Нелюдимый и проницательный

Москва, 18.10.2010
«D`» №19 (106)
Продолжая изучать мир людей во всем его многообразии, мы добрались до одного из самых интересных типов акцентуации характера. Поговорим о шизоидах. Звучит немного забавно, но это, честное слово, совсем не страшно и вовсе не обидно

Одинокий парусник, бороздящий просторы людского океана. Гордый мухомор в компании скромных боровиков. Мрачный, задумчивый гот, волею судеб оказавшийся на эмо-вечеринке. Узнали младшего брата? Коллегу? Может, себя? Тогда читаем дальше о шизоидной акцентуации — пригодится.

Ключевые слова в определении шизоида — «инаковость» и «обособленность». Причем эта обособленность, как наверняка припомнят его родители, была заметна в шизоиде с детства. Когда вся кодла одноклассников играла во что-то незатейливое — он был в лучшем случае кратковременно участвующим. А чаще наблюдателем. А еще чаще сидел в своей комнате, читал что-то философически-мистическое или гулял по безлюдным местам, предаваясь раздумьям. О чем? Да кто ж его знает — не больно-то он склонен пускать других, пусть даже самых родных и близких, в свой внутренний мир. А этот внутренний мир, между прочим, сказочно богат, фантастически красочен, полон жизни и кипящих страстей, но… Все билеты проданы, нужные персонажи уже на местах, и наружу из-за мрачных стен этого замка не пробивается ни лучика, не доносится ни звука. Приглашенных больше не будет, опустите руки.

Необходимость общения с окружающим миром для шизоида зачастую подобна выходу в открытый космос, заплыву на длинную дистанцию в кислоте или еще чему-нибудь, столь же приятному и расслабляющему. Без виртуального скафандра никак не обойтись. Но у любой, даже виртуальной, брони есть обратный эффект: тонкие ощущения притупляются. Гладить брезентовой перчаткой котенка или ежика — разница лишь в скрежете. Отсюда — неумение чувствовать грани и разумные нюансы. Шизоид запросто может навешать люлей, моральных и даже физических, своим родным (бездушным, нечутким и безответственным) за то, что они не выделили денег на покупку возмутительно дорогого корма для местного кабыздоха. Плевать, что родные надрываются на трех работах, чтобы накормить и одеть семью, выучить детей, — кабыздох ведь страдает без сбалансированного комплекса минеральных веществ и мультивитаминов. Эмоционально-ассоциативный ряд шизоида, в общем-то, ничем не ограничен: в одном ряду могут оказаться дерево и стекло, мимоза и базука.

Кстати, о кабыздохах. Увлечения шизоида зачастую очень, очень своеобразны. Я бы сказал, эксклюзивны. Ведь быть как все — боже, что за моветон! Нет, если уж домашний любимец — то какой-нибудь гад особой ядовитости, насекомое крайне устрашающего вида или животинка невиданной редкости. Если рыбка, то не банальнее пираньи. Если изучение иностранного языка — пусть это будет очень редкий, а лучше вовсе мертвый язык. На крайний случай сойдет и латынь, но в идеале — узелковое письмо инков. Если вид спорта — то ни в коем случае не командный и чтобы без всякого там соревновательного духа. Подойдут, например, одиночные кругосветные путешествия. Здесь же найдут себе приют магия, эзотерика, пентаграммы и заклинания призыва потусторонних демонических сущностей.

Глаз профессионала сразу выделит шизоида: все та же отрешенность и странность, улыбка без озорного блеска в глазах, уголками губ или приклеенной маской, смех, но словно без эмоций, голос тусклый, без душевной теплоты, глаза, вглубь которых не заглянуть, — все это многочисленные бастионы защиты!

Несмотря на кажущуюся ледниковую холодность, шизоиды способны любить, любить глубоко и самозабвенно. Но даже в этом случае они не спускаются с олимпа своих мыслей, идей и устремлений. Времени на постоянное присутствие среди смертных просто катастрофически не хватает. Так что если вы делите жизнь с шизоидом, успокойтесь: он вас любит, просто странною любовью. Не как у всех людей.

Есть еще одна особенность, не обязательная для всех шизоидов, тем не менее часто встречающаяся. Параноидность. Любой параноидный (по характеру, не по симптоматике) товарищ скажет вам: «Если вы параноик, то это не значит, что они за вами не гонятся». Такие люди могут часами говорить о вездесущем оке государства, о специальных чипах-имплантатах, о том, кто и за что на самом деле убил Кеннеди. Для них любая фраза, любой случайный звонок исполнены особого смысла. Их пароль для почтового ящика, рыдая и пребывая в истерике, будет ломать две недели самый завзятый хакер. Если степень параноидности позволяет, шизоиды занимают соответствующие посты в соответствующих структурах.

Профессию шизоид выбирает не по наитию, а после долгих раздумий, выстроив длинную и немного вычурную цепочку умозаключений. «Ну да, пожалуй, это мне подойдет», — решает он в конце концов. Они ценны как офисные сотрудники: такой умище еще поискать. Но вот с людьми сходятся очень, очень тяжело, поскольку взирают на них со стратосферной высоты, размышляя о чем-то абстрактном. Короче, шизоид вписывается в коллектив не изящнее, чем гонщик болида в толпу болельщиков на повороте. Начальнику такой сотрудник тоже не даст расслабиться, поскольку заставит его терзаться смутными подозрениями, что вовсе не он тут самый умный.

Кстати, работа трейдера действительно подходит таким людям. Особая ее прелесть заключается для них в удаленности от эпицентра событий, а в идеале — и от офиса. Это прямо голубая мечта. Торги идут, а в голове шизоида уже выстроены схемы, графики, просчитаны всевозможные комбинации и вероятности, вплоть до влияния, которое окажет появление нового любовника у второй леди Парагвая на пару доллар—евро. Так что следите за коллегами с искусственной улыбкой и высоко задранным носом: шизоиды отменные аналитики!

У партнеров

    «D`»
    №19 (106) 18 октября 2010
    В ожидании роста
    Содержание:
    Реклама