Сюрпризы для фантазеров

Татьяна Мухина
24 января 2000, 00:00

Об итогах работы таможни в минувшем году и новациях валютно-таможенного контроля в году наступившем рассказывает глава ГТК России Михаил Ванин

- Михаил Валентинович, в мае прошлого года таможня не выполнила план по сбору таможенных налогов и навлекла на себя резкую критику премьер-министра. Как обстоят дела с выполнением плана девяносто девятого года и каковы прогнозы на двухтысячный год?

- Плановое задание для нас в девяносто девятом году было определено в размере 184,2 миллиарда рублей. Мы его выполнили на 102 процента (собрано 187,2 миллиарда рублей). Полученный результат весьма неплох. К примеру, в июне среднедневные поступления от Московского таможенного управления в бюджет составляли 187 миллионов рублей, в октябре - 191, в ноябре - 281 миллион, а в первую декаду декабря - 305 миллионов. Рост налицо, но говорить о том, что эти показатели нас полностью устраивают, пока не приходится. По-хорошему, Москва должна давать 500 миллионов рублей ежедневно. Вот это было бы нормально.

На двухтысячный год плановое задание для нас определено в размере 327 миллиардов рублей, что в полтора раза больше прошлогоднего задания. Конечно, в план включены доходы от двукратного повышения экспортных пошлин на нефть, введения экспортной пошлины на газ и отмены льгот по толлинговым операциям. Но в то же время не надо забывать, что экспортная пошлина на нефть привязана к мировой цене на нее, а последняя практически непредсказуема. Так что на одни лишь доходы от экспорта нефти мы не надеемся. План мы будем выполнять прежде всего за счет повышения собираемости платежей при импорте. Там и есть наши основные резервы.

- Но ведь импорт не растет?

- Да, роста практически нет. В ноябре прошлого года по отношению к октябрю его рост составил всего 1 процент, в декабре к ноябрю - 5 процентов. Кстати, тенденция к снижению роста внешнеторгового оборота отмечена не только в России, но и во всем мире. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в девяносто девятом году рост мировой торговли по отношению к предыдущему году составил всего 3,9 процента, тогда как в девяносто восьмом году он составлял 4,5 процента, а в девяносто седьмом - 10 процентов.

За счет чего мы достигли роста платежей в бюджет? В первую очередь за счет наведения порядка в сфере таможенного оформления товаров. Темой этого года для нас была борьба с таможенными складами, занимавшимися откровенным криминалом. За прошедший год в Москве нам удалось ликвидировать около семидесяти таких складов.

- Что же там происходило, и как они были ликвидированы?

- Еще прошлым летом мы начали проверки деятельности таможенных складов в Московском регионе и будем проводить их дальше. Мы анализируем каждодневную работу складов - объем перечисления таможенных платежей, соответствие декларируемого товара фактически ввозимому, заявляемую таможенную стоимость. Анализ этих материалов и выводит нас на цели. Кстати, особой изощренности недобросовестные участники ВЭД не проявляют. Девяносто девять процентов всех нарушений на складах - это, о чем говорить уже набило оскомину, - декларирование товаров не своим наименованием. Причем пробавляются этим не только импортеры, но и экспортеры. К примеру, реально вывозится лом цветных металлов (пошлина 5%. - "Эксперт"), а декларируются готовые изделия, которые вывозятся беспошлинно. Когда мы такие случаи начали вылавливать, то выдавать откровенные груды лома за готовые изделия стало невозможно и из вывозимого лома стали лить чушки. Даже рисунки в виде дубовых листочков на них появились. Мол, готовое изделие.

- Что будет главным в работе таможни в наступившем году, куда она направит свое внимание?

- Двухтысячный год мы планируем посвятить выявлению нарушений во внешнеторговой деятельности путем контроля за внутренней торговлей импортными товарами и прекращению раз и навсегда практики декларирования товаров не своим наименованием. Мы уже подписали совместный приказ с МНС о проведении вместе с ними проверок розничной торговли. Очень важный для нас указ президента, вводящий новую форму счетов-фактур, подписан двадцать второго декабря девяносто девятого года.

Речь вот о чем. Импортные товары, продаваемые в рознице, должны будут сопровождаться этим счетом-фактурой, где будет ссылка на номер ГТД. Придя в любой магазин и подняв документы на продаваемый там импортный товар, мы сразу увидим, как он проходил таможню. И если в ГТД будет заявлен ввоз частей мебели (средняя пошлина на них составляет 10%. - "Эксперт"), тогда как счет-фактура выписан на мебель (пошлина 20%. - "Эксперт"), то результатом будет понятно что. Цель этой работы оторвать предприятия торговли от черных таможенных брокеров, от тех, кто декларирует товары не своим наименованием, тем самым уходя от уплаты таможенных налогов.

Мы, честно скажу, не сами это придумали, подобная практика широко используется в Западной Европе. На границе тамошние таможенники никого не трогают, товар не взвешивают. Весь контроль у них происходит внутри страны - у них внедрена так называемая система таможенного контроля после выпуска товара в свободное обращение.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее.

- Не секрет, что каждый респектабельный магазин (не буду называть никаких имен) - прежде всего речь идет о мебельных магазинах и магазинах, торгующих бытовой техникой и электроникой, - имеет при себе буферную фирму-однодневку, через которую и завозится в Россию ассортимент магазина. В девяноста девяти процентах случаев мы знаем, что товар завезен сюда контрабандно с занижением таможенных платежей. Как дело обстоит сейчас. Мы вместе с налоговиками приходим в магазин и просим предоставить документы на товар. В них значится, что товар куплен на внутреннем рынке у некоей фирмы, скажем, "Вымпел Плюс". У фирмы нет офиса и имущества, уставный капитал минимальный, и зарегистрирована она на бабушку-пенсионерку. Но одновременно она является импортером товара на десятки миллионов долларов. В большинстве случаев к нашему приходу она уже ликвидирована. Так что спросить нам не с кого. Владельцы магазина говорят нам: мы купили у "Вымпел Плюс" итальянскую мебель, а уж как там она ее оформляла на таможне, дело не наше. А оформляла она ее как части мебели. Но спросить-то нам уже не с кого.

Новая форма счета-фактуры позволит нам сделать товар прозрачным на всем его пути - от ввоза в Россию до его появления в магазине.

- Все это разумно, мы все против неуплаты налогов. Но ведь нынешние ставки пошлин частенько завышены, и завозить по ним товар просто невыгодно - такой товар рынок не востребует.

- Наша позиция известна: ставки пошлин на многие товары действительно завышены. Мы уже внесли в правительство ряд предложений по их снижению и унификации, но пока нам удалось немногое. На прошедшем в конце прошлого года заседании комиссии по защитным мерам во внешней торговле было принято решение об унификации пошлин на мясо птицы. Не вдаваясь в подробности, скажу, что при ввозе этих товаров была отмечена масса правонарушений. Сейчас решается вопрос о ставке пошлины на эту группу товаров, которая позволила бы нам вывести импортеров на легальный уровень, чтобы они могли работать честно, декларируя товар своим наименованием.

Вообще же унификация пошлин и их снижение проходят непросто. Мы сталкиваемся с вполне обоснованной позицией отраслевиков, чьи усилия направлены на защиту внутреннего производителя. И зачастую выходит так, что их лоббистская деятельность приводит к тому, что мы, спасая внутреннего производителя, губим внутреннего потребителя. Но в ответ на этот довод мы слышим вполне справедливые заявления: ужесточайте таможенный контроль. Однако ужесточать контроль можно только до определенного момента, после чего все принятые нами меры просто перестают работать. Нечестные импортеры деньгами проложили себе дорогу через таможенные органы, и контрабанда заполонила внутренний рынок. Сейчас для достижения результата надо вместе с ужесточением таможенного контроля снижать пошлины до разумного уровня.

- Владимир Путин заявил о необходимости введения стопроцентной продажи валютной выручки экспортерами параллельно с ужесточением системы валютного контроля. Что планируется сделать на сей счет, и каковы результаты уже действующей системы контроля за возвратом выручки?

- Сказать, что результаты валютного контроля, осуществляемого таможенными органами, впечатляющи, не могу, поскольку законодательно мы ограничены в своих возможностях влиять на возврат валютной выручки. Реально мы можем только лишь контролировать ее возврат и штрафовать невозвращенцев. Тогда как рычагов для возврата денег в страну у нас нет. Поэтому имеющиеся у нас данные о нарушениях валютного законодательства при экспорте и импорте товаров мы передаем в ВЭК России, чтобы он принимал меры по организации возврата валюты в страну. С первого января нынешнего года система валютного контроля распространена на внешнеторговые экспортные операции с расчетами в рублях. В ближайшее время валютный контроль планируется распространить на расчеты в рублях по импортным операциям. Схема контроля будет аналогична применяемой для валютных операций. Участники ВЭД, проводящие операции в рублях, будут заполнять паспорт сделки, банки - заводить учетные карточки и так далее. Ничего нового мы здесь выдумывать не будем.

- Как обстоят дела на российско-белорусской границе?

- Как ни печально, но проблемы там есть. Например, с унификацией таможенных тарифов и ставок акцизов. С девяносто седьмого года, когда мы с белорусскими коллегами унифицировали почти сто процентов тарифов, ситуация ухудшилась. Сейчас разночтение между нашими тарифами составляет почти тридцать процентов. В девяносто восьмом-девяносто девятом годах Россия и Белоруссия предприняли определенные действия во внешней торговле без согласования друг с другом. Например, Россия ввела экспортные пошлины, в частности на нефть и нефтепродукты, а Белоруссия этого делать не стала. В результате значительный поток российской нефти и нефтепродуктов пошел в Белоруссию, а оттуда реэкспортом в страны Прибалтики и Восточной Европы. В результате Белоруссия, почти не имеющая запасов нефти, превратилась в крупнейшего поставщика этого сырья. Так что если раньше мы говорили о беспошлинном ввозе в Россию товаров через Белоруссию, то теперь говорим о беспошлинном вывозе наших товаров через Белоруссию. Конечно, работа по решению этой проблемы сейчас ведется, и я надеюсь, что она успешно завершится, тем более что белорусские власти демонстрируют понимание этой проблемы.

Что касается импорта, то ситуация на российско-белорусской границе нормализовалась, и теперь мы не говорим об ущербе для российской казны на этом направлении. С шестнадцатого сентября действуют новые правила оформления автомобилей, ввозимых частными лицами. И теперь, прежде чем зарегистрировать в ГИБДД России ввезенный из Белоруссии автомобиль, его владелец должен посетить таможенные органы для оплаты разницы таможенных налогов, если таковая имеется. Так что канал беспошлинного ввоза автомобилей через Белоруссию сейчас перекрыт.

- Как обстоят дела с переводом счетов таможенных органов в казначейство, будет ли тендер среди коммерческих банков на обслуживание этих счетов?

- Согласно указу президента с первого января две тысячи первого года мы должны перейти на обслуживание в органы федерального казначейства. Пока же (в течение этого года) наши счета будут обслуживать коммерческие банки. Но тендер среди них проведен скорее всего будет.

В то же время мы не раз уже высказывали свою точку зрения на этот вопрос - нам этот тендер невыгоден. Ведь если на тендере победят банки, доселе этой работой не занимавшиеся, то им потребуется как минимум три-четыре месяца на налаживание работы, обкатку технологий. А в тяжелейшем для нас двухтысячном году, когда плановое задание для нас установлено высокое, я просто боюсь возможных сбоев с прохождением таможенных платежей в бюджет. Ведь банки, обслуживающие сейчас таможенные счета, работать с ними уже умеют и сбоев не допускают.

В то же время в пользу проведения нового тендера говорит тот факт, что последний конкурс среди комбанков проводился весной девяносто восьмого года. Осенью того же года список работающих с таможней банков был пересмотрен, но уже не на основе конкурса, а на основании административного решения. В то время, когда коммерческие банки испытывали известные трудности, такое решение было необходимо. Счета были переданы в банки, которые смогли гарантировать прохождение таможенных платежей без задержек. Теперь требуется устранить нынешнее недемократическое распределение, проведя конкурс.

- Кто из коммерческих банков справляется с обслуживанием таможенных счетов, а кто - нет?

- Все справляются.

- Это дипломатичный ответ или так дела обстоят на самом деле?

- Дипломатичный ответ.

- Состоится ли в две тысячи первом году переход таможни на обслуживание в казначейство?

- Конечно, и казначейство получает необходимые для отработки схемы и технологии ресурсы, в том числе и от Мирового банка. Да и опыт по обслуживанию таможни у них есть. ГТК работает с казначейством уже год, и они установили за нашими расходами весьма жесткий контроль.