Страдания женщин от мужчин

Культура
Москва, 06.03.2000
«Эксперт» №9 (222)

Театр "Современник" чуть не рухнул под громом аплодисментов на премьере спектакля "Играем... Шиллера" в постановке литовского режиссера Римаса Туминаса. К московским триумфам ему не привыкать. Вспомним, например, заснеженный "Маскарад" - зловещий и смешной карнавал, где придуманный режиссером персонаж "человек-зима" только и делал, что на протяжении всего спектакля лепил снежный шар, пухнущий по мере нарастания страстей.

В новой постановке режиссера роль стороннего наблюдателя и дирижера исполняет немой блаженненький шут (Дмитрий Жамойда). Этот характерный режиссерский прием-самоцитата в спектакле не единственный. Так же, как в "Маскараде", сценический текст отличается от литературного источника. У Туманиса "Мария Стюарт" - это прибалтийская сага, где гений романтика Шиллера и современный зритель соприкасаются с вечностью. История двух королев, Елизаветы Английской и Марии Стюарт, - трагедия женских судеб. Две сестры, такие разные и похожие одновременно, страдают от невозможности счастья, любви, от равнодушия и жестокости мира. И в основном мира мужчин. Мортимер (Максим Разуваев) своим неистовым рвением спасти Марию Стюарт (Елена Яковлева) невольно подписывает ей смертный приговор, а граф Лестер (Игорь Кваша) становится причиной смертоносной ревности королевы Елизаветы (Марина Неелова). Из-за Лестера она и убивает сестру. Этим двум несчастным женщинам совсем нет дела до власти и безликой воли народной. Для них существует только сам поединок, и если одной из них суждено восторжествовать, а другой - погибнуть, то это не делает победительницу счастливей.

Женский дуэт солирует в спектакле. Марина Неелова играет несчастную женщину-королеву, заточенную в тюрьму мужских обязанностей. Куклу-марионетку, выплакавшую все слезы, почти теряющую рассудок от сознания содеянных грехов. Елена Яковлева - ритуальная жертва, для которой возможная свобода может обещать только дальнейшее насилие.

Психологическим глубинам игры актеров вторит живой мир предметов-метафор в сценографии Адомаса Яцовскиса. Заряженные смыслом предметы ведут свой беззвучный диалог со зрителями. А сопровождает его пронзительный полет музыки композитора Фаустаса Латенаса.

Сегодня никого не удивишь художественным авангардом и новизной внешних форм. Но можно поразить не уступающим источнику современным прочтением. Что и удалось Римасу Туминасу в спектакле "Играем... Шиллера".

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №9 (222) 6 марта 2000
    Санкт-Петербург
    Содержание:
    Элитарные мысли

    Крупные бизнесмены Петербурга не любят, когда их город называют самым криминальным местом страны

    Обзор почты
    Реклама