. Главное, чтобы опционы были ликвидными и объем торгов зашкаливал. Вот как объясняют этот процесс в «Инвестопедии»: «Это стремление цены опционного актива (например, акции) находиться в непосредственной близости от страйка наиболее активно торгуемых опционов по мере приближения экспирации2. Этот процесс не обязателен, однако достаточно часто наблюдается при наличии большого числа открытых позиций (open interest) по опционным контрактам. Например, если цена акции колеблется в районе $50, а опционы (как пут, так и колл) на эту акцию активно торгуются, то возникает эффект “привязки” цены актива к отметке $50 по мере закрытия трейдерами своих позиций в момент экспирации». То есть стоимость акции зависит от того, опционы с каким страйком торгуются наиболее активно, а никак не наоборот.

Итак, перед нами классический образец научного «позитивизма» в трейдинге: происходит констатация явления, его классификация и попытка его псевдоклассификации. К великому сожалению, от подобных «разъяснений» рядовому трейдеру становится ни горячо ни холодно. По меньшей мере в прагматическом отношении. В самом деле, что нам делать с этим глубокомысленным «процесс наблюдается не всегда, но достаточно часто»? Полнейшая бессмыслица и бесполезность!

Единственный вопрос, интересующий трейдера, — как узнать, будет ли происходить в конкретную третью пятницу Pinning the Strike по конкретной бумаге, в которой у вас открыты опционные позиции? Все прочие разглагольствования — от лукавого.

Не хочу обещать исчерпывающего и однозначного ответа на этот единственно важный вопрос, однако попытаюсь проанализировать ситуацию на собственном опыте и сделать выводы, которые в любом случае пригодятся каждому практикующему трейдеру, по меньшей мере как дополнительный аргумент «за» или «против». Ведь только из совокупности подобных «живых» аргументов и рождается «живое» трейдерское решение.

Корпоративная подноготная

Моим пациентом долгие годы выступает банк Wells Fargo (тикер на NYSE — WFC), который я изучаю с особым удовольствием. Во-первых, мои личные впечатления от общения с WFC в Америке самые что ни на есть благоприятные (чего не скажешь о других банках). Во-вторых, биография компании вдохновляет на подвиги. В-третьих, на бирже WFC из года в год укладывается в статистически предсказуемые паттерны.

В минувшем сентябре я торговал колл-опционами на акции Wells Fargo. Наверное, будет неправильным употреблять слово «торговал», поскольку мое присутствие на бирже давно уже не определяется понятием trading for a living. Зарабатываю я в других местах, а интерес к трейдингу последние десять лет обусловливается сугубо дидактическими задачами, связанными с русскоязычной школой биржевого трейдинга vCollege. Это вовсе не означает, что мое присутствие на американской бирже носит фиктивный характер. Все по-настоящему: с полноценными постоянно открытыми позициями, с осязаемыми убытками и прибылью. Единственный нюанс, вносящий существенные коррективы в открываемые позиции: мера риска никак не ограничивается боязнью все потерять, которая так часто мешает трейдеру принимать единственно верные решения. Иными словами, все деньги на брокерском счете давно уже списаны в пассив, поэтому их утрата никоим образом не влияет на мое материальное положение. А значит, я волен экспериментировать как вздумается. Чем, собственно, и занимаюсь: постоянно тестирую различные опционные стратегии, о которых затем рассказываю студентам и читателям.

В этом году внимание мое всецело захватила теория «совместной жизни с бумагой». Смысл такого подхода в трейдинге в том, что вы выбираете определенную (одну) бумагу, которую делаете частью своей жизни. То есть изучаете всю корпоративную подноготную компании, ее биографию, сильные стороны, слабости, ее управленцев (поименно и опять же с сильными сторонами и слабостями) и т. п. В результате у вас нарабатывается весьма ценный опыт, позволяющий более или менее точно прогнозировать поведение ценных бумаг компании и ее производных.

Почему? Потому что любой бизнес — это живой организм, с живыми же и, главное, самобытными реакциями на положительные и отрицательные новости. Скажем, обнародование компанией XYZ квартального отчета с показателями ниже ожидаемых рынком могут отразиться на текущей котировке акций лишь незначительным и краткосрочным проседанием, тогда как компания ABC с отчетностью выше рыночных ожиданий обваливается буквально в пропасть и надолго.

В чем отличие? В корпоративной биографии. Одна компания традиционно выдерживает любой удар, другая приучена прогибаться от одного намека. Очевидно, что ваши действия на бирже будут успешными лишь в том случае, если вы пребываете на короткой ноге с пациентом. Лучше всего «виртуальная коммунальность» достигается наймом на работу в конкретную компанию, но тогда мы получим инсайдерство, которое вроде как незаконно. Посему теория «совместной жизни с бумагой» — оптимальный путь изучения поведения компании на бирже в стандартных ситуациях.

Экспирационная окрестность

К сентябрьской экспирации WFC я подходил с десятью длинными колл-опционами на акции банка со страйком $26, иными словами, имел право купить 1000 акций по $26. В течение двух недель (см. график 1) WFC демонстрировал «бычью» динамику аккурат до последней предэкспирационной недели. Утром в понедельник 13 сентября акция открылась с колоссальным гэпом вверх, а затем во вторник утром медленно отдрейфовала вниз к точке отсчета — гэп был закрыт.

Утром в пятницу 17 сентября, в день экспирации опционов (см. график 2), WFC снова открылся с огромным гэпом вверх (максимальная цена составила $26,37), и, казалось бы, колл-опцион со страйком $26 ожидает светлое будущее. Но не тут-то было! В течение получаса WFC стремительно обвалился к отметке $25,90. Неужели «медведи» побеждают и готовы сорвать солидный куш? Опять неверно! Еще через полчаса торги уводят актив к отметке $26 и уже не спускают WFC с короткого поводка: до самой последней минуты гасятся любые попытки актива уклониться в какую-либо сторону — ни вверх, ни вниз.

Перед нами пример классического Pinning the Strike, который к тому же еще и полностью выпадает из академических домыслов: ни тебе активных торгов, ни большого числа открытых контрактов.

Что же творится на самом деле с WFC? А вот что. На страйк $26 было выписано больше всего контрактов из серий WFC, экспирирующих в сентябре. Обратите внимание на то, как резво актив подтянулся с отметки $24,90 за неделю до экспирации! Открытыми были и пут $26, и колл $26, однако никто из трейдеров, занимавших длинные позиции, так и не сумел заработать. Заработали только те, кто опционы выписывал (продавал).

По гамбургскому счету сам WFC в истории с привязкой к страйку, случившейся в сентябре, имеет лишь косвенное отношение. Тем не менее знание корпоративной биографии позволяет с высокой долей точности расставить приоритеты по всему рынку. Банк Wells Fargo является не только украшением самых крупных инвестиционных портфелей Америки, но и его изюминкой. Еще бы: сам мальтузианский батька Баффет3 завещал! Акции WFC входят практически во все биржевые активы паевых фондов, пенсионных и хедж-фондов. Это длинные инвестиции, как вы догадываетесь.

WFC послушно движется туда, куда ему скажут. Консенсус определял страйк $26 как точку максимального баланса (что отражается в количестве выписанных на этот страйк контрактов), поэтому ни покупатели коллов, ни покупатели путов не имели шансов в момент экспирации заработать на своих ставках. Выиграли только те, кто опционы WFC продавал. Обладая колоссальными возможностями для манипуляции движением рынка (те самые миллионы акций в портфелях институционалов!), манипулировать рынком несложно. Тем более прибивать цену актива к страйку.

Сегодня ни один серьезный аналитик в США не сможет сказать, куда двинется рынок в обозримом будущем. Все, что вы слышите про неизбежность (либо необязательность) двойного дна, — чистой воды зондирование почвы, которое делается по заказу на предмет оценки реакции общественного мнения. Ничего более.

Тому есть объективные причины: никогда еще мировая экономика не находилась там, где она сегодня находится. Все аналогии с 1929 годом, с Великой депрессией, с 1987-м — не более чем красивые метафоры. Поскольку никто не возьмется формировать биржевую стратегию на будущее, повсеместно была адаптирована самая трезвая стратегия: сидим на длинных надежных бумагах и хеджируем портфель всеми возможными способами. В контексте этой стратегии сегодня на рынке опционов тотально доминируют интересы продавцов контрактов. Причем без разницы: одни институционалы продают путы, другие — коллы, третьи — «комбинации» и «стеллажи». Вкусы у всех разные, но идеология общая: рынок не должен никуда уходить на весь период неопределенности.

Центовый маржин-колл

У моей истории с длинными сентябрьскими коллами был назидательный финал. За полчаса до закрытия, на уровне $25,90, я просто выключил монитор и отправился отдыхать. Уже после гонга сверился с лентой: $26,01 — волшебная цена, на которой остановился пятничный спектакль.

В понедельник «волшебство» отыгралось в полной мере. Сначала в ящик упало письмо от моего брокера, а затем раздался звонок: «Сергей, у вас маржин-колл!» — «???» — «Необходимо в кратчайшие сроки пополнить счет на $12 тыс.!» Бросаюсь к компьютеру и не верю своим глазам: колл-опционы, экспирировавшие по $26,01, представили к исполнению! Мне купили спокойненько 1000 акций WFC, оплатили маржу и теперь ждут недостающей половины денег, так как всего с меня требуется внести $26 010.

«Зачем же вы это сделали? — изумляюсь я. — Ведь раньше вы всегда в аналогичных случаях просто закрывали самостоятельно позицию, продав опционные контракты за несколько секунд до закрытия». Спросил и тут же сам сообразил ответ: просто не смогли продать — точно так же, как не смог и я. Коллы со страйком $26 не стоили ни цента в момент экспирации! Когда мой брокер самовольно (автоматически) закрывает мои опционные позиции в день экспирации (такое случается не часто, но иногда бывает — просто нет времени дежурить у монитора), то делает это с великой охотцей. Еще бы: ведь вместо $12–14 комиссионных за контракт он берет целых $45. За беспокойство, так сказать.

В данной ситуации брокер был бы рад закрыть позиции, но физически не смог. Оттого и исполнил — даже при цене закрытия $26,01. Кстати, об этом надлежит помнить всем начинающим трейдерам: по самым последним правилам биржевых торгов опционы можно представлять к исполнению, даже если они находятся на одну сотую пункта «в деньгах» (раньше было пять сотых).

Если следовать четко договорным обязательствам, мне надлежало депонировать дополнительные $12 тыс. на брокерский счет. В данном случае брокер великодушно пошел навстречу (как-никак клиент с 16-летним стажем) и позволил просто продать акции WFC по текущим котировкам. Что я и выполнил с удовольствием: в понедельник WFC вырос в течение сессии на $0,7 (дав прибыль $700).

Однако на подобную доброжелательность со стороны брокера лучше никогда не закладываться и не доводить ситуацию до неряшливого состояния: даже если опцион ничего не стоит, всегда лучше разместить заявку на его продажу, не дожидаясь «сюрпризов» в грядущий понедельник!

1 Pinning — сцепление, закрепление.

2 Экспирация — исполнение контракта. Покупатель колл-опциона получает актив, который лежит в основе контракта по цене страйка. Покупатель пут-опциона получает возможность продать актив по цене страйка.

3 Мальтузианский батька Уоррен Баффет указал в завещании, что 99% его состояния после смерти должно быть передано Buffett Foundation, который поддерживает организации семейного планирования и пропагандирует аборты. Мальтус — автор теории, которая утверждает, что население растет в геометрической прогрессии, а средства существования — в арифметической и отсюда вытекает необходимость в ограничении рождаемости.

У партнеров

    «D`»
    №19 (106) 18 октября 2010
    В ожидании роста
    Содержание:
    Реклама