Автор

автор "Русский репортер"


Вечные зэки

Сокамерники называют их «чертями», «дураками», «сидельцами». Они мотают пятый, десятый, пятнадцатый срок, но криминальный мир не ставит им этот стаж в заслугу. Они не стремятся выйти на волю досрочно, потому что на свободе им просто нечего делать. Новый тип осужденного — это преступник не криминальный, а социальный. Для него воистину «тюрьма — дом родной», но не по понятиям, а в силу необходимости. «Вечные зэки» не видят особой разницы между жизнью по ту и по эту сторону колючей проволоки, поэтому они в любой момент готовы на преступление ради казенной крыши над головой. На свободе их удел — голод, пьянка и неопределенность. На зоне им гарантированы условия плохого санатория. В российских колониях таких «вечных» уже большинство…

Женский аршин

Жена недавно получила права и теперь хнычет: «Хочу машину!» Я ей говорю: «Давай я продам свою “ауди” и куплю тебе “пежо”? Будешь ее целовать, ездить на ней сколько влезет, иногда меня возить. А сам я за руль буду садиться, только когда ты в гостях напьешься мартини». Сказал я это…

«Приготовьтесь, будут грабить…»

Мирные российские поезда подвергаются нападению диких европейских племен

Хочу чужого ребенка

Как уничтожить в России казенное детство

Шаманы огненной воды

Напиток маргиналов, дешевый заменитель водки, опасный нелегальный продукт, — все эти определения самогона, появившиеся в эпоху госмонополии на алкоголь, постепенно забываются. Пресытившись всеми возможными образцами фабричного бухла, жители больших городов России снова начали проявлять интерес к «занимательной химии» — но уже не от бедности, а из любопытства и стремления к творчеству. Исследуя это явление, корреспонденты «РР» обнаружили любопытный факт: самогоноварением в мегаполисах занимаются только успешные люди

Липовый цвет нации

Вы уверены, что все документы строгой финансовой отчетности в вашей бухгалтерии настоящие? Зря. Вы точно знаете, что декан факультета, на котором учится ваш сын, действительно профессор или хотя бы имеет высшее образование? Опять зря. Вы радуетесь, когда слышите, что на социальные нужды выделено столько-то миллиардов? Снова зря. Вероятность того, что преподаватели вашего сына имеют липовые дипломы, ваши подчиненные отчитываются поддельными чеками, а государственные миллиарды осваиваются посредством «левака», с каждым днем все выше. Рынок липы растет в России со скоростью раковой опухоли. Еще немного — и доверять нельзя будет ничему. Уже нельзя

Табор уходит в веру

Цыган Иванов ради веры в Бога пошел против табора, но табор последовал за ним

«Мяу» особого назначения

Питер. Дворцовая площадь. Зимний дворец. Возле правого угла, там, где начинается улица Миллионная, за чугунными воротами на мостовой валяются с десяток упитанных котов в ошейниках и ловят туловищами небесный ультрафиолет. На наше жалкое «кис-кис» отвечают взглядом типа «Ты кто такой?». Это очень важные коты. Cамые крутые коты в России. Они охраняют наше культурное достояние. Не коты, а Щелкунчики — благодаря им Зимний дворец вот уже третий век подряд успешно выдерживает осаду гвардейцев Мышиного Короля. Конечно, современные химические вонючки против грызунов справились бы с этой задачей не хуже, но у вонючек нет души, а главное — истории. Коты Эрмитажа уже давно сами стали культурным достоянием. Выгнать их на улицу, с точки зрения сотрудников крупнейшего в России музея, — это такое же варварство, как, например, сбросить с десятого этажа картину Рембрандта

Заговор трезвых

В России все больше людей, считающих, что им остается один выбор — «или в секту, или в могилу»

Дорога в Евросоюз

Состояние дорог в России — это катастрофа, причем постоянный рост расходов на дорожное строительство помогает мало. Сегодня их ремонт и строительство — задача высокотехнологичная. Но дело вовсе не в том, что соответствующих технологий у нас нет. Дорога до элитных дач на Рублевском шоссе вполне соответствует мировым стандартам, равно как и отдельные трассы в нефтедобывающих регионах. Значит, качественно строить дороги у нас умеют и катастрофа, о которой идет речь, —  гуманитарная, а проблема — управленческая. Плохо строить в большинстве случаев просто выгодно

Хочу чужого ребенка

Как уничтожить в России казенное детство

13 лиц будущего

Это — не рейтинг, не список самых богатых людей или самых больших начальников. Журнал Time считает, что человек года в мире — это Владимир Путин. Но если у нас в стране пойти дальше по вертикали, то получился предвыборный список «Единой России», потому что он так и строился — все крупные начальники в него вошли. Только читать его неинтересно.

Каменная Зоя

Как скромная работница трубного завода стала великой грешницей

Матушка в отставке

В райцентре Рамешки Тверской области живет 38−летняя женщина Светлана Голякова. Одна с двенадцатью детьми. Ее муж, протоиерей Алексей Голяков, поднявший из руин местный храм, год назад погиб в автокатастрофе. Его вдове теперь никто ничего не должен — ни церковь, ни государство

Мода на ФСБ

Накануне выборов в Государственную думу мы предприняли путешествие из Москвы в Петербург, захватив и столицы, где напряжение политического момента очевидно нервирует высокопоставленных чиновников, и небольшие города и села, где жизнь страны проявляется в обычных и удивительных судьбах людей.

Шрэк на Тихой речке

Кинотеатры в небольших городах — безнадежные банкроты. В худшем случае они закрыты или перепрофилированы, в лучшем — еще держатся на плаву благодаря героям-одиночкам. Наши корреспонденты отправились на сеанс в кинотеатр «Юбилейный» в городе Безенчук Самарской области, чтобы увидеть и запомнить русский провинциальный кинотеатр начала третьего тысячелетия

Рожай-хочу!

Если верить одному из мифов современной России, рожать в стране не разучились только жители южных республик. Но в последнее время Кавказ понемногу сдает позиции северным регионам.

Повесть о реальном человеке

Целый социальный слой более 10 лет жил по понятиям: «перетирал темы», «конкретно решал вопросы». Сегодня все в прошлом, но люди-то, некогда составлявшие этот слой, никуда не делись. Они — среди нас. Бывают ли «бывшие» бандиты, как живут и что делают сейчас «бойцы», «авторитеты» и «бригадиры» 90−х?