Санитарно-эпидемические куплеты

На улице Правды
Москва, 07.02.2000
«Эксперт» №5 (218)
Нынешняя вспышка гриппа - вовсе не признак недуга, а совершенно напротив - символ выздоровления нации

У меня, граждане, приятное известие: скоро я заболею гриппом. Соединившись с соотечественниками в едином эпидемическом порыве, я, по правде говоря, сначала почувствую легкое недомогание. Но потом температура моего тела повысится, мышцы и суставы скует ломота, наступят вялость, социальная апатия. Поскольку неизбежны осложнения, то будет, конечно же, задета периферийная нервная система, обессилен опорно-двигательный аппарат, а если повезет, то откажет еще и мозг.

Отовсюду, впрочем, слышу я советы избежать этих важных событий, способных сильно изменить жизнь русского человека. Но советы эти происходят, быстрее всего, от недоумия: можно ли в самом деле отказаться от бесценного дара, приготовленного тебе твоей страной? Нынешний грипп, как я полагаю, - предмет национальной гордости, важнейшее демократическое завоевание Российской Федерации, главная примета предстоящего ей экономического процветания. Заболеть гриппом сегодня обязан каждый.

Последний раз я так искренне радовался успехам моей страны лет десять назад на раннем этапе перестройки общественного сознания. Задумав как-то посетить кооперативный продовольственный магазин, я, не скрою, в него и отправился. И прямо в помещении, где граждане с интересом знакомились со свободно отпускаемой колбасой, был внезапно остановлен истошным криком продавщицы рыбного отдела.

- Нина!!! - обращалась она к кассирше так, как будто бы собиралась объявить ей о начале новой мировой войны. - Ни-и-на!!! За миноги не бей!

Слово "миноги", известное мне к тому времени то ли из сказок Гофмана, то ли из школьного учебника астрономии, обычно будило в моем воображении образы полумифических женщин с дьявольскими наклонностями. Миноги, например, могли напасть на путника в лесу, подкараулить его в пещерах, наконец, парализовать его волю в каком-нибудь подвале. Новость о том, что миноги среди бела дня продаются в рыбном отделе, сильно пошатнула мои скудные представления о действительности. Впервые тогда я подумал, что со страной моей происходят какие-то совсем необратимые перемены.

Нынешняя ситуация с гриппом поразила меня ничуть не хуже рыбы. Начать с того, что грипп вообще-то известен в России довольно давно, как и любой другой недуг наподобие геморроя, вывиха лодыжки или неурожая бобовых культур. Каждый год в середине зимы в телевизоре исправно появляются печальные ученые люди с пузырьками в руках. Переливая в пузырьках пестрые жидкости, они привычно сообщают о начале эпидемии гриппа, после чего население принимается добросовестно болеть. Но потом успешно выздоравливает и возвращается к привычной игре на балалайках, бегу в мешках и хороводам. Сморкнувшись в рукав и выпоров для порядка детей, россияне вскоре забывают про грипп, справедливо понимая его как дань барской географии, воровству и бездорожью.

Но то, что произошло с гриппом в этом году, нарушило все национальные традиции. Недуг вошел в перечень главных государственных новостей. Вот он наступает с запада и востока, вот от него вымерла почти вся Европа, вот закрываются ш

У партнеров

    «Эксперт»
    №5 (218) 7 февраля 2000
    Стиль потребления
    Содержание:
    Обзор почты
    Реклама