Земельный передел

Политика
Москва, 06.03.2000
«Эксперт» №9 (222)
На юге Ставропольского края назревает этническая война

Недавний инцидент на Ставрополье, когда около 300 парней, ногайцев и даргинцев, сошлись стенка на стенку, оказался неожиданным только для власть имущих. Те годами закрывали глаза на обострение межнациональной напряженности во вверенном им регионе России. Местные жители давно ждали чего-то подобного. Однако и они были поражены масштабами противостояния. Столкновение не ограничилось кулачными потасовками, как бывало раньше. На этот раз в Махмуд-Мектебе, небольшом ногайском селе недалеко от границы с Дагестаном, сошлись люди, вооруженные помимо традиционного холодного оружия гранатами, охотничьими ружьями и даже гранатометами. На разборку явились не только местные, с рождения живущие на этой земле мужчины, но и приезжие из Дагестана и близлежащих ногайских сел.

Столкновение в Махмуд-Мектебе серьезные аналитики называют даже началом этнической войны на юге и востоке Ставропольского края. Разумеется, чеченская бойня пока заслоняет происходящее в Ставрополье от внимания широкой публики. После махмуд-мектебского противостояния вряд ли кому удастся убедить общественность в том, что мы имеем дело с "конфликтами чисто бытовыми или на хозяйственной почве", хотя власти и пытались представить их таковыми. В частности, столкновение в Махмуд-Мектебе некоторые чиновники поспешили назвать "дракой местных парней, не поделивших девчонок".

Дружбу съели овцы

Впрочем, на "чистую бытовуху" у нас предпочитают сваливать все, что касается межнациональной розни: будь то преследования кавказцев на московских рынках или борьба черкесов и карачаевцев за власть в крохотной республике. Не видеть проблему проще - не нужно ломать голову над ее разрешением, рискуя ошибиться в столь коварной сфере, как межнациональные отношения. Куда милее тешить себя привычной байкой о "дружной семье народов", а на всех, кто говорит о грядущей опасности, вешать ярлыки националистов или шовинистов. Увы, давно пора признать, что, живя в многонациональном государстве, мы не знаем, как сделать, чтобы многочисленные этносы, населяющую нашу страну, не грызлись по любому поводу. Но беспокоит не только это - в конце концов в благополучной Канаде тоже не очень знают, как усмирить демонов национализма. Беда в том, что по большому счету мы ничего не делаем, чтобы ситуация начала меняться к лучшему. И особенно больно это сказывается на Северном Кавказе, где 17 миллионов населения разделены на полторы сотни национальностей, все еще продолжающих делить небольшую территорию на сферы влияния. Конфликт, о котором речь, - лишь локальное отражение общекавказской ситуации.

Собственно, у противостояния народов на Ставрополье старые корни, уходящие если и не во времена Ивана Грозного, присоединившего Астраханское ханство к русскому царству, то уж в советскую эпоху точно. С одной стороны в нем участвуют осколки некогда великой Ногайской орды, ныне превратившейся в небольшую народность. Ногайские поселения разбросаны по всему Северному Кавказу - от Дагестана до Карачаево-Черкесии, и потому их невозможно объединить в неко

Новости партнеров

«Эксперт»
№9 (222) 6 марта 2000
Санкт-Петербург
Содержание:
Элитарные мысли

Крупные бизнесмены Петербурга не любят, когда их город называют самым криминальным местом страны

Обзор почты
Реклама