Автор

редактор отдела культуры журнала "Эксперт".


Мелкоскоп писателя Иванова

Скрупулезное исследование реки Чусовой оказывается захватывающим чтением и претендентом на «Нацбест»

Кранты на фронтах

Со знаменитым театральным и кинорежиссером Кириллом Серебренниковым «Эксперт» поговорил о самоощущении и выживании художника под железной пятой гламура и в суровых объятиях формата

После смерти

«Результат был мгновенным и пугающе точным. Среди шестнадцати тысяч трехсот восьми пешеходов, водителей и пассажиров… девять тысяч шестьсот одиннадцать персон сейчас мыслили о деньгах, и только о деньгах, наличных и безналичных…» Возможность вести такую статистику дарована неведомо чьей волею гражданину…

«Пишущая женщина — ужасно интересно: как если бы корова или река заговорили…»

Татьяна Москвина — блестящий питерский критик, эссеист, радиожурналист, актриса («Дневник его жены», к примеру), драматург и писатель: роман с говорящим названием из стихотворения Бродского «Смерть это все мужчины» стал пару лет назад весьма заметным событием. Рассматривая проблему женской прозы, «Эксперт»…

Ноев полигон

Петербуржский сочинитель Бояшов приспособил военно-морскую антиутопию-трагифарс под лабораторный ускоритель Истории

Гоа-Гоа-бойз

Первый русский роман про международную эскапистскую Мекку оказался бесхитростной инструкцией по производству счастья из простых вещей

Мементо-дубль

Фабио Росси, молодой перспективный репортер, приходит в себя на больничной койке. Доктор–катетер–томограмма–бинты: пикантность в том, что Фабио понятия не имеет, из-за чего теперь знакомится со всем этим жизнеутверждающим медицинским набором. Потом в больницу приходит его любимая девушка. Вот только…

Зомби и немножко нервно

«Зомби были наподобие канадцев, они походили на настоящих людей в достаточной степени, чтобы сбить с толку». Канадцы могли бы обидеться (вариант: зомби могли бы обидеться), но на американку Келли Линк обижаться глупо: она в достаточной степени походит на настоящего, 925−й пробы, сказочника, чтобы не…

Зависть

Роман Кристофера Приста про фокусников и сам похож на хитроумную «машинку иллюзий»

Куба либре

Дурной, конечно, тон — цитировать в рецензии издательско-редакторские вводные про сюжет и автора, печатаемые обычно на обложке. Но все же: «Андрей Филатов работает копирайтером в столичном рекламном агентстве… Впрочем, книга его не об этом… Герой романа — пиар-директор и автор рейтинговой программы одной…

Верить нельзя сплюнуть

Новая версия кавказских войны и мира от Юлии Латыниной

Оптом брать демонов

Что-то совы обнаглели: вообще не желают быть «тем, чем они кажутся». Темная подкладка мироздания лезет из любой прорехи, а прорех, вестимо, более всего в России. В прогламуренной ли столице, в посконно-самогонном захолустье — упыри, волкодлаки и прочая нечисть, тайная борьба жутковатых их интересов.…

Трагико медиа

Разобравшись с клубным бизнес-гламуром, Сергей Минаев, автор «Духless», взялся за политтехнологов и масс-медиа. И обнаружил на месте СМИ оруэлловское Министерство Правды

Морской блеф

«Трехсотсорокадвухметровый корабль начал медленно тонуть… Вокруг огромного корабля всюду барахтались тысячи людей — раненых, обгоревших, напуганных до смерти… Захаров не смог отказать себе в удовольствии полюбоваться своим шедевром». Это в романе писателя Вербицкого тонет гордость американских ВМС…

Хозяева историй

«Ленин… Наполеон…Хеопс… (…) Почему они такие большие?.. Такие непомерно… огромные? А я маленький-маленький… Это ужасно. (Пауза.) Шекспира быть не могло. И Гомера не было. “Быть или не быть” — было и есть. А Шекспира нет и не было. И быть не может. И Гомера не может. Быть. Не может и не могло. (Пауза.)…

Шпионские страсти восьмого века

Трудно быть Нанидадом Маниахом, приезжим из Самарканда, торговцем высокого полета. Сидишь ты себе спокойно в своем саду в столице Поднебесной, никого не трогаешь, разбираешь при свете масляных ламп иероглифический трактат о технике любви — «когда женщина кричит, это означает, что она испытывает великое…

Жизнь под медным тазом

Попытка диалога о сигналах культуры и симптомах времени

Шляпка специалистки

«Представьте, что потусторонний мир находится в глубине вашего платяного шкафа». Представили? Американка Келли Линк напечатала первый рассказ в 1995−м, первый сборник — в 2001−м, попутно организовала на пару с мужем маленькое издательство и запустила маленький журнал, получила парочку престижных премий…

Явные агенты

В русской литературе появляется посредник между писателем и издателем

Строфою, кристаллической решеткой

В «Стихах про меня» Петр Вайль мерит Россию аршином поэзии

«Букер»: оправдание

В минувшую среду объявили лауреата русской Букеровской премии-2006. Обладателем все еще самой престижной из отечественных литературных регалий (и прилагающихся к ней 20 тыс., долларов) стала Ольга Славникова с романом «2017». Сюрприза, прямо скажем, не вышло — но это тот случай, когда его никто и не…

Боги как люди

В «Детях Ананси» Нил Гейман снова совершает вылазку в то место, куда уходит детство

Мичуринскими темпами

«— Видел я такие пространства! — сказал Максим Горький. — Специально меня на корабле возили, где люди каналы строят с Севера на Юг. Хорошее это дело, да и нескучно им там». Что нескучно, то да. В курковских «Садах господина Мичурина» великий селекционер, престарелый, но еще полный сил, в компании чад…

Чужая против хищников

На кликуху Чужая отзывается тут героиня; и Чужая имеется в виду именно та, из Ридли Скотта — беспредельно агрессивная тварь с телескопической челюстью и кислотой вместо крови. Зубастое это погоняло соответствует натуре леди куда лучше данного при рождении пышно-пошлого Анжела. Большинство героев успеют…

Смысл всего сосущего

«Empire V» Виктора Пелевина — новая аранжировка прежней пустоты. «Да нет, точно пиар. А если не пиар — какая разница? Все равно в итоге сто пятьдесят тыщ за два дня разлетелись. Всем интересно, чем отличается… А ничем не отличается. Но все купили. Вот мы же вроде не лохи, а пожалуйста!» — приятель-коллега…

Последний писк канарейки

«Дитя человеческое» Альфонсо Куарона — еще одна показательная антиутопия, только с библейскими мотивами

Между анти- и утопией

Насколько век XIX с его прогрессистскими надеждами был веком утопическим, настолько XX век — век антиутопии. Три великие войны, Первая мировая, Вторая и холодная, шеренга революций, ядерная бомба, Освенцим и Большой Террор не оставили иллюзиям шанса на Западе. Но на одной шестой части суши до недавнего…

Война Германа

Сценарии живого классика отечественного кинематографа — литература высшей пробы

Первой степени с мечами

Продюсер Сельянов — о русском кино в отсутствие русского мифа

Нижний мiръ

Захар Прилепин и Николай Свечин – два писателя, живущие в одном городе и в разных Россиях