Блестяшки из склепа

Культура
Москва, 07.02.2000
«Эксперт» №5 (218)

В ГМИИ им. Пушкина открылась выставка "Золотая казна России", впервые представляющая московским зрителям "материальные и художественные ценности" из собрания Государственного хранилища. Гохран был создан в 1920 году декретом Совета народных комиссаров для "централизации, хранения и учета всех ценностей, принадлежащих РСФСР". Однако устроители выставки предпочитают вести историю своего хранилища со времен Петра I, он-де передал государственные регалии (скипетр и державу) в государственное владение - в Царскую Рентерию, впоследствии получившую название Бриллиантовой комнаты. По сути же Гохран - это казна, то золото, которым обеспечиваются деньги. Почему бы не повести ее историю со времен, к примеру, Ивана Калиты?

Выставка состоит из двух частей: во-первых, дары природные - драгоценные камни: бриллианты, неограненные алмазы, изумруды, рубины и аквамарины. А также уникальные по величине и весу золотые самородки, по виду напоминающие морские губки, выброшенные на берег приливной волной. Вторая часть имеет вроде бы большее отношение к искусству - это ювелирные и бытовые изделия из драгоценных металлов второй половины XIX - начала XX веков. Есть ряд работ Фаберже и других признанных фирм. Чтобы разобраться в художественной ценности этих произведений, надо изучить историю формирования этой "коллекции". И окажется, что она связана с историей казны.

Деньги не пахнут. Золото тоже. Только по дате (слитки датируются) "1937" можно предположить, что оно родом с Колымы. Произведения искусства в этом смысле более точный индикатор. Например, пудовые, сделанные под ампир серебряные столовые сервизы конца XIX века - явный атрибут "новых буржуа" из купцов, а не императорской фамилии, от личного имущества которой Гохран тщетно пытается вести свою коллекцию. Путей попадания сюда два - либо послереволюционная насильственная национализация, либо, уже в 20-е, - скупка за гроши через сеть Торгсинов. Именно так многие лишились семейных реликвий, но смогли выжить. Оба пути не особенно этичны. Но суть в другом - все произведения, попавшие в Гохран, должны были проходить экспертизу, определяющую их художественную ценность и, если они таковой являлись, отправляться в музеи. Итак, устроители выставки оказались в узле противоречий - либо они дурят зрителя, показывая ему блестяшки, забракованные экспертами, либо признают, что до музеев дошло не все.

Систематизировать "коллекцию" Государственного хранилища начали недавно - в последние десять лет. Только этим и объяснимо отсутствие здесь целого пласта ювелирного искусства - церковной утвари конца XIX - начала XX века, изъятие которой в феврале 1922 года унесло немало жизней. Или все сплавили?

У партнеров

    «Эксперт»
    №5 (218) 7 февраля 2000
    Стиль потребления
    Содержание:
    Обзор почты
    Реклама