Платиноиды-рекордсмены

14 февраля 2000, 00:00

Ценовыми лидерами начавшегося года на сырьевых рынках стали три металла платиновой группы: палладий, платина и родий. На фоне их стремительного подъема как-то потускнели даже прошлогодние "взлеты" нефти или никеля, причем особенно "блистает" палладий, практически ежедневно устанавливающий новые абсолютные рекорды.

За все предшествующие десятилетия цены на палладий никогда не превышали 300 долларов за тройскую унцию, причем стандартным долгое время оставался диапазон 100-150 долларов. Но в последние два года биржевые котировки этого металла резко пошли в гору, и в начале ноября он взял планку в 400 долларов. Быстро освоившись в новой ценовой зоне, зимой палладий предпринял очередное наступление и к концу минувшей недели вплотную приблизился к отметке в 600 долларов за тройскую унцию. Параллельным курсом идут и родственные ему металлы: платина за неполные два месяца подорожала почти на треть (если в конце 1999 года она стоила 430-440 долларов за унцию, то сейчас - около 550 долларов) и достигла наивысшего за последние 11 лет уровня. Родий, за тот же срок удвоив свою цену, теперь испытывает на прочность уровень в 1500 долларов за унцию.

Общемировой спрос на платину составляет около 1 млн тонн в год; при этом примерно 40% приходятся на ювелирную промышленность, почти 30% потребляет автомобилестроение, остальная часть практически равными долями распределена между электронной и химической промышленностью, а также инвестиционной сферой. По крайней мере две из вышеперечисленных отраслей - инвестиционная и ювелирная - переживают сегодня небывалый бум. В результате небывалой в последние годы экономической экспансии США спрос на ювелирные изделия существенно вырос. Китай, один из основных мировых производителей предметов роскоши из платины, переработал в 1999 году рекордный объем металла. В минувшем году из-за недостатка физического товара ставки лизинга по платине доходили до 40% годовых (при этом необходимо иметь в виду, что и сам металл, сдаваемый в аренду, неуклонно дорожал).

Подстегнули ценовой рост и традиционные зимние задержки с поставками платиноидов из России (на долю отечественного монополиста, РАО "Норильский никель", приходятся, по различным зарубежным оценкам, от 65 до 70% мировой добычи палладия, 20-25% - платины и 15-20% - родия). Сказывается также рост спроса на металлы платиновой группы со стороны автомобилестроителей, использующих их в качестве каталитических конверторов для очистки от выхлопных газов.

Однако в отличие от предшествующих двух-трех лет поставки палладия "Норильским никелем" на мировой рынок этой зимой не прекращались (в 1999 году он наконец "выторговал" у правительства десятилетнюю экспортную квоту на палладий). По мнению председателя совета директоров РАО Юрия Котляра, возникновение сильного дефицита металла на рынке можно объяснить только отсутствием поставок со стороны двух других крупных держателей его резервов в России - Центробанка и Гохрана.

С поставками платины и родия ситуация иная: благодаря нелепой поправке в прошлогодний "Закон о госбюджете России", разрешающей экспорт этих металлов только "государственным органам", "Норильский никель" весь 1999 год был отрезан от мирового рынка и, по данным специалистов компании, потерял на этом около 7 млрд рублей. В январе думский запрет был отменен, но теперь для возобновления поставок платины РАО требуется еще и специальный президентский указ, который до сих пор Владимиром Путиным не подписан.

Влияние "российского фактора" на рынок платиноидов усиливается еще и тем, что по сути единственный альтернативный источник поставок, ЮАР, сейчас выбрасывает на рынок все, что может, и как минимум до конца года увеличить добычу не в состоянии. Правда, южноафриканцы энергично вкладываются в расширение производственных мощностей и, по оценкам ряда экспертов, в течение ближайших десяти лет смогут удвоить производство.

Планирует увеличивать производство платиноидов и "Норильский никель". Но затягивающаяся нестабильность с предложением платиноидов на мировом рынке ставит под вопрос будущую привлекательность этого бизнеса: основные потребители этих металлов, автомобилестроители, активно ищут замену их использованию в качестве катализаторов. Вполне вероятно, что еще год-другой "ценовых рекордов", и как России, так и ЮАР придется серьезно умерить свои аппетиты, чтобы найти желающих купить драгметаллы.