Список Дарта

Екатерина Дранкина
24 января 2000, 00:00

История взаимоотношений компании "ЮКОС" с Кеннетом Дартом завершена. Среди российских компаний есть кандидаты в новые жертвы международного авантюриста

Накануне Нового года между компанией "ЮКОС" и ее злейшим врагом - акционером Кеннетом Дартом - была подписана мировая. По некоторым данным, контрибуция со стороны ЮКОСа составила 120 млн долларов. Эту сумму пришлось заплатить компаниям, связанным с Дартом, за принадлежащий им пакет акций юкосовских "дочек" в рамках перехода холдинга на единую акцию. Тем не менее ЮКОС не считает себя проигравшим. Конец многолетней и недешевой войны (по оценкам наблюдателей, на разведывательные действия и информационные атаки обе стороны затратили по 15-20 млн долларов) дает ЮКОСу шансы улучшить подпорченный международный имидж и вступить в когорту добропорядочных европейских компаний. Открыт путь к переходу холдинга на единую акцию (в течение пяти лет Дарт блокировал этот процесс) - а следовательно, повышается капитализация компании; открыт также путь к привлечению международных кредитов и к заимствованиям на фондовом рынке.

Впрочем, отзвуки войны еще не утихли. Дело Дарта живет - и этот факт должен вызывать страх не только у ЮКОСа, но и у других компаний, до которых еще не добрались опытные или начинающие "инвесторы-стервятники".

Две партии в Дартс

ЮКОС - второй, причем не самый успешный проект Дарта в России. Первой испытала на себе когти "стервятника" компания "Сибнефть", когда в 1998 году попыталась обменять свои акции на акции "дочки" - "Ноябрьскнефтегаза", 15% акций которого находились у Дарта. Помимо того что инвестор мог блокировать решения собрания акционеров компании, без его согласия вряд ли можно было рассчитывать на скорую регистрацию нужной для процесса обмена дополнительной эмиссии акций холдинга. У Дарта, по слухам, были хорошие лоббистские возможности в Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ).

Руководство "Сибнефти" не стало, подобно ЮКОСу, затягивать торг, и в течение нескольких месяцев договоренность была достигнута. ФКЦБ зарегистрировала допэмиссию, а Дарт получил в обмен на свой пакет "Ноябрьскнефтегаза" 5% акций холдинга (сейчас этот пакет оценивают в 100 млн долларов) и, по неподтвержденным данным, 35 млн долларов. Эта сделка была для Дарта явно более выгодной, чем сделка с ЮКОСом, хотя суммы в обоих случаях примерно одинаковые. Но, во-первых, ЮКОС значительно крупнее "Сибнефти", а во-вторых, в ЮКОСе у Дарта был не один, а три пакета добывающих компаний (12% "Юганскнефтегаза", 12% "Самаранефтегаза" и 13% "Томскнефти"). Кроме того, против "Сибнефти" Дарту не пришлось вести дорогостоящую информационную войну.

Сказать, что ЮКОС отделался малой кровью, тоже нельзя: три года кровопролитной войны, в ходе которой компания рисковала своей репутацией, решив не поддаваться на шантаж.

Проблемы ЮКОСа начались с момента покупки в конце 1997 года Восточной нефтяной компании (ВНК) и объявления о планах дальнейшей консолидации холдинга. В основном добывающем подразделении ВНК, "Томскнефти", Дарт имел 13%. Чтобы блокировать нужные ЮКОСу решения, компаниями Дарта был инициирован судебный иск. До момента его рассмотрения были арестованы принадлежащие ЮКОСу акции, а в это время было проведено собрание акционеров, на котором большинство голосов оказалось у Дарта, и были приняты решения, диаметрально противоположные предложениям ЮКОСа.

Параллельно начались переговоры с руководством материнской компании о выкупе акций. Как утверждают в ЮКОСе, на тот момент Дарт хотел получить за свой пакет 750 млн долларов - сумма немыслимая, учитывая, что двумя годами раньше 45% акций самого ЮКОСа были выкуплены на залоговом аукционе за 159 млн долларов. Да и цены на нефть в 1998 году (8-9 долларов за баррель против нынешних 25), не располагали к переговорам о сумме, запрошенной младшим акционером ЮКОСа.

ЮКОС принял вызов и стал действовать в стиле своего противника. В ходе осуществления плана консолидации компании акции Дарта также много раз арестовывались: как правило, перед ответственными собраниями акционеров, на которых проводились решения о допэмиссии акций холдинга и о выкупе ее "дочками". А чтобы застраховаться от таких же мер со стороны Дарта, собственные акции ЮКОС активно переводил на офшоры: арест в этом случае был им не страшен. В результате в течение 1999 года компания существенно приблизилась к заветному обмену.

Последнее препятствие тем не менее оставалось. ФКЦБ категорически отказывалась регистрировать допэмиссию акций ЮКОСа. Одновременно с этим находящаяся под патронажем комиссии Ассоциация участников фондового рынка (НАУФОР) грозилась возбуждать иски против ЮКОСа "всегда и везде". С той же подачи акции компании активно выжимались из торговли в РТС. Наконец решилась и эта проблема. В ноябре прошлого года председатель ФКЦБ Дмитрий Васильев покинул свой пост (по версии самого Васильева - добровольно, по прочим версиям - не без лобби ЮКОСа), после чего эмиссия была зарегистрирована.

В этой ситуации торговаться Дарту стало сложнее. ЮКОС вполне мог осуществить обмен и без него. Это стоило бы компании еще одного увесистого "куска" репутации, однако в серьезности намерений ЮКОСа Дарт мог не сомневаться. Пришлось снижать планку - вместо 750 млн долларов Дарт запросил 120 млн. Обмен был произведен, а его участники подписали меморандум о ненападении.

Остались апологеты

Однако история на этом не кончилась. Хотя срок обмена истек 31 декабря, есть еще два акционера, которые отказываются расстаться со своими пакетами. Речь идет о компаниях "Тройка Диалог" и Prosperities Ltd. Акционеры требуют к себе равного с Дартом отношения, а соответственно - равных коэффициентов обмена. Несмотря на то что цену на бумаги Дарта удалось сбить более чем в шесть раз, по мнению президента компании "Тройка Диалог" Рубена Варданяна (см. интервью), она все еще вдвое превышает параметры сделки всех остальных акционеров.

Как нам заявили в ЮКОСе, компания склонна рассматривать эти заявления не иначе как шантаж. "Причем - без каких-либо шансов на успех. Оферта закрыта, для достижения цели нам нужны 75% акций в дочерних обществах, а мы имеем гораздо больше. Строптивые акционеры имеют реальную возможность остаться при своих акциях и любоваться ими до скончания веков!" - заявил нам начальник пресс-службы ЮКОСа Андрей Краснов. Единственное, что, по его словам, может сподвигнуть компанию на возобновление обмена (естественно, на общих для всех, кроме Дарта, условиях), - нежелание скандала. "Скорее всего, так и произойдет", - заключил он.

Следующим этапом перехода на единую акцию ЮКОСа станет обмен акций нефтеперерабатывающих заводов. "Конечно, мы понимаем, что за желающими повторить схему Дарта и на этом этапе дело не станет. Но мы уже ученые. Предвидя возможный сценарий, мы и сами подкупили акций своих НПЗ. Единственный плюс недавней информационной войны - проблем с покупкой акций 'дочек' такой 'плохой' компании не возникает", - сообщили нам в компании.

ЮКОС ученый. А вот другие компании вполне могут стать жертвами Дарта, приступая к какой-либо структурной реорганизации. Вот их примерный список. "ЛУКойл". По некоторым сведениям, за нежеланием СП "Северная нефть" входить в состав недавно образованной компании "ЛУКойл-КомиТЭК" стоит все тот же Дарт. Он же является владельцем незначительных пакетов "Северстали", "Славнефти-Мегионнефтегаза" (основное добывающее предприятие "Славнефти"), "Роснефти" и, предположительно, Дальневосточного морского пароходства.

Интервью президента компании "Тройка Диалог" Рубена Варданяна

- В чем суть ваших сегодняшних разногласий с компанией "ЮКОС"?

- Разногласий, собственно, нет. Часть наших клиентов отказалась участвовать в обмене акций добывающих компаний ЮКОСа на акции холдинга по тем ценам, которые им были предложены производящей обмен компанией "Русские инвесторы". Причина отказа в том, что компаниям, принадлежащим Кеннету Дарту, были предложены условия в два раза лучше, чем всем остальным.

- А вы одобряете политику Дарта?

- Нет, конечно. Методы Дарта - не более чем экономический шантаж. Это доказывает и тот факт, что до разрешения своих противоречий с ЮКОСом Дарт объединился в пул с другими акционерами, намереваясь отстаивать общие принципы. А после продажи акций об общих принципах и не вспомнил. Однако я считаю, что ЮКОС и Дарт в этой истории друг друга стоят. ЮКОС предпринимал шаги, абсолютно адекватные шагам Дарта, используя ту же стратегию, что и он. И мы вряд ли можем его за это осуждать: война - это война.

- Тогда почему, не соглашаясь с методами Дарта, вы тем не менее готовы воспользоваться их плодами?

- Дело вот в чем. ЮКОС в ходе борьбы с Дартом пошел на вынужденные меры, в результате чего компания стала хуже - менее инвестиционно привлекательная, чем на момент покупки акционерами бумаг. Я имею в виду перевод акций на офшоры. Такой ход снижает прозрачность компании, обесценивает наши вложения. За это, вполне понятно, наши клиенты хотели бы получить компенсацию. В создавшихся условиях для ЮКОСа самым лучшим маркетинговым ходом было бы предложить всем акционерам равные условия - а не только тем, кто выкручивает ему руки. Для компании эта компенсация вряд ли стала бы очень разорительной, но зато продемонстрировала бы ее равное и уважительное отношение к акционерам.

- Вы считаете, у вас есть шанс добиться лучших условий продажи акций?

- Трудно сказать. На данном этапе это зависит только от доброй воли ЮКОСа. У нас нет ни желания, ни возможностей вести информационную войну против ЮКОСа, наподобие той, которую развернул Дарт. Однако если компания действительно заботится о своем имидже, я думаю, она предложит какие-то условия, которые устроят наших клиентов.